Главная » Регионы » Казань » Артем Когданин: «Желания заходить туда на яхте ценой в 250 миллионов у них больше не было»

Артем Когданин: «Желания заходить туда на яхте ценой в 250 миллионов у них больше не было»

Как республика теряет огромный туристический потенциал из-за неразвитой водной индустрии

Директор и сооснователь компании по производству светодиодных светильников Ledel Артем Когданин в авторском блоге на «БИЗНЕС Online» рассказал о своем опыте хождения по Волге и проблемах судоходной инфраструктуры Татарстана.

Артем Когданин: «Желания заходить туда на яхте ценой в 250 миллионов у них больше не было»

КАК Я 10 ЧАСОВ ПЛЫЛ ДО КАЗАНИ 60 КМ

Недавно увидел новость о застрявшем на мели прогулочном катере «Ярославец» и задумался. Я обожаю плавать по Волге летом, нам в Казани очень сильно повезло, что у нас есть такая возможность. Но почему инфраструктура вдоль великой реки оставляет желать лучшего? В республике стремительно развивается туризм, но волжским путешествиям внимание почему-то не уделяется.

Расскажу показательную, на мой взгляд, историю. В конце сезона всегда возникает вопрос с зимовкой лодки. Пару лет назад я чуть затянул и оставил свой небольшой катер (около 8 метров) у пирса дома в поселке Тетеево до поздней осени, и еще несколько дней промедления могли оставить меня без лодки. Я чуть затянул с переходом на зиму и не учел важной детали — уровень воды к концу сезона в Волге сильно упал, и мое судно оказалось в настоящей ловушке. Вокруг мель и лишь небольшие протоки.

Оставлять лодку зимовать на воде нельзя. Лед сломает стеклопластик и о катере можно забыть. Мне пришлось выбираться из этого плена. Первые метры осеннего путешествия шли нормально, а потом вдруг воды стало буквально по пояс, кое-где еще меньше. Летом с заводью все в порядке, суда беспрепятственно ходят, но теперь до весны тут уже ничего не изменится. Казань от того берега находилась в 60 км по воде, и я со своим другом понял, насколько трудная экспедиция нам предстоит.

На наше счастье дно там глинистое, а не каменное и можно было пробираться через мелководье. Так мы проплыли метров 15 и встретили мужчину, который ловил рыбу, сидя на табуретке на том месте, где мы проходили на лодке все лето. И тут стало понятно, что мы еще шли по глубоким местам, при том что винт уже месил исключительно грязь.

За 2 часа такого «путешествия» мы прошли метров 30. Дошли до места, где навстречу нам вышел человек, волочивший резиновую лодку: «Здесь проще так». И вот тут стало по-настоящему грустно. Вперед не пройти, назад тоже.

Артем Когданин: «Желания заходить туда на яхте ценой в 250 миллионов у них больше не было»

Ко всем нашим бедам начало смеркаться. На глубине ночью не так-то просто маневрировать, а тут практически на мели и в темноте. Через пять часов за нами осталось всего 100 метров. В какой-то момент мы уже приноровились и воды стало побольше. Вышли на середину Волги и тут эхолот вдруг стал показывать резкое падение глубины. Друг вышел к краю лодки, когда мы остановились, посветил фонариком и сказал, что видит дно. А там уже не глина. Дно может быть каменное. Если стеклопластиковой лодкой наткнуться на него, то все может закончиться очень драматично как для нее, так и для нас. Пришлось прощупывать дно палкой и так выходить к фарватеру. Спустя 10 часов, уже поздней ночью мы пришли в яхт-клуб. Я только помню, как уткнулся носом катера в причал, позвонил директору, а тот сам припарковал. Этот переход в ноябре 2016 года запомню навсегда.

Артем Когданин: «Желания заходить туда на яхте ценой в 250 миллионов у них больше не было»

СТРАННО ГОВОРИТЬ О ПРОБЛЕМАХ ВОЛГИ, КОГДА ВСЕ ЛЮБЯТ «ВОДУ»

Эта история не только про мои приключения, а про отсутствие инфраструктуры. В таком положении никому не позвонишь, просто нет никаких служб. Мы привыкли, что сейчас в любой момент нам могут помочь. Прорвало трубу — один звонок, и довольно скоро вам все починят. Тяжелая ситуация на дороге, и эвакуатор готов вас спасти. Из-за утраченной культуры речной навигации, которая с развалом СССР потеряла массовость, этот пласт жизни остается без поддержки. Да, мой случай нестандартный и в то же время комично-печальный. Но регулярно происходят более опасные инциденты, когда ты также остаёшься без помощи.

Однажды у меня кончилось топливо возле Свияжска. Мне оставалось звонить только знакомым. Одного не было в городе, у второго сломалась лодка, третий сможет приехать через 4 часа. Ни в одной стране, где есть выход к большой воде, таких проблем не бывает.

В той ситуации я мог позвонить в ГИМС (Государственная инспекция по маломестным судам), и ко мне бы точно приехали. Но вызывать ГИМС ради бензина довольно странно. Возможно, в этот момент кому-то реально нужна помощь. Здесь только остается надеяться на знакомых.

В Казани всего два больших яхт-клуба, хотя потребность в них значительно выше. В Самаре, например, их с десяток. Видимо, там идет поддержка со стороны властей региона и что-то осталось со времен СССР. Непонятно, почему у нас не идут по такому же пути. У многих успешных людей Татарстана есть яхты. Было бы меньше вопросов, если бы элита была «сухопутной», но это не так. У нас не меньший потенциал, в сравнение с Самарой, а, может, даже и больший. Ведь кроме Волги в Татарстане ещё есть Кама и Вятка.

Артем Когданин: «Желания заходить туда на яхте ценой в 250 миллионов у них больше не было»

Немного непонятно, как мы сталкиваемся с такими проблемами, когда в Казани три верфи. Яхты Velvette Marine вообще уходят на экспорт, в основном в Европу. Все есть: от потенциала до желания людей. Но у нас лодки есть только у тех, кто живет у воды или держит свой пирс, потому что иначе никак.

В городе есть лодочная станция возле «Ривьеры» на 5 лодок. И речь же не об огромных яхтах. У кого они есть, могут сами построить себе лодочную станцию. Люди среднего достатка могут взять лодку, но поставить в столице Татарстана ее будет практически негде. Кто-то мог бы приезжать в город с дач, например.

Артем Когданин: «Желания заходить туда на яхте ценой в 250 миллионов у них больше не было»

ОСТАЁТСЯ ТОЛЬКО СТАРАЯ «АРКАДИЯ»

И это не самая большая головная боль. У нас нет заправочных станций для лодок. Раньше была плавающая от Татнефти. Сейчас топливо нужно привозить самостоятельно, в бочках или канистрах. А это не маленькие объемы: в среднем размер бака от 300 литров до тонн, а расход 200 литров в час. Можно потратить целый день просто на заправку лодки. Когда появилась проблема с заправками, я просто продал катер. Ее надо заправлять раз в две недели, если ходишь часто. Некоторым хватает на сезон, но для меня это неактуально. Пришлось продать свое судно и взять у друга обычную пластиковую лодку. В итоге на такой моторной лодке прокатался всё лето.

Есть живой пример. Транзитом через Казань шла большая яхта метров 30. Ей нужно было где-то переночевать. Капитан судна предварительно связался с яхт-клубом «Локомотив». Однако зайти туда он не смог, так как лоция была неверной. В результате огромная лодка напоролась на мель. Хорошо, что там песок, но еще неизвестно, что у них произошло с винтами. Желания заходить туда на яхте ценой в 250 млн рублей у них больше не было. После этого капитан ночью вынужден был искать другое место. Хорошо, что есть другой яхт-клуб, куда яхта смогла встать. Да и то пришлось сначала созвониться с руководителем того яхт-клуба для подробной консультации. Нужно было подвинуть остальные лодки, и все происходило в 1,5-миллионной Казани — городе, который мы считаем одним из самых продвинутых в стране. Хотя это далеко на самая большая яхта. К примеру, «Омик», «Метеор», «Ракета» длиннее.

Артем Когданин: «Желания заходить туда на яхте ценой в 250 миллионов у них больше не было»

Намного чаще приходится сталкиваться с более реальными затруднениями. Ко мне постоянно приезжают друзья и просят покатать их по Волге. Я бы с удовольствием взял бы в аренду лодку на день, а предложить нечего. Стоит одна старинная «Аркадия», на которую смотреть не хочется. Например, в той же Самаре с этим нет никаких проблем. Там даже устроят кейтеринг, и это не будет стоить больших денег.

Артем Когданин: «Желания заходить туда на яхте ценой в 250 миллионов у них больше не было»

Из-за отсутствия инфраструктуры владельцы частных яхт вынуждены ставить их возле берегов, дач и других мест, где можно оставить лодку. Так что перед покупкой судна, нужно хорошо подумать, где его потом «парковать». Пример того, что водные маршруты актуальны — паромная переправа на Верхнем Услоне, она постоянно забита.

В принципе, у любого солидного дачного поселка должен быть небольшой подход для владельцев лодок под чьим-то владением. Остается только надеяться, что когда-нибудь нам удастся исправить столь трудное положение.

 Фотографии из личного архива Артема Когданина

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector