Главная » Экономика » «Часть стада увезли, часть сдохла от голода»: сага о «Российском кролике» на Высокой Горе

«Часть стада увезли, часть сдохла от голода»: сага о «Российском кролике» на Высокой Горе

Почему крупнейший в стране производитель крольчатины, созданный под крылом ИВФ РТ, потерпел крах, набрав долгов на 700 миллионов

Известный кроликовод Марат Чибишев, поднимавший на Высокой Горе фабрику кроликов, начал собственное банкротство. Как выяснил «БИЗНЕС Online», его компания тоже готовится к распродаже имущества. Бизнесмен, связанный в прошлом с владельцем «Свея» Рашидом Аитовым, объясняет неудачи тем, что российский рынок накачан некачественным фальсификатом из-за рубежа. Между тем жители соседней деревни и «конкурсник» спорят между собой: то ли вся живность мертва, то ли 15 тыс. особей еще ждут покупателя.

«Часть стада увезли, часть сдохла от голода»: сага о «Российском кролике» на Высокой Горе

РАСПЛАТА ЗА МЕЧТУ

Известный в республике кроликовод Марат Чибишев инициировал свое собственное банкротство, заявив о неспособности заплатить по обязательствам на 526,3 млн рублей. Это следует из картотеки арбитражных судов. Несколько лет назад 37-летний бизнесмен позиционировал себя как крупнейшего производителя диетического мяса кролика и полуфабрикатов из молодой крольчатины в Российской Федерации. Завод, носящий бренд «Российский кроликъ» (юрлицо — ЗАО «Племенной завод кролика»), находится в деревне Улля Высокогорского района РТ.

Добровольное банкротство предзнаменовано решением Таганского районного суда Москвы. В январе 2017 года по иску ПАО Банк «Финансовая корпорация Открытие» солидарно взыскано с Чибишева и его компаньона Юрия Баскова 522 млн рублей долга и процентов. Эти обязательства, в свою очередь, проистекают из поручительств, данных по кредитам, взятым в 2013 году АО «Племенной завод кролика» (ПЗК), следует из судебного акта. Там же указывается, что компания получила два кредита: первый — почти на 150 млн рублей (из них не возвращено 96 млн рублей), второй — на 330 млн рублей (не возвращено 324 млн рублей). Чибишев подал в татарстанский арбитраж сразу два заявления о собственной несостоятельности: с требованиями в 800 тыс. рублей и 526 млн рублей.

«Часть стада увезли, часть сдохла от голода»: сага о «Российском кролике» на Высокой Горе

Напомним, что собственно фабрика кроликов была создана в 2006 году. 95% акций держал ИВФ РТ, а 5% были у предпринимателя Анатолия Крамина. ИВФ РТ выделил на создание предприятия 37 млн рублей. Однако в декабре 2007 года кроликовод был арестован — Крамина обвинили в хищении части средств фонда. Речь шла о сумме в 14,7 млн рублей. В итоге в 2009 году он был осужден — сначала Вахитовский райсуд приговорил его к 4 годам колонии, но Верховный суд РТ заменил отсидку на 3 года условного наказания. Также суд присудил взыскать с Крамина в пользу ЗАО «Племенной завод кролика» нанесенный материальный ущерб.

«Часть стада увезли, часть сдохла от голода»: сага о «Российском кролике» на Высокой Горе

«БИЗНЕС Online» обратился за комментарием к Крамину (к слову, летом прошлого года бизнесмен также инициировал собственное банкротство), однако он лишь процитировал: «Никогда не поступай с другими так, как не хотел бы, чтобы поступили с тобой», — и добавил, что все это прошлое и он всех простил.

Как позднее в интервью «БИЗНЕС Online» рассказывал Чибишев, после выхода Крамина из бизнеса он выкупил проект у ИВФ РТ за 30 млн рублей, продав свою долю в строительном бизнесе. Фонд сократил свою долю до 5%, однако его поддержка, по оценкам Чибишева, была очень серьезной. В частности, за счет того, что проблему электроснабжения на одном из заседаний ИВФ РТ удалось донести до самого президента РТ Рустама Минниханова, к хозяйству за госсчет проложили линию электропередачи протяженностью в 11 километров. Предприятие несколько раз входило в состав «100 лучших товаров России». Продажи шли в торговых сетях «Бахетле», «Ашан», «Эдельвейс», «Метро», «Пятерочка».

«Часть стада увезли, часть сдохла от голода»: сага о «Российском кролике» на Высокой Горе

ЗАВОД-БАНКРОТ ГОТОВ ПРОДАТЬ ЗДАНИЯ, ЗЕМЛЮ, ОБОРУДОВАНИЕ И СТАДО КРОЛИКОВ

Всего в проект в итоге было вложено 560 млн рублей, из которых 130 — собственные средства, 430 млн рублей — кредиты Номос-банка (теперь банк санируется ФК «Открытие»). При этом годовая выручка предприятия, по последним открытым данным, за 2012 год составляла всего 12,7 млн рублей, а в штате было 80 работников. Сейчас ЗАО «Племенной завод кролика» находится в стадии банкротства — введено конкурсное производство. Согласно опубликованному конкурсным управляющим отчету, имущество оценено в 227 млн рублей. Это здания и сооружения; пять земельных участков около деревни Улля Высокогорского района РТ стоимостью 108 млн рублей; транспортные средства на 14 млн рублей; производственное оборудование на 97 млн рублей. Имеется и дебиторская задолженность — 6,9 млн рублей.

Конкурсный управляющий АО «ПЗК» Денис Урлуков рассказал корреспонденту «БИЗНЕС Online», что основным кредитором компании является банк «Финансовая корпорация Открытие». Общие требования — 622,1 млн рублей. Из них 525,2 млн рублей — залоговые требования, 96 млн рублей — беззалоговые. От общего количества требований кредиторов доля банка составляет около 88% (таким образом, общая сумма — 706 млн рублей). Основным активом завода является недвижимость в виде 21 ангара для кроликов, административное здание, здание генераторной, электрощитовая, земельные участки под заводом, а также 20 га земли сельхозназначения в деревне Улля Высокогорского района РТ. В ангарах установлены клетки для содержания кроликов с подачей корма и воды. Вода подается из скважины, предварительно пройдя очистку и водоподготовку. Перед подачей в поильники кроликам она подогревается, расхваливает товар управляющий. Также на территории имеется цех мясопереработки с итальянским оборудованием.

«Часть стада увезли, часть сдохла от голода»: сага о «Российском кролике» на Высокой Горе

В конце февраля состоялось собрание кредиторов, на котором ставился вопрос об утверждении положения о порядке и сроках реализации имущества, однако решение не было принято. Попытка продать стадо кроликов почти в 15 тыс. голов успехом не увенчалась: покупателя, готового выложить за лот 5,9 млн рублей (примерно 400 рублей за голову), не нашлось.

«БИЗНЕС Online» обратился в банк «Финансовая корпорация Открытие», однако в пресс-службе ответили следующее: «Согласно закону о банковской тайне, мы не комментируем клиентскую информацию».

Отметим, что заявление на банкротство завода было подано еще в июле 2016 года, процедура наблюдения была введена в декабре 2016-го, конкурсное управление — в мае 2017-го. При этом из обособленного спора, по которому вынесено решение Арбитражным судом города Москвы в апреле 2017 года, следует, что на тот момент основными акционерами завода являлись ООО «Звезда» (89,8% акций) и сам Чибишев (5,1% акций). Акции были заложены в пользу ПАО Банк «Финансовая корпорация Открытие» и по решению суда должны были быть проданы с публичных торгов за 35 млн рублей и 2 млн рублей соответственно, но покупателя найти не удалось — по крайней мере, источники, знакомые с ситуацией, подтверждают, что все осталось без изменений. Если пройти по цепочке владельцев, то «Звезда» принадлежит все тому же Чибишеву (49% УК) и некоему Юрию Баскову. У последнего есть еще несколько компаний.

«Часть стада увезли, часть сдохла от голода»: сага о «Российском кролике» на Высокой Горе

«МНЕ СКАЗАЛИ ВЗРОСЛЫЕ И СУПЕРСИЛЬНЫЕ ЛЮДИ: «КУДА ТЫ ЛЕЗЕШЬ?»

«БИЗНЕС Online» удалось узнать позицию и непосредственно самого бизнесмена. Чибишев рассказал корреспонденту «БИЗНЕС Online», что основной причиной банкротства завода кролика был финансовый кризис 2014 года, после которого «бардак» на рынке усугубился. «И последняя ситуация с этим молочным порошком — наглое тому подтверждение. Когда мы вывели охлажденное мясо кролика на рынок, столкнулись с тем, что все сети покупают охлажденные полуфабрикаты, то есть привезенное из-за границы замороженное мясо, которое разморожено, обработано специальным раствором. И непонятно, сколько оно хранилось в замороженном виде: может, год, может, два. Но обывателю не понять, что там ничего полезного уже не осталось, а название „Полуфабрикат охлажденный“ подразумевает вроде как охлажденное же мясо… Зато оно дешевле — по себестоимости процентов на 30–40. Мы отпускали по 380 рублей за килограмм, а у них выходило 250–270 рублей. Я ходил по очень высоким кабинетам с этим вопросом, и мне сказали взрослые и суперсильные люди: „Куда ты лезешь? Ты не представляешь, какой объем идет в этом во всем, для того чтобы что-то там двигать“».

Чибишев, по его словам, посоветовал сходить на любую выставку пищевого оборудования, чтобы удивиться ассортименту шприцов (накачка мяса раствором для увеличения веса), мешалок, плавителей (производство сыра из молочного порошка и растительного жира) и дефростационных камер (превращение замороженного мяса в охлажденное). «И это не регламентировано ни одним актом или законом — что хочешь, то и делай! Хочешь продавать молочные продукты или сыр из порошка, а не из молока — продавай! Хочешь продавать накачанную птицу — продавай! Хочешь продавать размороженное мясо — продавай! А когда предприятие ориентировано на качество, оно становится первой жертвой», — делает вывод бизнесмен.

К тому же продукт узконишевый — лишь 0,5% крольчатины завод поставлял в Казань и Татарстан, на Поволжье уходило 3%. «Все остальное съедали Москва и Санкт-Петербург. А там сумасшедшие входные бонусы и штрафные санкции, маскируемые платой за рекламу и прочее. Когда закон о торговле ужесточили, сети еще больше подняли расценки», — жалуется предприниматель.

В итоге ПЗК переориентировался на «переработку — стал производить филе кролика и поставлять его на комбинаты детского питания. Но вскоре так же сделали и многие другие кролиководы, что опять привело к падению цен.

Произошедший скачок валюты в 2014 году сильно ударил по себестоимости. И племенное поголовье, и вакцины, и упаковочный материал — все использовалось импортное. Подорожали даже отечественные корма, у которых импорт, видимо, тоже сидел в себестоимости. В итоге, если бизнес-планом предусматривалась цена в 13 тыс. рублей за тонну корма, на март 2015 года предприятие было вынуждено закупать его уже по 20 тыс. рублей за тонну.

«Часть стада увезли, часть сдохла от голода»: сага о «Российском кролике» на Высокой Горе

Оборудование завода, бывшее лет пять назад уникальным, уже имеет аналоги по России. «Мы первые привезли генетическое стадо, мы первые привезли это оборудование, мы первые запустили данную технологию в РФ. Сейчас уже очень много открыто производств по изготовлению этого оборудования», — отмечает Чибишев. Сейчас уже есть даже генетические центры, специализирующиеся по выращиванию поголовья в России, рассчитанные на 1–2 тыс. кроликов. Но проблемы в отрасли общие — на грани банкротства как минимум около трех иных крупных производств, говорит известный кроликовод, ссылаясь на личное общение с участниками рынка.

Еще одной ошибкой бизнесмен называет финансирование у ИВФ РТ. Проблема в том, что по закону о субсидировании процентов сельхозпроизводителям под них попадают только имеющие лицензию ЦБ инвесторы, а венчурный фонд лицензии не имел. «Если посчитать от 150 миллионов рублей, то каждый год это порядка 15 миллионов рулей „оборотки“ — очень большие деньги», — говорит Чибишев. Даже перейдя в «Открытие», данный кассовый разрыв ликвидировать не удалось — важно то, у кого взяты первые инвестиции.

«Часть стада увезли, часть сдохла от голода»: сага о «Российском кролике» на Высокой Горе

«Фонду нужны были показатели, зачем им проблемные проекты?! Как появились первые признаки — он нас быстро попросил: давайте, давайте. И мы перекредитовались в финансовой корпорации „Открытие“. Спусковым крючком банкротства был банк. „Открытию“ просто не была интересна сельхозка, потому что их к тому времени уже лихорадило, это сейчас его уже ЦБ приобрел, а когда мы с ними пытались договориться, то и не знали, что внутри происходит», — говорит кроликовод. 

При этом Чибишев рассказывает, что банкиры предлагали переписать на подконтрольную им компанию все 100% акций в обмен на снятие личного поручительства. «Классическая схема — как кабанчика забить и отправить его на мясо. Естественно, когда ты вложил туда всю душу, всю свою жизнь, все деньги, конечно, ты против этого. Сейчас, может, я и жалею, но тогда мы пытались спасти завод. Как следствие, подконтрольная банку структура — йошкар-олинский комбикормовый завод, который тоже был в банке „Открытие“ и тоже банкротился ими же, — запустила банкротство», — говорит бизнесмен.

В республике спасать проект помогали и президент Минниханов, и министр Марат Ахметов. «Рустам Нургалиевич нас водил к банкирам в Москве. Но банкам неинтересно сельское хозяйство, потому что это высокорисковый бизнес. Писали письма на имя Дворковича… Бесполезно, пришли одни отписки. В принципе, банк ждал до последнего, что будет перекредитование, но потом запустил процесс», — разводит руками Чибишев.

«Часть стада увезли, часть сдохла от голода»: сага о «Российском кролике» на Высокой Горе

ИВФ РТ: ЗАЕМНЫЕ СРЕДСТВА БЫЛИ УСПЕШНО ОСВОЕНЫ

В ИВФ РТ газете «БИЗНЕС Online» сообщили, что фондом был представлен заем в размере 150 млн рублей сроком до конца июня 2017 года. Деньги были успешно освоены на строительстве второй очереди объектов инфраструктуры, коммуникаций, в том числе здания ангаров, здания под специальное оборудование для фермы и дооснащение их оборудованием. Также были осуществлены монтаж и ввод в эксплуатацию, приобретение техники в рамках реализации модернизационного проекта. Таким образом, фонд посчитал свою миссию исполненной.

В 2012 году ПЗК досрочно погасил задолженность по займу перед фондом (перекредитовавшись в «Открытии»прим. ред.). «В свою очередь, положительная динамика экономических показателей позволила менеджменту компании выкупить акции фонда. А именно: в январе 2014 года ИВФ РТ вышел из проекта АО „Племенной завод кролика“», — резюмируют в фонде. В связи с этим сегодняшнее положение на заводе в ИВФ не комментируют: «Информацией более той, что представлена в открытых источниках, не владеем».

«Часть стада увезли, часть сдохла от голода»: сага о «Российском кролике» на Высокой Горе

ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С КРОЛИКАМИ?

Напомним, что племенной завод кролика находится в 60 км от Казани, в деревне Улля Высокогорского района (чуть больше часа езды на автомобиле). Добравшись до деревни, корреспондент «БИЗНЕС Online» обнаружил занесенную снегом дорогу к племенному заводу — легковушка на ней вполне могла застрять. По дороге туда-сюда разъезжала машина, за рулем которой, как потом оказалось, находился охранник этого завода. По его словам, он укатывал снег.

Год назад по этой дороге фурами ежедневно свободно подвозили комбикорм. А сейчас… «С голоду подохли все!» — категорично ответил охранник на вопрос о том, что произошло с кроликами, но потом поправился и сказал, что стадо пустили на мясо.

По словам местных жителей, завод еще работал в начале января (до этого дела уже шли плохо), а 31 января перестал функционировать вообще, хотя в лучшие годы на заводе трудились 100–150 человек, зарплата была 14–15 тыс. рублей в месяц.

«Три вахты было! Людей из Атни привозили работать, из соседних деревень, из местных здесь мало кто работал, — рассказал житель Улля, осторожно представившийся Маратом. — У меня друг работал на этом заводе, задержка по зарплате была чуть ли не три месяца до закрытия. Часть стада увезли, часть — пустили на мясо, часть кроликов умерли просто от голода, а их тушки сожгли прямо на территории — оттуда поднимался столб черного дыма. Честно говоря, соседство с заводом так себе. Вонь и зимой, и летом стояла как от птицефабрики! Часть отходов производства из убойного, колбасного цеха они в соседний овраг скидывали — стервятники оттуда по всем огородам остатки кроличьей шерсти растаскивали».

По словам Марата, племзавод был одним из двух крупных работодателей деревни. Неподалеку от него продолжает работать не имеющий отношения к заводу небольшой колбасный цех. «Большинство жителей в Казани работают», — сказала продавщица местного магазина, добавив, что, когда племзавод работал, выручка была выше, а сейчас работников завода «вроде как отправили в отпуск».

Добравшись пешком до ворот племзавода, корреспондент обнаружил наспех закрытые ворота с надписью: «Российский кроликъ», а чуть ниже — «Возрождая традиции». Рядом с воротами — воткнутая в снег лопата, а вокруг сугробы и тишина — никаких признаков работающего предприятия, за забором которого виднелось как минимум 8 его корпусов.

Впрочем, конкурсный управляющий категорически опровергает слухи о том, что кроликов в живых уже нет. Поголовье кроликов находится в ООО «Мясо кролика» (владелец — некто Виктор Потаповприм. ред.), отметил он, не уточнив, где именно хранится стадо. «О каком-то массовом падеже и изменении количества поголовья я не оповещен, справку о ветеринарном заключении о естественной смерти или от голодания я также не получал. Естественный падеж имеет место всегда! У завода имеется цех утилизации (крематор), где тушки кролика утилизируют», — объяснил Урлуков.

Относительно судьбы кроликов — живы ли они, сам Чибишев отметил, что в жизни предприятия и связанных с ним компаний не принимает участия с апреля 2017 года, а сейчас находится на лечении. Тем более сейчас там конкурсное производство, «априори конкурсник занимается».

В итоге получается своеобразное стадо «кроликов Шредингера», которые то ли живы, то ли нет. Что ж, будем надеяться, что с ними все нормально и они (и их потомки!) еще доберутся до столов россиян.

«Часть стада увезли, часть сдохла от голода»: сага о «Российском кролике» на Высокой Горе

КАК ДРУЖИЛИ МАРАТ РАШИДОВИЧ С РАШИДОМ РАФАИЛОВИЧЕМ

Между тем у источников «БИЗНЕС Online», знакомых с ситуацией, есть мнение, что к проекту Чибишева вполне мог иметь отношение и Рашид Аитов — глава печально известного «Свея», находящийся сейчас в СИЗО. Правда, один из собеседников отметил, что они «были в хороших отношениях, но лет 10 назад между ними пробежала черная кошка».

Интересно, что у Аитова был и собственный схожий проект — в Марий Эл, недалеко от границы с Татарстаном. Так, Аитов стал фигурантом расследования представителя так называемого общественного комитета по борьбе с коррупцией в Марий Эл, блогера Александра Фридома. Тот выяснил, что СПК «Заря», контролируемая Аитовым, включена в план реализации новых инвестиционных проектов и создания необходимой для инвесторов инфраструктуры в РМЭ на 2013–2015 годы. Правительство Марий Эл и хозяева СПК «Заря», как сообщалось тогда, планировали создать животноводческий комплекс по выращиванию кроликов на 5 тыс. голов стоимостью 166,4 млн рублей. Согласно данным «Контур.Фокус», «Заря» продолжает работать, Аитов остается в соучредителях, баланс компании на конец 2016 года составлял почти 42 млн рублей.

Отметим, что возможная связь Чибишева с Аитовым прослеживается через базу «Контур.Фокус». В ООО «Окна Казани» бизнесмен контролировал 30% доли, а 70% принадлежало Светлане Рашидовне Котовой. Как говорят источники, она является дочерью Аитова. Котова же в одно время являлась и участником ООО «Маг-Строй» — одной из крупнейших свеевских фирм. О бизнес-интересах Чибишева и Аитова высказывался известный оппозиционный блогер Ирек Муртазин. Описывая историю продажи крупнейшей гостиницы Альметьевска, принадлежавшей «Свею», он называл это выводом активов: 9-этажный отель в итоге оказался под контролем «Окон Казани».

Относительно Аитова Чибишев отметил, что управляемая им компания «Окна Казани» до 2008 года работала у него на подряде, но с тех пор контактов с ним не было. В проект по кроликам Чибишев вошел в 2009 году — и он к Аитову якобы отношения не имеет. Относительно эпопеи с гостиницей «Альметьевск» Чибишев отметил, что в судах доказано, что «Окна Казани» в цепочку собственников гостиницы не входили, и сведения Муртазина назвал недостоверными.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector