Главная » Регионы » Казань » «Бывает, что общеупотребительное слово в татарском языке Роспатент принимает за вымышленное»

«Бывает, что общеупотребительное слово в татарском языке Роспатент принимает за вымышленное»

Недобросовестная конкуренция в эпоху блокчейна: пока антимонопольщики пытаются бороться со «скликиванием», КФХ только открывают для себя ФАС

Компании подделывают документы, чтобы выиграть тендеры, создают «зеркала» сайтов и клевещут на конкурентов, рассказал накануне на юбилейной всероссийской антимонопольной конференции в Казани замглавы татарстанского УФАС. О том, как вице-премьер РТ призвал ведомство работать без эксцессов, одно из КФХ выгнали из магазинов из-за происков конкурентов, а сами антимонопольщики мечтают о полномочиях блокировать сайты, — в репортаже «БИЗНЕС Online».

«Бывает, что общеупотребительное слово в татарском языке Роспатент принимает за вымышленное»

«Птица дивная» и «Птица щедрая»

«Чтобы эффективно регулировать рынок, надо менять законодательство. Тема совершенно новая, очень сложная, модные слова, которых мы набрались, не всегда отражают наше понимание этой ситуации», — признавался накануне, открывая V всероссийскую научно-практическую конференцию «Недобросовестная конкуренция в цифровую эпоху», руководитель татарстанского УФАС Айрат Шафигуллин. На мероприятие в учебно-методический центр УФАС съехались представители региональных антимонопольных ведомств и компаний.

В приветственном слове почетный гость — первый вице-премьер Рустам Нигматуллин — похвастался, что Татарстан второй год занимает первое место по уровню содействия конкуренции среди субъектов РФ, и напомнил, что цифровизация экономики — один из ключевых нацпроектов, сети 5G позволяют перейти от умного интернета к умному интернету вещей. «Тем важнее ваше регулирование этой отрасли экономики. Хотелось бы, чтобы оно было плавным и не тормозило предпринимательскую активность в данной сфере, без эксцессов», — высказал пожелание Нигматуллин.

Первым — с академически развернутым докладом — выступил врио заместителя руководителя татарстанского УФАС Алмаз Яфизов. Он провел ликбез по теории недобросовестной конкуренции, напомнил ее трактовку в Парижской конвенции и российском праве и подробно остановился на разных типах нарушений, проиллюстрировав их соответствующими примерами из татарстанской антимонопольной практики. Так, по словам Яфизова, в 2018–2019 годах ведомство рассмотрело более 40 заявлений, возбудило 11 дел, вынесло 27 предупреждений и оштрафовало недобросовестных участников рынка суммарно на 600 тыс. рублей. При этом самые популярные проявления недобросовестной конкуренции — подделка товарного знака и нарушения в сфере госзакупок.   

«Бывает, что общеупотребительное слово в татарском языке Роспатент принимает за вымышленное»

«Недавно было рассмотрено дело в отношении компании „Заинский крекер“, которая использовал этикетку, схожую с конфетами фабрики „Акконд“ „Птица дивная“ и „Птица щедрая“. Был проведен в том числе опрос потребителей, которые подтвердили, что упаковки очень схожи между собой. В итоге компании было выдано соответствующее предписание, — рассказывал он журналистам. — Также выдано предписание организации „Компарекс“, которая участвовала в тендере Сетевой компании на приобретение ПО Microsoft. Для допуска к конкурсу нужно было предоставить соглашение с Microsoft о продлении статуса партнера на 2019 год. Его ни у кого, кроме „Компарекса“, не было. Выяснилось, что компания просто изменила прошлогодний документ соглашения, с помощью компьютерного редактора заменив в дате цифру 8 на 9 и превратив 2018 год в 2019-й». С компанией уже успели заключить соглашение, но после вмешательства УФАС его расторгли.

Яфизов рассказал, что часто встречаются сайты-клоны (выяснилось, например, что некий предприниматель скопировал сайт ЦДМ, а московский ИП торговал формой с фирменными знаками спортивных клубов «Рубин» и «Ак Барс»). Кроме того, компании распространяют недостоверную информацию о конкурентах (привел в пример МТС и «Таттелеком»), допускают некорректные сравнения со словами «лучший», «единственный», «самый», которые ущемляют других. На этом попался оператор «Летай», запустивший «Тариф №1», и компания «Много мебели», развесившая баннеры с надписью «№1 в России».  

«Алмаз Альбертович, вы как представитель УФАС злоупотребляете нашим доверием, — перебил спикера модератор конференции Марсель Имамов. — Чтобы не было вашего доминирующего положения на рынке, дайте возможность другим тоже поделиться своей точкой зрения». И Яфизов, пробежавшись по остальным слайдам презентации, перешел к конкретным предложениям.

Они звучали с нарастающей радикальностью: во-первых, обязательно проводить несколько независимых экспертиз (в том числе судебных) при оценке использования третьим лицом элементов изобретений или патентов или при оценке степени смешения. Во-вторых, регистрировать в качестве товарного знака словосочетания на языках народов РФ, являющихся общеупотребительными, без проведения специальных исследований. «Бывает, что общеупотребительное слово в татарском языке Роспатент принимает за вымышленное. Хотя в Татарстане оно общеупотребительное и используется давным-давно», — посетовал Яфизов. В-третьих, ввести ограничения на регистрацию юрлиц с идентичными наименованиями. В-четвертых, надо блокировать сайты по решению УФАС. И, наконец, в-пятых, обязать заказчиков госзакупок проверять достоверность сведений участников тендеров (чтобы не получилось, как с Сетевой компанией) и привлекать их к ответственности в случае чего сразу по четырем статьям Уголовного кодекса (ст. 289 «Незаконное участие в предпринимательской деятельности», ст. 290 «Получение взятки», ст. 291 «Дача взятки», ст. 291.1 «Дача взятки должностному лицу») и статье 19.28 КоАП РФ («Незаконное вознаграждение от имени юридического лица»).

«Бывает, что общеупотребительное слово в татарском языке Роспатент принимает за вымышленное»

«ЗЕРКАЛЬНЫЕ» ДОМЕНЫ И «СКЛИКИВАНИЕ»

На этом теория практически закончилась: следующие спикеры начали повествовать о накопившихся проблемах. Так, представитель ПАО «КАМАЗ» Виктория Попова говорила о незаконном использовании товарных знаков в доменных именах. «Недобросовестные лица создают сайты и позиционируют себя как производители известных товарах и услуг с доменами, тождественными доменам правообладателей, и вводят потребителей в заблуждение. Те идентифицируют их как партнера, дилера или даже самого правообладателя», — жаловалась она, уточнив, что КАМАЗ терпит из-за этого серьезные убытки.

Попова рассказала, что в России доменные имена в зоне.ru и .рф создают специальные аккредитованные компании-регистраторы, их чуть больше 45. Причем за регистрацию имен, идентичных товарному знаку сторонней компании, они ответственности не несут: как показывает практика, если подать на них в суд, регистратор из разряда ответчика переходит в третьи лица и уходит от ответственности. «КАМАЗ считает, что регистраторы создают условия для беспрепятственного оборота контрафакта и обмана потребителя… Стоимость регистрации варьируется от факторов, не поддающихся объяснениям, они получают доходы от продажи», — возмущалась Попова, предложив внести изменения в правила регистрации доменных имен, обязав регистраторов запрашивать у правообладателей общеизвестных товарных знаков разрешения на использование доменного имени, а за регистрацию без разрешения правообладателей — лишать их аккредитации. 

«Может, есть смысл перейти на технологии блокчейна, как делает Coca-Сola»? — поинтересовался Имамов, предложив маркировать камазовские запчасти по аналогии с лекарствами. Попова на инициативу с блокчейном не отреагировала, но сообщила, что работа над маркировкой уже ведется.

Еще с более «цифровыми» проблемами столкнулся самарский УФАС. Главный специалист-эксперт Анна Корчагина заявила, что интернет-реклама обгоняет медийную и баннерную и в этой сфере появилась специфическая проблема — «скликивание». Дело в том, что компании, размещая рекламу на специальных площадках, зачастую платят не за время, которое она там провисит, а за количество «кликов» — переходов на их сайт. И появились мошенники, которые вручную или через бота специально многократно кликают на рекламный баннер конкурентов, чтобы все оплаченные переходы были потрачены впустую. С этим столкнулась несколько месяцев назад самарская организация, занимающаяся эвакуацией автомобилей, в один прекрасный день обнаружив, что весь дневной рекламный бюджет «скликивается» в 15 минут, а параллельно появляется реклама конкурента. Хеппи-энда у этой истории, несмотря на старания самарских антимонопольщиков, не случилось: IT-адреса были зарегистрированы в разных странах, а заявитель сам, по словам Корчагиной, в поисках не помогал.

«Бывает, что общеупотребительное слово в татарском языке Роспатент принимает за вымышленное»

«писали, что продажа нашей продукции позорит республику»

На этом фоне следующий доклад «Проблема недобросовестной конкуренции при использовании в качестве товарного знака персональных данных» звучал особенно контрастно. Строго говоря, это был даже не доклад, а рассказ в формате «крик души» от Али Сулейманова — главы одноименного КФХ из Зеленодольска, которое много лет занимается производством халяльной продукции, в том числе из конины, например казылыка. «С 2000 года я занимался обучением других фермеров – производителей колбасы из конины. С 2013-го начал маркировать продукцию как КФХ „Сулейманов“, которое я, к сожалению, в свое время не зарегистрировал. В 2017 году, когда моя продукция пользовалась повышенным спросом не только в России и Татарстане, но и за рубежом, ко мне обратились знакомые по Чеховскому рынку и предложили быть дистрибьюторами продукции», — рассказал он. Сулейманов согласился, и все было хорошо, пока он не узнал, что эти дистрибьюторы начали торговать чужой продукцией под его брендом, причем, по его словам, доходило вплоть до отравления людей.

Договор был расторгнут, но в ответ посыпались угрозы. «Через некоторое время они начали писать на меня жалобы. Одни и те же обращения поступали с разных IP-адресов. Государственные органы, проверяя, не находят факта нарушения, но нам это работать не дает. Клевета портит репутацию. Они писали и нашим контрагентам и добились, что компания „Бахетле“, с которой мы работали 18 лет, от нас отказалась — из-за нас их тоже проверяют. Сеть ресторанов, с которыми проводили 1000-летие Казани, Универсиаду, тоже перестала с нами работать. Выпускаем колбасу на экспорт, но нашей продукции на полках Татарстана почти не осталось. Писали, как будто туристы отравились нашей продукцией, якобы это контрафакт, нет халяльности. Хотя это все клевета. Они писали, что продажа нашей продукции позорит республику. В минтруд было направлено сообщение о том, что у меня работают нелегалы, зарплаты им не выплачивают — это тоже клевета. В довершение всего они зарегистрировали ООО под моими персональными данными („Сулейманов Али Маликович“) и на сайте круглые сутки свою продукцию крутят под видом моей. Нужно ли мне зарегистрировать в качестве товарного знака свою фамилию, имя и отчество? Я уже пережил микроинсульт, заработал мерцательную аритмию. Мы по незнанию писали в прокуратуру, УБЭП о защите чести и достоинства. Там говорили: „Состава преступления нет. Если вас убьют, мы их установим“. Смешно и больно», — сетовал Сулейманов.  

Он рассказал, что с представителями УФАС встретился первый раз на прошлой неделе: «Скажу честно — мы колхозники, даже не знали, что есть такая служба». Имамов посоветовал ему зарегистрировать ФИО в качестве товарного знака и обратиться в суд.

«Если такие сведения есть, нельзя просто так на самотек пускать!» — возмутился Яфизов. Имамов же предложил: «С учетом того, что тема наша о недобросовестной конкуренции в цифровую эпоху, может быть, объединиться КФХ в некий пул, ассоциацию сельхозпроизводителей и тоже через систему блокчейна работать? Чтобы каждый потребитель, имея в руках смартфон с определенной программой, мог понимать: данная колбаса произведена вами или это продукт группы мошенников». 

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector