Главная » Регионы » Казань » Агония КЗСК: банкротство откладывается, но состояние критическое

Агония КЗСК: банкротство откладывается, но состояние критическое

ВЭБ не смог пролоббировать распродажу имущества каучукового завода — план спасения снова в ходу

Новому внешнему управляющему КЗСК дали очередной шанс подготовить план реструктуризации долгов предприятия, хотя он ходатайствовал в суде о банкротстве завода. Тем временем предприятие лишилось доверия контрагентов и части персонала, «Татэнерго» намерено отключить его от тепла за долги, а головное здание еще дышащего завода внезапно выставлено на торги. Каковы теперь варианты развития событий вокруг стратегически важного предприятия России, выяснял «БИЗНЕС Online».

Агония КЗСК: банкротство откладывается, но состояние критическое

Есть ли у вас план, мистер внешний управляющий?

Арбитражный суд РТ вчера рассматривал заявление КЗСК о собственном банкротстве и заявление ВЭБ.РФ о банкротстве компании, объединенные в одно производство. Это заседание могло бы стать логичным переломом эпопеи КЗСК: о введении конкурсного управления на котором договорились 4 апреля кредиторы на общем собрании. После чего бессменный внешний управляющий завода Павел Медведев покинул пост, а его место заняла Ольга Рущицкая. Однако случилось «но»: легитимность их решения успешно обжаловал «Спурт» банк в лице Агентства по страхованию вкладов, так что агония стратегически важного предприятия Татарстана продолжилась. 

Этот исход, похоже, предчувствовала основной представитель ключевого кредитора, ВЭБа, Юлия Шевела, которая на заседание не явилась. Дело было рассмотрено без представителей госкорпорации. Напомним, 4 апреля именно Внешэкономбанк пролоббировал конкурсное управление, занял все три места в комитете кредиторов и перенес дальнейшие собрания в Москву. Но 22 мая судья Лейсан Ахмедзянова, которая вела и сегодняшний процесс, признала все эти решения недействительными. Известно, что АСВ давно пытается пробиться в комитет кредиторов КЗСК и участвовать в принятии ключевых решений, но пока что ВЭБ занимает лидирующую позицию. 

Сегодня представитель нового внешнего управляющего Максим Лавкин поддержал заявление о банкротстве КЗСК, но не особенно настаивал на нем, оставив в итоге решение на усмотрение суда. «Как известно, суд отменил решение комитета кредиторов, но мы считаем, что основания для введения конкурсного производства все равно есть. Во-первых, не был представлен план внешнего управления в течение более чем четырех месяцев, и в принципе никаких действий не предпринимается по восстановлению платежеспособности. В настоящий момент с нами практически все контрагенты прекратили взаимодействие. Сегодня вот было исковое заявление „Татэнерго“, которые хотят с нами расторгнуть договор теплоснабжения…» — пожаловался он.

Судья поинтересовалась, какие меры были предприняты по составлению плана внешнего управления (и, соответственно, спасения предприятия), и тут выяснилось, что никакого плана пока нет — все ждут решения нового собрания кредиторов.

— Как можно принять решение о собрании кредиторов, если вы не приступили к разработке плана? — не поняла судья.

— С учетом того, что было отменено решение кредиторов, мы и приступили.

— Одно от другого как зависит? У вас есть обязанности как у внешнего управляющего, вы должны их исполнять, — не отступала Ахмедзянова.

— Мы их и исполняем, — заверил Лавкин. — В соответствии с процедурой, предусмотренной законом о банкротстве, мы проведем собрание кредиторов, на котором представим план внешнего управления. 

На том в итоге и порешили. Лавкин пояснил, что у Ольги Рущицкой было два месяца для представления плана, и время еще есть. Присутствующие кредиторы: «Акибанк», банк «Йошкар-Ола» «Татнефть АЗС Центр», АСВ, представляющий «Спурт банк», а также КФУ и  налоговая — сошлись на том, что вводить конкурсное управление преждевременно, поскольку план внешнего управления еще не разрабатывался, и надо дать такую возможность новому внешнему управляющему.

«Разногласий в том, какая ситуация сложилась, ни у кого нет, есть лишь неопределенность в том, какие из этого должны следовать выводы. С нашей точки зрения то обстоятельство, что не введен план внешнего управления, не может служить основанием для введения конкурсного производства. Не только и не столько потому, что отменены результаты собраний, но потому, что в силу объективных причин план не разрабатывался: в связи с обеспечительными мерами долгое время было блокировано первое собрание комитета кредиторов, внешний управляющий по сути был исполняющим обязанности, что ставило под сомнение юридическую возможность утвердить план. Сейчас внешний управляющий назначен, надо дать ему возможность закончить выполнение своих обязанностей», — вступился за предприятие представитель АСВ.

Так что вопрос о банкротстве откладывается в очередной раз — до 17 июля, а до этого ожидается новое собрание кредиторов — уже в Казани.

Агония КЗСК: банкротство откладывается, но состояние критическое

С минпромторгом проходят встречи чуть ли не каждую неделю, но…

Но как быть с тем планом внешнего управления, который подготовил предыдущий внешний управляющий Павел Медведев и который ему даже не дали зачитать на историческом собрании 4 апреля? Лавкин оценил его не очень высоко.

«План внешнего управления бывшим управляющим не готовился толком. Он разрабатывался, но в общих чертах представляет собой просто компиляцию норм закона о банкротстве и какие-то гипотетические пути восстановления платежеспособности. Конкретных предложений в нем нет», — пояснил Лавкин после судебного заседания, уточнив, что при составлении нового плана внешнего управления наработки Медведева вряд ли будут взяты за основу, хотя их, безусловно, учтут. 

Он подтвердил, что в рамках спасения предприятия обсуждались возможности получения субсидий минпромторга и увеличение стоимости продукции на 40% (чему, впрочем, мешает антимонопольное законодательство). «Вопрос господдержки обсуждается, с минпромторгом проходят встречи чуть ли не каждую неделю. У ВЭБа было совещание с предприятиями оборонного комплекса, с ними обсуждался вопрос взаимодействия с КЗСК по давальческой схеме, и на сегодняшний день каких-то мероприятий и действий от других контрагентов нам не поступало. Наоборот, с нами не хотят сотрудничать. Если „Татэнерго“ расторгнет с нами договор теплоснабжения, деятельность просто прекратится», — признал он.

Сейчас, по его словам, работа на КЗСК еще ведется, но только в части поступающих заказов — по так называемой давальческой схеме. «Нам представляют материалы, мы изготавливаем из них то, что нам заказывают. Часть сотрудников там еще работает, — объяснил представитель внешнего управляющего, затруднившись назвать процент загрузки предприятия. — Фактически гособоронзаказ мы сейчас не выполняем — мы только взаимодействуем с агентами, которые его выполняют. Экономическое состояние критическое. Поэтому и принимается решение о введении конкурсного производства».

Так что теперь все зависит от плана и нового решения комитета кредиторов. Если они утвердят план, будет продолжена процедура внешнего управления. Но у нее тоже есть свой срок давности: внешнее управление может продолжаться не более двух лет, и первый год заканчивается уже в августе.

Агония КЗСК: банкротство откладывается, но состояние критическое

ЗДАНИЯ И ЗЕМЛЯ КЗСК УЖЕ НА ТОРГАХ

Между тем, на удивление, на открытую продажу выставлены здания и земельные участки еще живого и работающего завода КЗСК на ул. Лебедева, 1. В том числе и головное здание заводоуправления. Это имущество продает Российский аукционный дом на банкротных торгах. 

Как же так вышло, что химическое предприятие, которое еще само не успело вступить в стадию конкурсного производства, распродается по частям? Дело в том, что здания и земельные участки оказались в залоге обанкротившихся фирм, принадлежащих владелице КЗСК Евгении Даутовой: ООО «Аргент-К», ООО «Арахуз», ООО «Райсад» и других. Это, по всей видимости, те конторы, через которые и осуществлялось дофинансирование строящегося КЗСК-Силикон из Спурт Банка — собственно, за это Банк России и привлек бизнес-вумен к ответственности. 

Словом, эти залоги юридически сработали и попали на банкротные торги. Например, в объявлении на Авито.ру здание заводоуправления предстает во всех красках на фотографиях. На них можно увидеть фасад с крупной вывеской «Казанский завод синтетических каучуков» с высокими елками впереди, коридоры, украшенные стендами с памятными фотографиями  и флагами, кабинеты с кожаными диванчиками и даже туалеты. Согласно официальным данным, это трехэтажное капитальное здание площадью 3,4 тыс. кв. м, к нему прилагается земельный участок площадью 1,8 тыс. кв. м. Объект выставлен за 90,8 млн рублей. Для участия в аукционе нужно предоставить задаток в размере 18,2 млн рублей до 3 июля. Сами торги пройдут 5 июля с 11.00. 

Отдельно продаются здания кислородной установки, наполнительной с рампой, склад азота и кислорода с земельным участком — все это стоит 47 млн рублей. Корпус производства латекса стоит 21 млн руб., опытно-производственная установка для ВАЗа — 11 млн руб. Земельный участок 2,23 га стоит 49 млн рублей. 

Внешний управляющий при этом оказался не в курсе ситуации. «В процедуре банкротства КЗСК торги не начинались, никаких помещений и зданий на продажу не выставлялись. Официальные сообщения о торгах размещаются на едином федеральном ресурсе сообщений о банкротстве. Там этого точно нет. Мы изучим данный вопрос, но уверены, что здания не продаются на данный момент», — так прокомментировал Лавкин продажу завода.  

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector