Главная » Регионы » Казань » Богатые тоже плачут: топ-100 самых убыточных компаний Татарстана

Богатые тоже плачут: топ-100 самых убыточных компаний Татарстана

Антирекорды Ford-Sollers и других резидентов ОЭЗ, катастрофический шлейф Мусина и Даутовой, а также «гадкие утята» Егорова

Из 115,7 тыс. прописанных в Татарстане юрлиц почти 10 тыс. — убыточные. «БИЗНЕС Online» отобрал из них первую сотню компаний, которые сильнее всего бьют по кошельку владельцев. Сколько миллионов потеряли компании Роберта Мусина и его ближнего окружения, почему Ford готовит побег из РТ, чьи убытки с лихвой покрывает «Росатом» и смогут ли «сыны турецкоподданных» заработать на туалетной бумаге, а бельгийцы — на подгузниках, читайте в нашем обзоре.

Богатые тоже плачут: топ-100 самых убыточных компаний Татарстана

РЕШИТСЯ ЛИ FORD СБЕЖАТЬ ИЗ РОССИИ?

Сегодня «БИЗНЕС Online» представляет читателям проект, призванный оценить татарстанский бизнес с новой точки зрения. Наши читатели хорошо  знают наш основной топ-300, а также связанный с ним рейтинг самых прибыльных компаний республики. Теперь мы предлагаем развернуть картину на 180 градусов и посмотреть, кто входит в антирейтинг убыточных компаний РТ. Для этого мы проанализировали финансовые показатели компаний по итогам 2017 года — как бы ни хотелось самым нетерпеливым нашим читателям, более свежие данные по непубличным структурам, АО и ООО, появятся только осенью 2019-го. Из 115,7 тыс. прописанных в Татарстане юрлиц в отчетном году принесли убыток 9,6 тыс. (или 8,3% от общего количества), из которых мы отобрали 100 предприятий и организаций с наибольшими потерями. Заметим, что не всегда убытки свидетельствуют о провалах — например, к ним могут привести крупные инвествложения. Кроме того, убытки на определенном временном промежутке могут быть и частью стратегии по захвату рынка. Тем не менее это в любом случае повод для размышлений.

Богатые тоже плачут: топ-100 самых убыточных компаний Татарстана

Первое место в не самом престижном зачете занимает ООО «Форд Соллерс Холдинг». Его местный производственный актив «ФС Елабуга» вышел на прибыль 603 млн рублей, после полученного в 2016 году убытка на 420 млн рублей. Однако сама головная компания, зарегистрированная в Челнах, потеряла 13,6 млрд рублей! Суммарно за 2014–2017 годы убытки Ford-Soller вообще составили 56,7 млрд рублей. Бесконечно так продолжаться не могло, и сразу после новогодних праздников головная компания озвучила новую стратегию. Речь, в частности, идет о масштабных сокращениях рабочих мест на европейских заводах, включая Россию и Турцию, а также о выходе компании из сегментов, которые не приносят прибыли. Главная цель — повышение эффективности с выходом на рентабельность бизнеса в 6%.

Уже во втором квартале этого года может быть принято решение о закрытии заводов СП Ford-Sollers в Набережных Челнах и во Всеволожске Ленинградской области. Компания намерена кардинально сократить модельный ряд: из машин местного производства в нем останутся по большей части кроссоверы и фургоны, а производство компактвэнов и минивэнов будет свернуто. По информации издания, выпуск Mondeo полностью перенесут в Китай, а Fiesta переедет в Индию, то есть из европейских легковушек в гамме останется только Ford Focus. По информации журнала «Авторевю», скорее всего, сохранится только производство фургонов Ford Transit на заводе в Елабуге. Площадки же в Набережных Челнах и Всеволожске прекратят выпуск авто. Судьба выпускаемых в Набережных Челнах моделей Fiesta и EcoSport, а также Focus и Mondeo во Всеволожске пока висит в воздухе: они либо станут импортными, либо вообще уйдут с рынка.

Напомним, СП Ford-Sollers было организовано на паритетных началах Ford и Sollers Вадима Швецова в 2011 году для выпуска в России автомобилей Ford. Завод СП во Всеволожске мощностью более 160 тыс. автомобилей в год выпускает седаны, хетчбэки и универсалы Focus, седаны Mondeo. Мощность завода в Набережных Челнах — 110 тыс. штук, здесь выпускаются компакт-кроссоверы EcoSport, а также хетчбэки и седаны Fiesta. В Елабуге производятся кроссоверы Explorer и Kuga, легкие коммерческие автомобили Transit, мощность производства — 85 тыс. машин в год. Также в «Алабуге» производят двигатели объемом 1,6 литра, используемые для производства моделей Fiesta, Focus и EcoSport. В создание производства, запущенного в сентябре 2015 года, было инвестировано $275 миллионов.

Богатые тоже плачут: топ-100 самых убыточных компаний Татарстана

ОШИБКИ РЕЗИДЕНТОВ

Раз уж речь зашла об одном из резидентов ОЭЗ «Алабуга», «Форд Соллерс Елабуга», посмотрим, кто еще из резидентов самой успешной особой экономической зоны России угодил в наш антирейтинг — таковых оказалось немало. И здесь сразу надо отметить, что многие амбициозные, если не сказать фундаментальные, проекты в России попались в одну и ту же валютную ловушку: после крутого пике рубля в конце 2014-го компании были вынуждены обслуживать валютные долги по «двойному тарифу», в то время как их продукция не сильно подорожала в евро или долларах.

Богатые тоже плачут: топ-100 самых убыточных компаний Татарстана Богатые тоже плачут: топ-100 самых убыточных компаний Татарстана

ООО «Алабуга-Волокно» (16) при выручке 323 млн рублей насчитало убытков на 861 миллион. Всего за пятилетку 2013–2017 компания аккумулировала убытков на 2,6 млрд рублей, и неудивительно, что к началу 2018 года ее собственный капитал находился на отрицательной территории. Завод по производству углеродного волокна был запущен в мае 2015 года. Высокотехнологичное предприятие было создано по заказу ГК «Росатом», и  выход предприятия на полную мощность должен был позволить России занять 2% мирового рынка углеродного волокна, которое используется в авиации, судо- и автомобилестроении.

Первоначальным учредителем компании выступила  ХК «Композит», 75% которой контролирует ИФК «Алемар» (бенефициары, как водится, скрыты в оффшорах), а оставшиеся 25% — ЗАО «Унихимтек-Композит» (через ЗАО «Инновационные технологии и материалы» контролирует Виктор Авдеев). С 2016 года единственным бенефициаром предприятия через НПК «Химпроминжиниринг» является «Росатом». Надо отметить, что в марте прошлого года госкорпорация увеличила «уставник» компании на 2,1 млрд до 3,5 млрд рублей. Более того, 12 декабря 2018 года «Росатом» раскошелился еще на 3,5 млрд и поднял объем собственного капитала до 7 млрд рублей. Так что владельца этого ультрасовременного предприятия из ОЭЗ не смущают серьезные убытки — значимость продукции «Алабуга — Волокно» для государства явно перевешивает потери.

Еще один «постоялец» особой зоны, ООО «Драйлок техноложиз» (42), закончил 2017 год с убытком 457 млн, из-за чего и пятилетку завершил в минусе. Впрочем, официальное открытие татарстанского завода от бельгийского холдинга состоялось только в сентябре 2017-го, поэтому его результаты  учитываются как внеоперационные. Оправдаются ли надежды бельгийского холдинга Drylock на татарстанское подразделение, как много компания сможет заработать на производстве подгузников и пеленок и окупится ли проект в запланированные пять лет — пока вопрос открытый.

Богатые тоже плачут: топ-100 самых убыточных компаний Татарстана

Иная ситуация с «сыном турецкоподданного» ООО «Хаят Кимья» (49), запущенном в марте 2015 года, хотя работает он в смежном сегменте, выпуская туалетную бумагу и бумажные полотенца. Завод уже должен был генерировать прибыль — так и было в 2016 году, когда при выручке 4,3 млрд предприятие порадовало акционеров почти 2 млрд рублей чистой прибыли. И вот всего год спустя вместо прибыли мы видим неслабый убыток на 410 млн рублей. При этом суммарные потери «Хаят Кимья» за 2013–2017 годы достигли 2,9 млрд рублей. В схожей ситуации оказались и земляки из деревоперерабатывающего «Кастамону интегрейтед вуд индастри» (62). Казалось бы, у деревоперерабатывающего предприятия дела пошли в гору, в 2016 году турки показали фантастический результат: при 9 млрд рублей выручки они наварили чистыми 6 млрд рублей. И вот опять из-за неких прочих расходов завод ушел в убыток на 300 млн, а потери за пятилетку увеличились до 2,2 млрд рублей.

Предполагалось, что завод в ОЭЗ «Алабуга» станет главной производственной площадкой российского лидера в области электроинструментов АО «Интерскол», созданного в 1991 году сотрудниками ВНИИСМИ (ведущего НИИ электроинструментальной отрасли в СССР) во главе с нынешним генеральным директором Сергеем Назаровым. Сейчас по 32,5% компании принадлежит Назарову и Степану Орлову, 20% — Сергею Окуневу, а 15% — Валерию Лотину.

Донором для «Интерскол-Алабуга» (76) стал крупнейший испанский инструментальный завод Casals, выпускающий профессиональные перфораторы и деревообрабатывающую технику под брендом Freud Industrial. Вскоре продукция «Интерскола» появилась в гипермаркетах «Леруа Мерлен», OBI и Castorama. Параллельно Назаров начал создавать собственную сеть супермаркетов по торговле инструментами MachineStore. Однако затем повторилась знакомая история. Из-за резкого падения курса рубля общая сумма валютных кредитов увеличилась вдвое до 6 млрд рублей, из-за санкций компания год не могла получить заказанное в Европе и Японии оборудование, а общий спад в экономике ударил по спросу. В результате татарстанское предприятие, вышедшее на производственный цикл в 2014 году, за пятилетку 2013–2017 насчитало убытков на 1 млрд рублей, из которых 243 млн пришлись на отчетный год. С долгами же дело дошло того, что в августе прошлого года Сбербанк выкатил иск на 1,2 млрд рублей с требованием признать компанию банкротом.

Турецкие стекольщики из «Аутоматив Гласс Альянс Рус» или АО «АГАР» (77) также пока не могут выбраться из убытков, потеряв в сумме 1,4 млрд рублей, из них 173 млн — в 2017 году.

Остается добавить, что для самой ОЭЗ ППТ «Алабуга» (15) отчетный год тоже стал, мягко говоря, не самым удачным: особая экономическая зона получила рекордный убыток на 923 миллиона. Несмотря на это, в ноябре она была признана лучшей из 16 участников II национального рейтинга инвестиционной привлекательности ОЭЗ России. На «Алабугу», в частности, приходится 39% фактически вложенных инвестиций всех российских особых экономических зон. При этом год назад, в январе 2018-го, АО «Особые экономические зоны», владевшее 66% капитала «Алабуги», передало свой пакет Татарстану, после чего республика стала единоличным владельцем ОЭЗ.

Богатые тоже плачут: топ-100 самых убыточных компаний Татарстана

РОБЕРТ МУСИН И ЕГО НАСЛЕДИЕ

Разумеется, значимое место в рейтинге занимает «творческое наследие» Роберта Мусина и Татфондбанка. «Серебро» текущего рейтинга взяла головная компания ООО «Новая нефтехимия», через которую Мусин владел самим ТФБ. Ее убыток составил 4,7 млрд, а потери в 2014–2017 годах — 7,3 млрд рублей. «Бронза» у менее известной структуры — «Траверз компани», владевшей долями в Татагропромбанке и в той же «Новой нефтехимии». Оформленная на некого Вадима Соловьева компания получила убыток 4,1 миллиарда. «Траверз компани» числилась миноритарием в капитале занятой операциями с недвижимостью «Ягодинской слободы», недотянувшей всего 7 млн до попадания в наш топ-100.

ТФБ контролировал 61,4% капитала производителя муки АО «Казаньзернопродукт» (11). В отчетном году год завод лишился 1,1 млрд. Его убытки, судя по отчетности, появились из-за резкого сокращения дебиторской задолженности, которая съежилась с 1,4 до 0,5 млрд, в то время как долги перед поставщиками вдруг подскочили с 1 до 1,7 млрд рублей. Как следствие, в феврале 2018 года «Казаньзернопродукт» был признан банкротом. Среди истцов к «Казаньзернопродукту» отметились ГПУ «Рацин», АО «Татагролизинг» и ООО «Государев амбар» (новичок нашего топ-300 и, судя по всему, реинкарнация «Дрожжановского элеватора»).

Богатые тоже плачут: топ-100 самых убыточных компаний Татарстана Богатые тоже плачут: топ-100 самых убыточных компаний Татарстана

На бывшего директора ООО «Умная электроника» (одно из юрлиц сети электроники и бытовой техники Domo, связанной с ТФБ) Олега Ломовцева оформлено ООО «Лесное» (8), получившее убыток 1,37 млрд. К слову, данные по самой «Умной электронике» перестали появляться в открытом доступе по итогам 2016 года, официально на ликвидацию компания отправилась в мае 2017-го.

До последнего держалась обувная фабрика «Спартак» (66), но в 2017-м она насчитала 278 млн убытков и с мая 2018 года также пребывает в стадии ликвидации. Но это лишь то, что виднеется на поверхности, а если заглянуть под ковер, то окажется, что исчезнувшее с радаров  по итогам 2016 года ООО «ТД „Спартак“» уже в 2013 году наработало 775 млн чистого убытка, а за 2013–2016 год ушло в минус на 1 млрд рублей.

Далее, ООО «Грит плюс» (55), контролировавшее 9,94% в капитале ИнтехБанка, ушло на банкротство с финальным минорным аккордом минус 352 миллиона. Компанией владеет Гузалия Газизуллина, которая через цепочку различных фирм имеет долю в нескольких компаниях Мусина, в том числе в «Адонисе» и Казанском заводе газовой аппаратуры. Кроме того, Газизуллина входила в совет директоров ОАО «Артуг», еще одного финансового бастиона Мусина.

Мусинская «Селена-Синтез» экс-совладелец ТФБ, чьей специализацией являются вложения в ценные бумаги, потеряла 224 млн. И это почти успех, потому что за четыре года убытки достигли 2,2 млрд рублей.

«Служба взыскания Редут» (СВР, 28), не оправдав своего названия, находится в стадии ликвидации с июля прошлого года, провалившись на 644 млн. Интересно, что в качестве ее вебсайта указан адрес микрофинансового подразделения ТФБ, более известного как «ТФБ-Займъ» —  именно так назывался «Редут» до февраля 2015 года. Впрочем, это нормально: у головной компании «АБ1» домашней страницей является сайт торговой сети «Белый ветер» (следящие за темой читатели наверняка помнят и этот провалившийся ритейл-проект Роберта Мусина).

Богатые тоже плачут: топ-100 самых убыточных компаний Татарстана

«МАЛАХИТ» ЦЕНОЙ 20 МЛРД, «ГИПС» МИЛЛИАРДЕРА И 10 МИЛЛИАРДОВ АБДУЛЛИНА

Акционерное общество «Малахит» (19) ранее носило имя ОАО «Артуг», и через  ООО «Артуг-Финанс» его контролировал Ильдус Мингазетдинов — член совета директоров ТФБ и фабрики «Аромат», миноритарий ИнтехБанка. Компания в 2017-м потеряла 764 млн: пожалуй, откуда убытки у одного из акционеров ТФБ, говорить излишне.

Смена названия не помогла: в начале прошлого года Агентство по страхованию вкладов (АСВ) предъявило иск на 20 млрд рублей к «Малахиту» как правопреемнику «Артуга». Но с учетом того, что собственный капитал фирмы на 31 декабря 2017 года составил минус 700 млн рублей, то управляющий получит «дырку от бублика» в конкурсную массу ТФБ.

Ныне входящее в холдинг сибирского миллиардера Александра  Забарского  ООО «Фоника гипс» (17) открылось в июне 2013 года в поселке Сюкеево Камско-Устьинского района РТ. Инвестор вложил 5 млрд рублей в завод, который должен был выпускать до 120 тыс. т сухих строительных смесей, 15 млн. кв. м гипсокартона и 300 тыс. кв. м пазогребневых плит в год. Продавалась продукция под торговой маркой «Аксолит». Но, возможно, кризис в стройотрасли дал о себе знать: компания так и не смогла «взлететь», стабильно принося владельцу сплошные убытки и расстройство — в отчетном году они выросли до 809 млн рублей. Хотя, например, Камско-Устьинский гипсовый рудник в том же году отчитался о 39 млн рублей чистой прибыли.

При этом двумя годами ранее прошла допэмиссия акций ТФБ, в ходе которой «СП Фоника» приобрело пакет более чем на 500 млн рублей. Хотя, с учетом финансовых показателей «Фоники-Гипс» (убыток 1,4  млрд рублей в 2013–2017 годах), есть основания полагать, что ее сделки с банком также были «схематозными», по принципу «мы, вроде как, покупаем ваши акции, а вы через ряд контор выдаете нам с премией льготный кредит».

Одним из самых рьяных спасателей «Ак Барс» Банка и ТФБ оказался Госжилфонд при президенте РТ (52) тогда еще под началом Талгата Абдуллина. В 2015 году ГЖФ прикупил акций АББ на 9,8 млрд рублей, которые минувшей весной вездесущее АСВ пожелало получить в конкурсную массу в качестве залога по поручительствам по сделкам с Татфондбанком. Однако глава торгово-промышленной палаты РТ Шамиль Агеев смог доказать, что Талгат Мидхатович превысил полномочия и сделки с залогом в виде акций были признаны недействительными. В любом случае, доля ГЖФ в АББ за счет выкупа допэмисии СИНХом и Татнефтью, по 5 млрд рублей с каждого, была предусмотрительно размыта — с блокпакета (25%+) до 20,4%.

Так или иначе, последним прибыльным годом для ГЖФ остался 2013-й, а далее убыток только рос вплоть до антирекордных 376 млн рублей. Всего за 2013–2017 года ГЖФ зафиксировал убыток на 764 млн «целковых».

Богатые тоже плачут: топ-100 самых убыточных компаний Татарстана

НИТИ «СУВАРА»

И вот мы добрались до жилищного строительства. Все тот же ТФБ в 2007 году выступал ключевым владельцем УК «Активар» (9), но в августе2015 года его сменило ООО «Авто Хаус». Эту компанию контролировали ООО «Автопаркинг» и один из крупнейших в тот момент застройщиков региона, ООО «Сувар Девелопмент». Затем обросший неподъемными обязательствами «Сувар Девелопмент» был отправлен под наблюдение, а знамя холдинга подхватила компания-тег «#СуварСтроит». Впрочем, основные  активы (земля, сети, недостроенные здания и прочее) находились на балансе не головной структуры, а других юрлиц — застройщиков. Так, застройщиком ЖК «Станция спортивная» выступает ООО «Жилищная основа», ЖК «Сказочный лес» и ЖК «Времена года» — АО «Сувар холдинг». Это обычная практика на строительном рынке, которая позволяет не смешивать между собой ответственность по разным строительным проектам. Что характерно, в начале прошлого года три знаковых для группы «Сувар» фигуры — Евгений Корольков, Айрат Жамилов и Рашид Таймасов пошли на личное банкротство, которое также связано с поручительствами по кредитам, полученным от ТФБ.

ЗАО «Коттеджный поселок «Загородная усадьба» (46) несколько лет кряду получал маленькую, но стабильную прибыль, но 2017-й расставил точки над i — неожиданно потери акционерного общества составили 435 млн рублей. Через ее единственного бенефициара Илину Сафину ниточки тянутся к группе «Сувар», учредителем которого она некогда являлась.Аналогичным образом Сафина связана с одним «суваровским» проектом, «Залесный сити». Впрочем, одноименная компания буквально пару миллионов рублей недотянула до попадания в наш Топ-100. В отличие от другого актива — ЗАО «Плаза-Партнерз» (90), управляемого  УК «Сувар Эстейт».

Богатые тоже плачут: топ-100 самых убыточных компаний Татарстана

 «АК БАРС» ХОЛДИНГ: ОТ «ЛИДЕРА» ДО «ПЕСТРЕЧИНКИ»

Широко в нашем рейтинге представлены активы, связанные с холдинговой компанией «Ак Барс». Под 7-м номером идет АО «Лидер» (Земельная корпорация «Лидер»), которое некогда являлась вотчиной Роберта Мусина и его давнего партнера Рамиля Губайдуллина. Однако позже, в 2017 году ключевым бенефициаром компании через ООО «Ленд-Инвест» выступал Егоров, так что достижения «Лидера» в виде 1,5-миллиардного убытка  мы запишем и на его счет. Подробно о битве «АСВ vs АБХ» за активы «Лидера» мы писали здесь.

На 12 месте рейтинга с убытком 1,1 млрд расположилось ООО ПК «Защита и Закон». Такое название с недвусмысленным посылом компания носит с марта 2017-го. Однако ранее предприятие столь же однозначно именовалось «Зеленодольские земли», при этом 52% ее капитала было оформлено на АБХ, еще 48% — на ООО «Трейд-Инвест». И только с июля прошлого года единственным формальным бенефицаром  ПК «ЗЗ» выступает некий Антон Угревский. На него оформлена и «ИК Васильево» (31), потери которого составили 627 млн рублей.

Далее связанные с АБХ активы идут сплошным потоком. Так, 653 млн в 2017 году потеряло ООО «Ак Барс Кайбицы» (25), неподалеку и головная компания этого сельхозпредприятия — ООО «Агро-Кама» (27) практически с идентичным убытком в отчетном году, но прибылью 750 млн за четыре года.

Совсем коротко о паре известных названий. ООО «Ак Барс регион» (36) с убытком 512 млн рублей — это официальное лицо продуктовой сети «Чак-Чак», ранее — местной сети «Пятерочка», до того как пути Х5 и АБХ разошлись. Торгующая мясом «Пестречинка» (89) в первый же год своей работы ушло в убыток на 210 млн рублей. А ликвидирующийся «Дрожжановский элеватор» (84), на месте которого вырос «Государев амбар» (муку бренда уже можно увидеть на полках торговых сетей),  аккумулировал потерь на 314 млн рублей. Перечислим и оставшиеся активы. Это «Агрофирма «Семиречье» (33), ООО «Камгэс-Стройград» (53), «Ак Барс Буинск» (58), АПК «Заволжье» (62), ООО «ТПК «Агро-Трейд» (71), СХП «Камско-Устьинское» (79), ООО «Идель» (80).

Богатые тоже плачут: топ-100 самых убыточных компаний Татарстана

ИМЕНЕМ ПРАВИТЕЛЬСТВА

Аграрную тему подхватывает небезызвестная «Сэт иле» (24). Высокомаржинальная в 2014–2015 годах компания в 2016–2017 годах стала чрезвычайно убыточной — минус 1,2 млрд и 670 млн рублей. С февраля по май 2014 года 100% капитала «Сэт иле» временно принадлежало действующему совладельцу «Азбуки сыра» и одному из идеологов казанского кремля Марату Муратову. На тот момент выполнявшего «задание партии» по «зачистке» токсичного наследия Вагиза Мингазов, грозившего коллапсом молочной отрасли и социальным напряжением на селе. Затем 99% капитала было переоформлено на «Татагролизинг». Компания получила чистой прибыли 1,6 млрд, при этом 1 млрд операционной прибыли — то есть, именно производство молока было очень выгодным. Далее, в 2015-м году прибыль составила 638 млн, но уже наблюдался операционный убыток на 52 млн рублей. Спустя год последовал операционный убыток 216 млн и чистый убыток 1,2 млрд рублей, хотя еще в 2017-м потери уменьшились почти вдвое. 

Как бы ни банально звучало, но картина со значительной частью компаний из текущего рейтинг  выглядит как известная практика «национализации убытков и приватизации прибылей». Трудно представить, что можно уйти в глубокий минус, будучи депозитарием, но и такое возможно. Это доказывает «Центральный депозитарий РТ» (35) с первым в своей истории убытком сразу на 535 млн (виной тому все те же пресловутые прочие расходы на 606 млн рублей).

Подконтрольная через «Таттелеком» правительству РТ компания «Твои мобильные технологии» (21) под брендом мобильной связи «Летай» в 2017 году принесла 711 млн убытков, а за 2014–2017 годы — 2,42 млрд. А ведь это виртуальный оператор со стартовым уставным капиталом 3 млрд рублей! О том, как продав на заре 2000-х «Сантел», Татарстан мучительно и пока без особого успеха воссоздает «родного» оператора сотовой связи мы писали ранее.

Прописанное в Болгаре АО «Ол сизонс отель менеджмент» (64), на все 100% принадлежащее МЗИО РТ, зафиксировало убыток 290 млн рублей. Такое название оператор построенной под эгидной Минтимера Шаймиева SPA-курорта носит с 23 октября 2018 года, а ранее была известна как «Корпорация развития РТ». С февраля 2018 года должность генерального директора занял Фади Азиз Абдалла Свеидан, сменив Фархода Кулиева. Впрочем, пока отель так полноценно и не заработал, так что судить о его финансовых перспективах сложно.

Богатые тоже плачут: топ-100 самых убыточных компаний Татарстана

ИННОПОЛИС И ТОСЭР: БЕЗ САПФИРОВ, НО С АРМАТУРОЙ

Об ОЭЗ «Алабуга» мы говорили в самом начале, теперь же обратимся к другим территориям РТ с особым экономическим статусом. Одним из антилидеров здесь является АО «ОЭЗ «Иннополис» (23): его первый в истории убыток сразу оказался внушительным, минус 672 млн рублей. Как и в случае с «Алабугой», федеральное АО «ОЭЗ» передало Татарстану свой пакет 97,72% и с 2018 года республика выступает здесь единоличным владельцем.

Из резидентов иннограда в наш рейтинг попало АО «Ситроникс Телеком Солюшнс» (СТС, 57) с убытком на 348 млн рублей. Подконтрольная сотовому оператору МТС компания разрабатывает программное обеспечение, включая биллинговые системы. 

Очередной представитель Турции известен прежде всего как подрядчик ТАИФа на таком стратегическом объекте, как КГПТО. На этот раз компания «Гемонт» (63) получила убыток на 301 млн рублей. Однако по сумме за 2014–2017 годы, благодаря хорошей прибыли в 2014 и особенно 2015 годах, «Гемонт» остался в плюсе на 2,1 млрд рублей. А в эту главку фирма попала потому, что в ноябре 2017 года она получила одобрение на вхождение в ТОСЭР «Набережные Челны» с проектом «Макметалл» по производству 10 тысяч тонн арматурной сетки в год. Учредителем ООО «Макметалл» выступил Акташ Мухиттин — гендиректор «Гемонта».

В отличие от фирм иностранного происхождения, проекту «Кама Кристалл Технолоджи» (61) пока не удавалось выйти на годовую прибыль, а конкретно в 2017 году убыток составил 310 млн рублей. ККТ вошла в ТОСЭР в том же году с проектом выращивания монокристаллов сапфира для нужд оптоэлектроники. Общий объем инвестиций предприятия из сферы влияния гендиректора Сетевой компании Ильшата Фардиева был заявлен на уровне 5,2 млрд рублей. (Формально с Фардиевым можно связать только 19,9% завода, принадлежащие ЗАО «МЭКТ», которым управляет глава АО «Агросила» Светлана Барсукова. Остальные 80,1% ККТ записаны на Равшана и Азата Сагитовых, последний из которых является директором в фардиевском ООО «Мегаполис», а также владеет 24,9% «Челны-Бройлера»).

Однако в мае 2018 года стало известно, что «Кама Кристалл Технолоджи» откажется от производства искусственных сапфиров. В том же месяце кредитный комитет ВЭБа планировал пересмотреть инвестиционную программу ККТ. Из собственных источников «БИЗНЕС Online» стало известно, что корректировка инвестпрограммы будет одобрена банком и компания получит средства на запуск трех дополнительных линий под новый продукт. Выход на проектную мощность ожидается в первом квартале 2019 года.

Богатые тоже плачут: топ-100 самых убыточных компаний Татарстана

ЖЕРТВЫ БАНКОВ И VIP-УБЫТКИ

О переезде в офшор высокоприбыльного «Камского Бекона», близкого к предправления Акибанка Ильдару Галяутдинову, мы уже писали ранее. Как выяснилось, в офшоры подалось и ООО «Агроинвест» (96) — один из акционеров Акибанка. С августа прошлого года 89% капитала фирмы оформлено на «Пангрин  Энтерпрайзес ЛТД», еще 1% на «Топпигс Лимитед», а 10% закольцованы на саму компанию. Подконтрольное «Агроинвесту» АПК «Камский» (68) никуда «переезжать» не стало, но это не избавило его от убытка на 276 млн рублей.

Ключевым бенефициаром ООО «Айс Билдинг» (86), занятого хранением замороженных грузов, считается председатель правления и соучредитель банка «Заречье» Наталья Девятых. Ранее банк тесно работал с Казанским вертолетным заводом. Что касается «Айс Билдинга», то убыток на 215 млн рублей в 2017 году резко контрастирует с прибылью, который мультитемпературный логистический комплекс извлек годом ранее.

Татарстан болезненно пережил падение банка «Спурт», возглавляемого Евгенией Даутовой. Попытка в обход банковских нормативов за счет средств подконтрольного кредитного учреждения профинансировать предприятие «КЗСК-Силикон» (37) завершилась печально. В отличие от серии других проектов Внешэкономбанк после смены руководства не стал брать на себя риски отрицательных курсовых разниц и подорожавшей сметы и умыл руки. В результате потери недостроенного завода только в 2017 году составили 511 млн рублей.

Похоже, пострадали и акционеры «Спурта». Один из них — ООО «ФПК «Март» (39), оформленное на Валерия Чащина — ушел в минус на 489 млн. Его товарищем по несчастью стало ООО «Газ-маркет» (91) с убытком 198 млн, которое изначально было оформлено на Александра Храмова, но в апреле 2018 бенефициаром компании стала никто иная, как сама Евгения Валентиновна, а уже в июле фирма вступила в стадию ликвидации. Специализация обеих компаний — вложения в ценные бумаги.

Прописанный в химграде Казанский завод современной упаковки (93) потерял в отчетном году 195 млн рублей. Единственным бенефициаром предприятия указана Алевтина Валитова, (изначальный учредитель — Ильгиз Валитов). При этом весь пакет Валитовой находится в залоге у «Промсвязьбанка», а с учетом того, что собственный капитал КЗСУ по итогам 2017 года ушел на 145 млн ниже ноля, этот долг в портфеле ПСБ выглядит очень токсичным. Напомним, что после скачка валютного курса в 2014–2015 годах ключевые производители полиэтиленового сырья в лице НКНХ и КОСа подтянули цены до «экспортной альтернативы.  С этим, похоже, не справились некоторые переработчики, особенно те, кто в отличие от того же «Данафлекса» не завязаны на крупные внешние контракты с мировыми гигантами.

Богатые тоже плачут: топ-100 самых убыточных компаний Татарстана

В заключение пара примеров того, что громкая фамилия не всегда гарантирует ее владельцу успех его бизнеса. Управляющее недвижимым имуществом ООО «ТрейдСквер» (70) всего за два года существования (2016-2017) получило убытков на 447 млн рублей. Директор, он же миноритарий фирмы Станислав Ерохов входит в совет директоров одной из крупнейших машиностроительных компаний Татарстана — «КМПО».

Челнинское ПАО «Пассажирский Автотранспортный Комбинат» (94) через ФК «Дорстройинвест» и далее через Венеру Латыпову связано с АО «Авангард», где Латыпова является миноритарием, а руководителем выступала одна из дочерей экс-министра транспорта РТ Владимира Щвецова — Эллина Шайер. За 2014–2017 года «ПАК» просел на 209 млн рублей.

Наконец, принято считать, что дорожники в принципе не могут остаться без куска хлеба с маслом, но, видимо, что-то пошло не так. По крайней мере, один из «королей госзаказа» РТ, выигравший за свою историю подрядов на 29 млрд  — ОАО «Алексеевскдострой» (97) из орбиты влияния Фоата Валиева и Владимира Швецова вдруг заработал убыток 190 млн рублей. Впрочем, предыдущие годы компания приносила владельцам от 180 до 340 млн рублей чистыми, так что будем считать этот разовый провал обычной гримасой Фортуны.

Топ-100 компаний Татарстана по объему чистого убытка

Наименование Основной вид деятельности Чистая прибыль/убыток 2016, млн руб. Чистая прибыль/убыток 2017, млн руб. Относительное изменение, %
1 ООО “Форд Соллерс Холдинг” производство легковых автомобилей -23818 -13626 -43
2 ООО “Новая нефтехимия” прочие финансовые услуги -3348 -4685 40
3 ООО “Траверз компани” прочие финансовые услуги -515 -4144 704
4 АО “Нэфис-Биопродукт” производство соусов -797 -3041 282
5 ООО “Приммо проект” операции с ценными бумагами 2 -2458
6 ООО “БДЦ” прочие финансовые услуги -432 -1832 324
7 АО “Лидер” опрации с недвижимостью -331 -1496 352
8 ООО “Лесное” опрации с недвижимостью -82 -1368 1574
9 ООО “УК “Активар” прочие финансовые услуги 16 -1355
10 ООО “Агро-Лига” торговля автозапчастями -35505 -1217 -97

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector