Главная » Регионы » Казань » Татарский акцент в состязании больших оперных актрис

Татарский акцент в состязании больших оперных актрис

Альбина Шагимуратова и Аида Гарифуллина в Зальцбурге: контекст и подтексты

«БИЗНЕС Online» начинает серию репортажей с самого престижного музыкального форума мира — Зальцбургского фестиваля, в числе главных героинь которого в этом году оказались певицы из Татарстана. На будущей неделе читайте рассказ о премьере моцартовской «Волшебной флейты» с участием Альбины Шагимуратовой, ближе к концу фестиваля — рецензию на концертное исполнение «Искателей жемчуга» Бизе с Аидой Гарифуллиной. Сегодня музыкальный критик Дмитрий Ренанский рассказывает о повестке дня Зальцбурга-2018.

Татарский акцент в состязании больших оперных актрис

ЗАЛЬЦБУРГ ПОВЫШАЕТ ГРАДУС

На родине Моцарта установилась аномальная жара — днем температура редко опускается ниже 30 градусов. Между тем фестивальная публика, вторую неделю кряду штурмующая театральные и концертные площадки Зальцбурга, выглядит разгоряченной отнюдь не летним зноем — в этом году к австрийскому форуму приковано особое внимание. Нынешний фестиваль — второй по счету для худрука Маркуса Хинтерхойзера: после сенсационного дебюта новому интенданту нужно было прыгнуть через голову, чтобы повторить прошлогодний успех. Впрочем, этим летом Зальцбургу едва ли не впервые за минувшее десятилетие благоволила конъюнктура оперного рынка: все последние годы фестиваль проигрывал в репутационной борьбе своему главному конкуренту — форуму во французском Экс-ан-Провансе, который опытный продюсер Бернар Фоккруль превратил в 2010-е годы в музыкальный центр Европы, притягивавший лучших оперных режиссеров нашего времени — от Дмитрия Чернякова до Робера Лепажа и Кети Митчелл. Этим летом город серьезно сдал позиции — по-настоящему резонансной не стала ни одна из пяти фестивальных премьер, так что у Зальцбурга появилась прекрасная возможность отыграться.

Фестиваль открылся еще 20 июля, но всерьез набрал обороты лишь в первых числах августа: по сложившейся в последние годы традиции первая неделя отдается на откуп концертной серии Ouverture spirituelle — какой бы весомой и представительной ни была эта концертная программа, «Духовной увертюре» в афише Зальцбурга отведена роль аппетайзера. 28 июля полноценный старт программе дала премьера «Саломеи» Ромео Кастеллуччи, на прошлом уик-энде в игру вступила «Пиковая дама» в режиссуре застрельщика оперной революции 1990-х годов Ханса Нойенфельса, а на следующей неделе будут представлены сразу два новых спектакля — «Коронация Поппеи» Клаудио Монтеверди в постановке Яна Лауэрса и «Бассариды» Ханса Вернера Хенце в сценической версии Кшиштофа Варликовского. Каждый из этих спектаклей показывается 6–7 раз, причем самое жаркое время на фестивале обычно приходится на вторую декаду августа, когда за несколько дней можно увидеть подряд все главные премьеры Зальцбурга — именно тогда концентрация продюсеров, журналистов и культурных туристов со всего мира достигает на берегах реки Зальцах критических величин.

Эпицентр фестивальной жизни — масштабный театральный комплекс, расположившийся у подножия горы Менхсберг: здесь, на месте построенных в XVII веке дворцовых конюшен, располагаются дирекция и три ключевых площадки форума. Самая вместительная и почетная — Большой фестивальный дворец на 2179 мест: именно здесь в «Волшебной флейте» выступает Альбина Шагимуратова, «Пиковой дамой» дирижирует легендарный маэстро Марис Янсонс, а Аида Гарифуллина делит сцену в «Искателях жемчуга» с Пласидо Доминго. Рядом высеченная прямо в скальной породе Felsenreitschule «Школа верховой езды»: на ее громадных, скошенных к углу подмостках показывают «Саломею» и «Бассарид». Здесь же располагается и самая современная сцена Зальцбурга — Haus für Mozart, «Дом для Моцарта», акустика которой идеально подходит для барочного узорочья «Коронации Поппеи». Почти каждый вечер представления идут одновременно на всех трех фестивальных площадках. Когда по окончании спектаклей зрители высыпают на улицу, обмениваясь впечатлениями и перемешиваясь между собой, вспоминается фраза доктора Дорна из чеховской «Чайки» про «улицу, запруженную народом… движешься в толпе без всякой цели, туда-сюда, по ломаной линии, живешь с нею вместе, сливаешься с нею психически и начинаешь верить, что в самом деле возможна одна мировая душа».

Татарский акцент в состязании больших оперных актрис

ПРАВИЛА ИГРЫ

На первый взгляд может показаться, что пестрая, тучная, перенасыщенная информационными поводами программа Зальцбурга отказывается подчиняться какой-то внутренней драматургии. На самом деле это, конечно, отнюдь не так — кураторы нагнетают совершенно хичкоковский по духу саспенс, с каждой новой неделей все больше и больше подогревая градус напряжения: сначала в большую фестивальную игру один за другим вводятся оперные спектакли, на точку золотого сечения афиши приходится цикл из девяти симфоний Бетховена в исполнении оркестра musicAeterna под управлением Теодора Курентзиса (15–23 августа). В Зальцбурге пермякам не избежать сравнения с носителями старой европейской оркестровой традиции, тем более что Хинтерхойзер предоставляет своей публике пищу для раздумий, сталкивая концерты musicAeterna  лоб ко лбу с выступлениями Венских и Берлинских филармоников. Последние приезжают в Зальцбург со своим новым главным дирижером Кириллом Петренко — аккурат под занавес форума (26–27 августа), когда зрители устали от театральных впечатлений и самое время выложить главные козыри концертной программы.

Среди них и дуэт Анны Нетребко и Юсифа Эйвазова (29 августа), и концертное исполнение «Искателей жемчуга» (23 и 26 августа) — два этих вечера уже сейчас можно назвать самыми востребованными и дефицитными событиями концертной афиши: именно они наравне с «Саломеей» и «Пиковой дамой» в театральном блоке форума вызывают наибольший зрительский ажиотаж. В Зальцбурге билеты всегда разлетаются за считанные дни и даже часы после традиционного ноябрьского старта продаж, но потом нередко появляются в интернет-кассе. На этой неделе, например, на официальном сайте Salzburger Festspiele можно было обзавестись местом и на ближайшие представления «Волшебной флейты» (по 260 евро) и на «Итальянку в Алжире» с Чечилией Бартоли и Ильдаром Абдразаковым (по 340 евро при верхнем тарифе в 430 евро).

Татарский акцент в состязании больших оперных актрис

Фестиваль только начался, впереди еще несколько важнейших оперных премьер, но одну примечательную тенденцию можно с уверенностью констатировать уже сейчас: зрители «Саломеи» и «Пиковой дамы» говорят в первую очередь о музыкальном качестве спектаклей и уж потом с восторгами (или, напротив, божбой) отзываются о театральной стороне дела. Главными героями первой трети Зальцбурга-2018, как ни крути, стали певцы и дирижеры: «Пиковая дама» войдет в новейшую историю оперного театра как очередной триумф Янсонса, а «Саломея» — как бенефис литовской сопрано Асмик Григорян, заслонившей даже итальянского режиссера-визионера Кастеллуччи.

И вот что, пожалуй, самое любопытное. Хоть в революционные 1990-е годы Жерара Мортье, хоть в буржуазнейшие 2010-е Александра Перейры, Зальцбургу во все времена и при всех интендантах приходилось в большей или меньшей степени считаться с его консервативными генами — даже в те годы, когда австрийский форум стал меккой режиссерской оперы, здесь превыше всего ценились хорошие голоса и шло равнение на золотой век фестиваля, прошедший под знаком Элизабет Шварцкопф, Дитриха Фишера-Дискау, Кирстен Флагстад и Джульетты Семионато. В этом смысле программа Зальцбурга-2018 при всей ее погруженности в актуальный театральный контекст неожиданно выглядит прежде всего состязанием больших оперных актрис, в котором Шагимуратова и Гарифуллина соревнуются с Григорян, Бартоли и Стефани д’Устрак — делайте ваши ставки, господа опероманы!

Татарский акцент в состязании больших оперных актрис

ВОЛШЕБСТВО НОН-СТОП

Ближайший повод для похода в тотализатор — «Волшебная флейта» Моцарта, едва ли не самая статусная премьера фестиваля: в оркестровой яме — Венские филармоники, на сцене — постановка американской сверхновой Лидии Штайер, выпустившей лучший оперный спектакль-2017 по версии авторитетного журнала Opernwelt. Генеральный партнер постановки — Swarovski, певцы одеты в костюмы венского дизайнера Урсулы Кудрны, инкрустированные тысячами драгоценных кристаллов.

Партию Царицы ночи Шагимуратова впервые спела в Зальцбурге в 2008 году, и формально выступление в «Волшебной флейте», с которой началась ее международная карьера, выглядит долгожданным камбэком певицы на сцену. Но у этого ангажемента есть еще один немаловажный подтекст: в июле Шагимуратова уже исполнила свою коронную партию на музыкальном фестивале в Баден-Бадене и тогда же записала «Волшебную флейту» для культового лейбла Deutsche Grammophon в компании с Ролландо Вильясоном и Клаусом Флорианом Фогтом. Главный дирижер нью-йоркской Метрополитен-оперы Янник Незе-Сеген собирает для своего моцартовского проекта лучшие вокальные силы, и приглашение к сотрудничеству Шагимуратовой выглядит, конечно, ее признанием как лучшей Царицы ночи нашего времени. Именно такой статус ей предстоит подтвердить в Зальцбурге. Но об этом — на следующей неделе.

Дмитрий Ренанский

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector