Главная » Общество » Что говорили родители погибших детей на митинге в Кемерове

Что говорили родители погибших детей на митинге в Кемерове

Кемерово родители погибших детей митинг

От сгоревшего ТРЦ «Зимняя вишня» до администрации Кемеровской области каких-то 10 минут ходьбы по прямой. С утра 27 марта сотни людей собрались на центральной площади Кемерово с общим и простым требованием — рассказать им правду о случившемся. Но звучали здесь и другие просьбы. Одни настаивали на отставке руководства региона, другие требовали народного суда над виновными в гибели десятков детей — при этом судить предлагали прямо в спортзале школы, где уже третьи сутки находятся родственники жертв. О том, что такое пожар в человеческой душе, которая испытала самое страшное горе – в этом материале.

Сразу за первым днем после воскресного пожара в торговом центре «Зимняя вишня», унесшего жизни как минимум 64 человек, большая часть из которых дети, пришел второй. Однако народ с этим не согласен.



«Для меня все еще воскресенье», — отмечает кемеровчанка Елена.

Елена не потеряла родственников во время возгорания. Не потеряла детей. Потеряли ее знакомые. И она после этого не может смотреть им в глаза. Ей почему-то стыдно, и вот она идет добиваться хотя бы правды о случившемся и признания «преступного бессилия» от властей.

«Я не поняла, что случилось. Я стараюсь это сделать, но власти играют с нами в прятки. Они хотят нас зажать и построить. Но выходит наоборот!» — отмечает она и отчего-то ускоряет шаг.

«Пока иду — озноб от холода и ужаса слабеет», — рассказывает она.

Кемерово родители погибших детей митинг

Мероприятие не было согласовано, и органы правопорядка даже перекрыли центральную городскую площадь, однако люди с легкостью продавили полицейский кордон, аккурат между старым памятником Ленину и новым — Ангелу-хранителю. Народ пошли к парадной лестнице областного «белого дома», проходя мимо пустующих веселых детских площадок с горками и лесенками, построенных прямо на центральной площади. Они были украшением, а теперь лишний раз напоминали о случившемся.

Обошлось без штурма. Митингующие отхлынули от дверей и заполнили площадь и парадную лестницу, которая превратилась в сцену. Между ними и стенами администрации стояли плотными рядами работники ОМОНа в касках и сотрудники полиции.

Время от времени из этого строя выделялась толстая фигура полковника без головного убора. Он всматривался в лица выступавших и снова уходил.

Подогнали автомобиль с большими колонками, включили микрофоны, и начался эмоциональный диалог жителей Кемерово с властью. От власти выступали 2 вице-губернатора — Владимир Чернов и Сергей Цивилев.

«Такого рода протестных мероприятий здесь не было с последней шахтерской забастовки», — сказал один из участников акции, приехавший в город из областного поселка Плотниково.

Акция объединила людей самых разных взглядов и возрастов, однако был человек, перед котором расступались все, — Игорь Востриков, потерявший в «Зимней вишне» супругу Елену и 3 детей: 7-летнюю Анну, 5-летнего Артема и 2-летнего Романа.

Игорь и являлся организатором мероприятия. Единственным, кто смог осадить Вострикова, был Цивилев, который в ответ на жесткое замечание в адрес властей, сказал, что тот пиарится на горе. Поняв, кому он это сказал, чиновник тут же попытался обнять Игоря и больше его реплики не прерывал.

Выступавшие возле микрофона жители города поделились на несколько групп, исходя из видения того, что вообще нужно делать дальше.

В первой оказались 2 бизнесменов — Расим Яралаев, Максим Учватов и несколько поддерживавших их людей. Они высказались за формирование группы общественников из числа митингующих, целью которой будет проверить и отмести или подтвердить многочисленные и ужасающие сведения, которые гуляют в Сети, и официальные данные властей.

«Верю ли я в 64 жертвы? Разумеется, жертв однозначно будет больше… — отметил спокойным голосом Учватов. — Будут находить очередные фрагменты тел, будут очередные экспертизы, и очередные жертвы найдены… Пару вопросов, на которые каждый из нас хочет получить ответы. Первый: кто дал разрешение на строительство? Но самое главное: кто дал разрешение на ввод в эксплуатацию? Эти ответы мы обязаны получить от администрации».

Митингующим, однако, не понравилась его идея включить в контрольную группу не только родных погибших и обычных жителей города, но и чиновников со следователями и прокурорами.

Но Учватов вернул расположение людей такой фразой: «Глава должен подать в отставку. Это однозначно. Детей, разумеется, не вернешь. Привлечь к ответственности тех, кто закрыл двери, кто отключил пожарную сигнализацию, тех, кто покинул торговый центр, когда должны были эвакуировать людей. Все должны понести наказание по всей строгости закона. И мне жаль, что была отменена в РФ смертная казнь».

Во второй группе были женщины, которые время от времени прорывались к микрофону с требованием к чиновникам немедленно прекратить издеваться над людьми и сказать им хоть горькую, однако все же правду об истинном количестве погибших. «Выступал доктор с достоверной информацией, что в морге 300 трупов…» — раздалась реплика одной из них.

«Со скорой помощи? Однако ведь человек физически не присутствовал… Но мы доверяем всем коллегам, разумеется. Со стороны работников МЧС, моих знакомых, такая же информация поступала. Будем ездить, будем проверять», — сказал Учватов и предложил почтить память погибших минутой молчания.

Некоторые мужчины на площади оголили головы, но не группа подростков в балаклавах с черепами, которые сверлили взгядом выступающих.

Администрация выделила автобусы, чтобы люди имели возможность съездить на кладбище и убедиться, что никто там тайком детей не закапывает. Они так и остались стоять пустыми. На площади же, дальше от сцены, народ предположил, что эти автобусы поставили специально, чтобы загородить митингующих от глаз прохожих.

Кемерово родители погибших детей митинг

Третья группа митингующих — наиболее радикально настроенные граждане — до какого-то момента сохраняла суровое молчание и просто скрежетали зубами, однако они в прямом смысле взорвались после выступления женщины со светлыми волосами, которая представилась родственницей одной из погибших во время пожара.

«Дорогие мои, я являюсь родственницей Татьяны Дарсалия. Со вчерашнего дня занимаюсь похоронами и параллельно наблюдала за тем, что творится в социальных сетях… Горе общее… Где горе, там люди параллельно делают свои дела, особенно политические, — отмечала она. — Мы в настоящий момент отходим от самого главного. Прежде всего, достойно нужно наших пострадавших детей проводить в последний путь. А нас отвлекают тут именно по политическим делам. Я вам честно говорю. Подождите! Не перебивайте. По всей России нам вбрасывают объединиться в борьбу…»

«Гоните ее со сцены», — начали кричать из толпы.

«Да успокойтесь! Я ездила на кладбище. И вчера и сегодня. Никаких там могил, о которых я узнала, и близко нет… Сейчас поедешь, и если ты мне не покажешь, я не знаю, что с тобой будет… — сказала она кому-то из наиболее агрессивных оппонентов. — Людей используют, понимаете, сейчас некоторые силы… Вы че делаете? Им группу создать нужно… Вы че творите? Ну что это такое? До власти доходим. Давайте разберемся, получим компенсацию».

Последние слова отозвались эхом в толпе, типа, «вот что тебе надо».

«Мы должны сформировать свой народный суд, провести его прямо в спортзале 7-й школы [где находятся семьи погибших и штаб МЧС] и сделать там уже вывод — правильно проходит следствие или нет, верные они дают нам сведения или неверные. Это час назад было согласовано…» — сказал, растягивая слова, один мужчина. Он повторял это предложение пару раз в разных вариациях, когда у него в руках оказался микрофон.

«Случилась трагедия… Сказали, что не надо говорить о политике, а я считаю, что очень важно. Кто будет вести расследование, вы понимаете? — сказал молодой мужчина с серым болезненным лицом и впавшими щеками. — Есть общемировая практика: после такого рода трагедий главы городов, областей, правительств и даже государств слагают с себя полномочия, признавая, что при их попустительстве случилась трагедия, в дань жертвам. Вы понимаете? Я настаиваю на том, чтобы глава области, города… МЧС сложили с себя полномочия. В противном случае они будут расследовать собственное попустительство. Собственное! Вы понимаете, что творится. Требуем отставки!»

«Вот вы ушли молодой человек, куда вы ушли? Вот вы перечислили всех… Вы озвучьте, что вы предлагаете взамен? Как помочь людям, которые оказались в тяжелейшей ситуации?» — спросил вице-губернатор Сергей Цивилев, который за несколько часов до этого встал на этом же месте на колени перед митингующими. Стоит отметить, что заявление об отставке подал находившийся с ним рядом Чернов.

«Москва. Москва специальную следственную группу обязана назначить. Ответственных лиц, которые будут вести расследование и оказывать помощь пострадавшим. Не местные, только московские, приезжие», — заявлял молодой человек.

«Меня здесь 20 минут не было. Краем уха слышал… Они подготовили морги и сейчас предлагают поехать посмотреть, — сообщил в микрофон Игорь Востриков. — Куда? Уже все сделали и орут тут: “Верьте мне, верьте”».

Слухи о веренице грузовиков, увозивших останки детей в хладокомбинат или еще куда-то, постарался опровергнуть молодой студент, который по своей инициативе патрулировал оцепление всю предыдущую ночь. «И я находился там до 9 утра. Ничего оттуда не вывозили. Я говорю сейчас от себя и за себя лично», — сказал парень.

«Поклянись!» — присутствующие просили делать это практически каждого выступающего. При этом клясться требовали детьми.

Молодой человек клялся, однако его все равно освистывали. «Если есть жертвы, которые сейчас скрыли, то они сейчас там», — заявил парень напоследок.

«Ребята, там есть еще горячий чай, вот сюда подходите», — слышен голос волонтера.

На его предложение практически никто не отозвался. Народ стоял практически неподвижно на холоде с самого утра.

«Единственное, что может быть: мы не знаем о каком-то еще погибшем и просим вас — жителей города Кемерова, но помогите цивилизованно», — выкрикнул срывающимся голосом Цивилев. Ощущая, как весь пресс людского гнева в настоящий момент ложится на него, он решил без всякого повода или вопроса об этом говорить о себе: «Я — офицер военно-морского флота и горжусь этим».

Потом он начал рассказывать о трудностях, которые переживало производство в южных районах Якутии… «Или мы сами составляем свои планы и идем в соответствии с этими планами… И есть второй сценарий развития… За нас кто-то составит план, и мы будем жить по нему».

«Вы почему уводите от темы? Отдай микрофон, мужик», — выкрикивали ему.

Кемерово родители погибших детей митинг

Присутствующим предложили зайти в областной совет, чтобы согреться. Однако народ остался на месте.

«Тулеев заявил, что здесь на площади 200 оппозиционеров, которые все время приходят и что-то там бастуют. Вы можете это подтвердить?.. Да у нас татаро-монгольское нашествие, у нас абсолютно люди голоса не имеют. У нас, в принципе, в городе оппозиционеров нет», — опять высказался организатор акции.

Потом прозвучал чрезвычайно взволнованный голос женщины, в которой признали экоактивистку. Она сообщила, что взбесившая многих блондинка, которая рассказывала о компенсациях, таким же образом выступала уже и на экологических и политических протестных акциях. «Это подставные люди…» — уточнял Востриков.

Учитывая реакцию представителей администрации, идея с инициативной контрольной группой пришлась им по душе больше, чем требование об отставке, но самые отчаянные митингующие побоялись довериться чиновникам. И заявили, что будут находится на площади пока не получат ответов. Таким же образом, впрочем, высказались в тот день и те родственники погибших, что уже 3-й день находятся в спортзале школы, которая стала штабом поисково-спасательной операции.

На площади в числе митингующих находилась и женщина с совсем еще маленьким малышем, спавшим в коляске. Покой малыша крики митингующих, как выяснилось, вовсе не нарушали. А немного поодаль, на той самой площадке, которую миновали прорвавшие утром блокаду жители Кемерово, уже гулял мужчина с ребенком постарше: девочка взбиралась на горку и улыбалась, видя, что отец рядом наблюдает, как она играет.

«Дети доверяют родителям, как богу. И всегда так будет… Только сложно быть богом», — отметил мужчина.

«Вы верующий?» — спросил журналист.

«Не знаю, вряд ли. Но они все, без сомнения, ангелы», — показал он в сторону дочери.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector