Главная » Регионы » Новосибирск » Элита скорой помощи: реаниматологов-пессимистов не бывает

Элита скорой помощи: реаниматологов-пессимистов не бывает

Элита скорой помощи: реаниматологов-пессимистов не бывает

Автомобили скорой помощи изнашиваются в три раза быстрее обычных, врачи тоже работают без остановки 24 часа в сутки. «Элита» скорой помощи – реаниматологи. Они не помнят число спасенных пациентов. Врачи-реаниматологи каждый день как на войне, вместо автомата – сумка-укладка с медикаментами, аппарат искусственной вентиляции легких и дефибриллятор. Бывает, и пациенты нападают на врачей в пьяном угаре.

Врачи скорой ежедневно подвергаются рискам. Бытовые драки, притоны наркоманов, пьяная поножовщина – медики видели все. В пьяном угаре пациенты нападали и на бригаду. В таких случаях оперативно подключается полиция.

Но для врачей не имеет значения – криминальный случай или нет. «Есть человек больной, а в остальном пусть разбираются соответствующие структуры. Для нас повод криминал – не криминал может говорить лишь о том, есть ли угроза для бригады. Бригада имеет лишь примерное представление, что происходит на месте вызова. Но оказаться там может все, что угодно», – с опаской говорят врачи.

Врач, два фельдшера, водитель

Мария Пивченко работает на скорой больше 20 лет. Начинала в 90-е санитаркой, совмещала работу и учебу в мединституте. Мария работает  со своей бригадой с 2010 года, смеется, что стали как семья – сутки проводят вместе.

Элита скорой помощи: реаниматологов-пессимистов не бывает

В анестезиолого–реанимационной бригаде четыре человека: врач анестезиолог– реаниматолог, два фельдшера и водитель. У водителей рабочая смена – 12 часов, у медиков – 24. Марии повезло – у нее в бригаде фельдшеры крепкие парни, а часто тяжелой физической работой занимается и слабый пол. В реанимации стараются женщине-доктору дать в помощь фельдшеров мужчин. Практически всех пациентов реанимационной бригады необходимо нести  до машины, поэтому такая мера оправдана.

Работают на две ставки, чаще – на полторы. Обычно  врачи скорой трудятся сутками с 8 утра до 8 утра. Суточная нагрузка бригады реанимации – от 12 до 18 вызовов в сутки.

Элита скорой помощи: реаниматологов-пессимистов не бывает 

Врач-реаниматолог должен обладать особым складом характера, образом мышления, колоссальным массивом знаний, умением принимать важные решения за доли секунды – состояние больного может измениться в любой момент. А еще нужно быть отпимистом. Как ни удивительно, но мрачные люди надолго не задерживаются в реанимации. Многие не выдерживают такой темп работы. Спросите у любого реаниматолога, сколько человек он спас? Ни за что не сосчитают. «Работаем да работаем. Приехали на работу, поехали на вызов», – буднично отвечает реаниматолог. Гонять чаи некогда. Спят урывками по 20-30 минут в машинах, пока едут с одного вызова на другой, с ДТП на передозировку, оттуда – на инфаркт. Вот такая медицина на бегу.

Элита скорой помощи: реаниматологов-пессимистов не бывает

Криминальные вызовы

Вызов поступил в 7.55 – человек лежит на  обочине. Очень часто ему медицинская помощь не нужна – просто пьяный заснул или бездомный. Сердобольные прохожие вызвали скорую и сами поспешили уйти. Проверить, может, человек попросту пьян или спит, удосуживается не каждый. Позвонили и забыли – скорая приедет и разберется. А может, в это время кому-нибудь действительно нужна помощь.

«Вы живете и не задумываетесь – вот человеку плохо, а для вас все равно, что  плохо – с сердцем, с легкими или еще с чем. Определить это – задача врача. Допустим, человек без сознания. Бригада пытается разобраться, какова причина. Их огромное множество – может быть инсульт, передозировка наркотиками, черепно-мозговые травмы. Но остаться рядом с пострадавшим до прибытия скорой все же нужно. Ведь даже самая вроде бы незначительная деталь, описанная свидетелем развития критического состояния, может помочь установить диагноз, а следовательно, направить пациента в профильный стационар», – говорит заместитель главного врача по медицинской части ГБУЗ НСО «ССМП» Александр Балабушевич.

Элита скорой помощи: реаниматологов-пессимистов не бывает

Детская реанимация

Иногда бригаду Марии Пивченко вызывают к детям. Малыши часто падают из окон, это стало бичом современности. Трехлетний ребенок без особых усилий способен открыть пластиковое окно. Бывают единичные ситуации, которые иначе как чудом не назовешь – упал, отряхнулся и пошел. Порой недосмотр родителей оканчивается трагично – насмерть.

Маленькое тельце подключают к аппарату вентиляции легких – небольшой мешочек, к которому можно подать кислород, запускают крохотное сердечко, вставляют маленькую трубку в горлышко. «На детский вызов берем свою укладку – детский тонометр, специальные манжеточки. Ребенку любого возраста на месте можем снять кардиограмму. Маленькие присосочки, электродики для дефибрилляции», – перечисляют врачи. Оборудование рассчитано на оказание помощи ребенку от трех килограммов, реаниматологи способны в машине спасти даже новорожденных.

Старики, как дети, падки на яркие флакончики от бытовой химии. «У нас был вызов один раз – женщине 90 лет, ночью захотела пить и выпила целую бутылку средства для мытья посуды, потому что оно было приятного яблочного вкуса. Утром приехал сын, а бабушка булькает, начался отек легких. Оказали помощь, стабилизировали и быстренько увезли», – вспоминают реаниматологи.

Когда речь идет об эвакуации новорожденных, которые родились с тяжелыми пороками развития, и операция, выполненная в ранние сроки, может спасти жизнь, медики связываются с управлением ГИБДД для специального сопровождения и организации  «зеленого коридора». Так, например, из роддома первой горбольницы до клиники имени Е.Н. Мешалкина детская реанимация доезжает за 18 минут.

Что внутри реанимобилей? 

Специальная изолирующая камера служит для изоляции пациентов с особо опасными инфекциями, которые могут быть привезены людьми, посещающими страны Юго-Восточной Азии, Африки, Индии.  Такая камера  находится на подстанции Ленинского района – ближайшая к аэропорту Толмачево.

Из лекарственных новинок в арсенале реаниматологов – препарат, который способен затормозить инфаркт миокарда. Выигранного времени хватает, чтобы доставить пациента до больницы. Причем этот препарат есть в арсенале не только реанимационных, но и общепрофильных фельдшерских бригад.

Элита скорой помощи: реаниматологов-пессимистов не бывает

Способствуют ли наши дороги безопасной транспортировке? Вместо ответа на вопрос врачи только вздыхают. Год идет за три. «Фольксвагену» бригады Марии уже пять лет, получается, фактически это 15 лет непрерывного использования. Внешне реанимобиль – обычная машина, только износ у него минимум в три раза больше, чем у обычных авто, колесящих не более восьми часов в день – он эксплуатируется 24 часа в сутки.

Фактически, реанимобиль – это полноценная палата реанимации, только на колесах. Лежит пациент, над ним монитор, наготове аппарат ИВЛ и дефибриллятор, средства для точного дозирования лекарств, вакуумоаспиратор. На оборудовании внутри реанимобиля чехлы, чтобы не попали пыль и грязь. После каждого вызова оборудование обрабатывается и снова закрывается чехлами. «Один из самых грязных городов в России, – вздыхают врачи, – летом особенно ощущается».

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector