Главная » Политика » Brexit по-жесткому: у ультиматума Джонсона вышел срок

Brexit по-жесткому: у ультиматума Джонсона вышел срок

close


Duncan McGlynn/Reuters

15 октября истекает срок, который премьер-министр Великобритании Борис Джонсон отвел на переговоры о торговом соглашении с ЕС. Однако от договоренностей стороны далеки. Глава британского кабмина утверждал, что в случае отсутствия сделки к указанному дедлайну Лондон будет «двигаться дальше» — выстраивать отношения по правилам ВТО, что невыгодно обеим сторонам. Теперь королевство ждет заявлений с саммита лидеров ЕС, чтобы принять решение — выполнить свой ультиматум или дать переговорам еще один шанс.

В Брюсселе 15 октября стартовал двухдневный саммит лидеров ЕС. Совсем недавно в содружестве ожидали, что одним из результатов встречи станут заявления о завершении успешных переговоров с Великобританией по торговому соглашению, регулирующему все аспекты сосуществования сторон после окончания переходного периода.

Этого, однако, не произойдет — переговоры оказались в тупике, ни о каком соглашении говорить не приходится. Между тем переходный период завершится 31 декабря.

Основанием для подобных надежд стали заявления премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона. В сентябре он сообщил, что если стороны не придут к соглашению к 15 октября, то Лондон просто примет этот факт и будет «двигаться дальше» — то есть выстраивать дальнейшие отношения на основе правил Всемирной торговой организации.

«Мы, конечно же, будем готовы даже в таких обстоятельствах говорить с нашими друзьями в ЕС. Мы будем готовы искать разумные решения практических проблем, таких как перелеты, грузовой транспорт или сотрудничество в научной сфере, если ЕС этого захочет. Наша дверь никогда не будет закрыта, и мы будем торговать как друзья и партнеры, но без соглашения о свободной торговле», — говорил Борис Джонсон.

Торговля по правилам ВТО предполагает восстановление полноценных границ, что приведет к огромным задержкам транспорта на границе. Даже если проверки будут проходить за несколько минут, в портах образуются многокилометровые пробки, которые могут растянуться до самого Лондона.

Кроме того, реализация такого сценария предполагает введение импортных пошлин, что куда более невыгодно для Великобритании, которая будет заключать сделки с 27 членами ЕС.

Так или иначе, дедлайн, поставленный Борисом Джонсоном, наступил. Лидеры ЕС сегодня в Брюсселе обсуждают, с каким заявлением выступить содружеству на эту тему, и одновременно с этим ждут шагов от Лондона. Британский премьер должен либо выполнить свой ультиматум и «двигаться дальше», либо же дать еще один шанс переговорам. Пока же он демонстративно воздерживается от каких-либо высказываний.

Что делят стороны

Впрочем, неясно, нужен ли этим переговорам еще один шанс. Противоречий между сторонами очень много, и все они касаются достаточно важных аспектов, по которым Лондон и Брюссель, кажется, не готовы уступать.

Наиболее фундаментальные разногласия сохраняются по трем ключевым моментам: «ровное игровое поле», доступ к водам Великобритании и механизм урегулирования будущих споров.

Первое требование ЕС обеспечит честную конкуренцию на рынке. Согласно нему, Великобритания должна соблюдать правила Евросоюза и придерживаться тех же стандартов, причем не только технических, но и в сфере занятости и экологии.

Что касается рыболовства, то здесь Брюссель твердо намерен сохранить свой доступ к водам Великобритании. Однако Лондон рассчитывает на введение рыболовных квот, чтобы ограничить доступ европейских рыбаков и полностью вернуть контроль над своими водами — такие соглашения ЕС заключил с Исландией и Норвегией. Для Лондона этот факт отразит, что Великобритания стала независимым прибрежным государством.

Также ЕС настаивает на сохранении компетенции Европейского суда на территории королевства. Для Брюсселя надзор Европейского суда означает гарантию, что Лондон не снизит стандарты окружающей среды и не ограничит права трудящихся, что, в свою очередь, не повлияет на конкуренцию на рынке. Кроме того, это положение обеспечивает сотрудничество в сфере безопасности и уголовного правосудия.

Евросоюзу действительно есть что терять в случае полного возвращения контроля Лондона над своими водами. Речь идет об интересах, как минимум, восьми членов объединения, среди них такие влиятельные игроки, как Германия, Франция, Бельгия, Нидерланды и Дания.

Брюссель ссылается на тот факт, что соглашение о квотах с Норвегией справедливо только потому, что в этом случае речь идет лишь о шести видах рыб, в то время как в водах между Евросоюзом и Соединенным королевством их более ста.

Расхождения по вопросу рыболовства лишь подтверждают необходимость прийти к согласию по «ровному игровому полю». Великобритания, как бывший член ЕС, прекрасно ориентируется на европейском рынке, соответственно, в будущем она может, следуя своим торговым правилам и стандартам, подорвать конкуренцию, подкупив, например, более низкими ценами.

Это условие Евросоюза требует, в свою очередь, сохранения влияния Европейского суда, чтобы регулировать разрешение подобных споров.

Как сообщает Politico со ссылкой на источники, все 27 стран-членов содружества твердо намерены получить четкие гарантии от Лондона по всем трем направлениям. Вместе с тем, Брюссель ищет и пути для компромисса. Так, например, обсуждается вариант предоставления доступа Великобритании к рынку энергии и финансовых услуг, если она проявит гибкость в вопросе рыболовства. Кроме того, Евросоюз готов искать альтернативные пути решения проблемы честной конкуренции на рынке.

Однако искать компромиссы ЕС намерен только в случае, если увидит те же намерения от Лондона. Пока Великобритания демонстрирует не только упрямство, но и полное отсутствие готовности к диалогу.

Переговоры затруднились после того, как британская палата общин приняла во втором чтении законопроект о внутреннем рынке, дающий Лондону возможность нарушить положения соглашения по Brexit, заключенного с Евросоюзом в прошлом году.

Инициатива предполагает, что британское правительство сможет в одностороннем порядке менять или вовсе отменять правила таможенных перевозок в Северную Ирландию (сохраняющую прозрачную границу с Ирландией) из других частей страны. При этом на сами товары, прибывающие из Северной Ирландии дополнительных проверок быть не должно. Также в законопроекте есть пункт, подразумевающий, что решения британского правительства являются преобладающими в случаях противоречия с международным правом. Этот законопроект напрямую нарушает соглашение с Евросоюзом по Brexit, и столь небрежное отношение Лондона к ратифицированному договору вызвало у Брюсселя возмущение.

ЕС дал Великобритании срок до 30 сентября, чтобы отозвать законопроект. Этого не произошло, и 1 октября содружество запустило процесс судебного разбирательства.

В ожидании первого шага

Иными словами, процессу диалога не способствуют не только серьезные разногласия, но и фон переговоров. Великобритания выдвигает условия по срокам переговоров, публично демонстрирует готовность отказаться от соглашения и пренебрегает уже достигнутыми договоренностями, ради которых ЕС не раз переносил сроки самого выхода Лондона из состава содружества и раз за разом проводил очередные раунды дискуссии.

Все это окончательно испортило отношения сторон. Теперь и Лондон, и Брюссель ждут друг от друга первых шагов, чтобы продолжить переговоры.

Politico со ссылкой на источники сообщает, что после саммита лидеры содружества выступят с заявлением, в котором выразят свою поддержку главному переговорщику с Лондоном от Евросоюза Мишелю Барнье, подчеркнут солидарность 27 стран ЕС по этому вопросу и призовут к активизации переговоров с учетом приближающегося дня окончания переходного периода.

Вместе с тем на встрече послов ЕС 14 октября примерно половина из них выступили за то, чтобы Брюссель занял более жесткую позицию в переговорах с Лондоном. Лидеры содружества при этом ждут заявлений из Великобритании в связи с истечением дедлайна.

Лондон, в свою очередь, ждет сообщений лидеров ЕС с саммита. Именно от этого будет зависеть решение Джонсона о продолжении переговоров. Как сообщает «Би-би-си», в телефонном разговоре с председателем Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен и президентом Европейского совета Шарлем Мишелем британский премьер заявил, что подождет окончания саммита, прежде чем объявить о дальнейших планах Великобритании.

Однако проблема состоит еще и в том, чтобы лидеры ЕС пришли к согласию по всем трем ключевым требованиям в переговорах с Лондоном. Кто-то из них готов к компромиссу, а кто-то — нет.

Канцлер Германии Ангела Меркель считается наиболее прагматичным лидером. Именно на нее Великобритания возлагала большие надежды в переговорах, считая, что холодная расчетливость канцлера, предостерегающая ее от «жесткого развода» с Лондоном, сыграет ему на руку. Меркель действительно в этой ситуации думает, что содружеству необходимо сохранить тесные связи с Великобританией, причем как по экономическим, так и по геополитическим причинам. Она, безусловно, будет настаивать на необходимости продления переговоров.

«Мы хотим сделки, но не любой ценой. Мы хотим честной сделки, выгодной обеим сторонам», — заявила канцлер в ходе саммита.

В то же время президент Франции Эммануэль Макрон испытывает сильнейшую неприязнь к европейским политикам-националистам, вероятно, из-за того, что главным его политическим соперником внутри страны выступает евроскептик Марин Ле Пен.

Ему критически важно продемонстрировать, что прекращение членства ЕС — процесс нелегкий, и страна, покинувшая содружество, не может уйти без потерь.

Так он, во-первых, лишит французских националистов возможности набрать популярность на евроскептических настроениях, во-вторых, щелкнет по носу политиков-националистов других стран-членов содружества, с которыми он не раз вступал в публичную перепалку.

Ирландия же, в первую очередь, переживающая о совместном будущем с Северной Ирландией, глядя на британский законопроект о внутренних рынках, считает важным заключить соглашение с Лондоном, чтобы избежать головной боли с таможенными процедурами.

Великобритания же стремится покинуть содружество, сохранив всю выгоду, которую ей гарантировало членство в ЕС и, одновременно с этим, получив новые преимущества, которые в 2016 году ей обещали евроскептики, возглавляющие сегодня страну.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector