Главная » Регионы » Казань » Ford Fiasco. Кто подхватит активы бегущих из России американцев?

Ford Fiasco. Кто подхватит активы бегущих из России американцев?

Закрытие заводов в Челнах и Елабуге встретили на позитиве: есть надежда, что уволенных рабочих оторвут с руками на КАМАЗе, в ТОСЭРах и ОЭЗ

К июлю, когда закроются два из трех заводов Ford Sollers в автограде и в «Алабуге», рабочих, скорее всего, трудоустроят авансом — уже сегодня, в день официального заявления о свертывании производств, КАМАЗ ведет переговоры о кадрах. Но саму челнинскую площадку автогигант забирать не планирует, а вот город весьма в ней заинтересован и готов, к примеру, искать арендаторов, если СП пойдет на такой вариант.

Ford Fiasco. Кто подхватит активы бегущих из России американцев?

ДВА ЗАВОДА — 950 СОТРУДНИКОВ

Ford Sollers сегодня официально заявил о закрытии своих промышленных площадок в Набережных Челнах и Всеволожске, а также завода двигателей в ОЭЗ «Алабуга». «Акционеры совместного предприятия Ford Sollers, Ford Motor Company и ПАО „Соллерс“ достигли соглашения и подписали протокол о намерениях о реструктуризации совместного предприятия, деятельность которого в будущем сконцентрируется на сегменте легкого коммерческого транспорта. Новая структура бизнеса позволит компании укрепить позиции и увеличить продажи Ford Transit, производство которого продолжится на заводе в ОЭЗ „Алабуга“. За последние три года продажи Ford Transit выросли более чем на 200%, что позволило модели выйти в лидеры сегмента среди иностранных брендов», — сказано в пресс-релизе компании.

Производство легковых автомобилей Ford будет полностью закрыто к июлю, СП сохраняет за собой только обязательства по сервисному обслуживанию. Как следует из заявления исполнительного вице-президента Ford Motor Company Стивена Армстронга, уход из «убыточных сегментов, таких как рынок легковых автомобилей в России», позволит обновленному Ford Sollers занять лидерские позиции по продажам легких коммерческих автомобилей на всех европейских рынках. Для «Соллерса» реструктуризация означает получение контрольного пакета 51% в уставном капитале СП.

Гендиректор «Соллерса» Вадим Швецов в свою очередь оценивает события, как «новый этап в долгосрочном партнерстве с Ford в России». Детали реструктуризации акционеры выработают в течение нескольких месяцев, однако уже сейчас понятно и официально подтверждается, что штат СП по большей части отправится на улицу — работникам из Челнов и с завода двигателей за «добровольное» увольнение предложат дополнительные компенсации.

Ford Fiasco. Кто подхватит активы бегущих из России американцев?

Как пояснила сегодня «БИЗНЕС Online» координатор по связям с общественностью Ford Sollers в Татарстане Индира Салимгараева, к настоящему времени на заводе в Челнах числятся порядка 850 сотрудников, на заводе двигателей — около 100 человек. Предполагается, что не все они будут уволены, а кому-то найдется место на конвейере Ford Transit, однако понятно, что многих действующее предприятие не примет. Какие конкретно компенсации будут предложены сокращенным, пока неясно, как и дальнейшая судьба высвобождающихся промышленных площадей. «Конкретные условия программы добровольного увольнения сотрудников будут объявлены чуть позже внутри компании», — сообщила Салимгараева. По ее словам, потенциальных покупателей имущества завода в Челнах или завода двигателей пока не наблюдается.

Напомним, что начиная с 2011 года в СП было суммарно вложено $1,5 миллиарда. Сюда входят инвестиции во все площадки СП: организация производства семи моделей на 350 тыс. машин в год с уровнем локализации свыше 60%. В 2011 году Ford и Sollers Вадима Швецова вложились на паритетной основе: американцы внесли свой завод во Всеволожске мощностью 160 тыс. автомобилей в год, Sollers отдал под локализацию марки свой завод в «Алабуге» мощностью 85 тыс. машин. Челнинский завод на 110 тыс. автомобилей в год был открыт только в конце 2014-го и обошелся СП в $400 миллионов. Спустя еще год в «Алабуге» открылся завод двигателей стоимостью $275 миллионов — поставки с него шли в Челны и во Всеволожск.

По итогам 2017 года Ford Sollers оказался самым убыточным юрлицом без госучастия, зарегистрированным в Татарстане. Головная компания СП, прописанная в Челнах, показала убыток в 13,6 млрд рублей. За 2014–2017 годы совокупный убыток предприятий холдинга составил 56,7 млрд рублей. В прошлом году по итогам девяти месяцев спрос на модели Ford в России упал на 7%: челнинский EcoSport удалось продать только в объеме 3,1 тыс. штук, Fiesta было реализовано всего 1183 автомобилей, а это годовое сокращение вдвое. В Татарстане за тот же период была продана всего 151 единица EcoSport и 46 Fiesta.

За февраль, по данным, предоставленным сегодня СП, Transit дал 32,4% от продаж всех семи моделей — в общей сложности в России месячные продажи составили 2,4 тыс. автомобилей, из них продано 787 коммерческих авто.

Ford Fiasco. Кто подхватит активы бегущих из России американцев?

КАМАЗ ГОТОВ ПРИНЯТЬ ВСЕХ, КТО УМЕЕТ РАБОТАТЬ

Заместитель руководителя пресс-службы президента Татарстана Лаззат Хайдаров сообщил, что Минпромторг РТ и ОЭЗ «Алабуга» ведут консультации по поводу дальнейшего трудоустройства сотрудников, которые попадут под сокращение. «Части работников, которые захотят остаться в „Алабуге“, будут предлагаться места на других промышленных объектах в ОЭЗ, в том числе машиностроительного кластера. Также будут предлагаться рабочие места в Набережных Челнах, где существует большой промышленный кластер. Сейчас, в такой тяжелый переходный период, эти вопросы обсуждаются в ежедневном режиме», — сказал Хайдаров.

В Центр занятости населения Набережных Челнов заявок на массовые сокращения от Ford Sollers так и не поступило. «Мы разговаривали сегодня с кадровой службой Ford Sollers, пока у них речи о сокращении не идет», — сообщила «БИЗНЕС Online» директор центра занятости Татьяна Быданова. Очевидно, пополнять данные о безработных биржи труда СП намерено ближе к июлю, однако на сегодняшний день количество вакансий в разы превышает сокращаемый штат Ford Sollers. «У нас только официально зарегистрировано почти 4,5 тысячи вакансий, а ведь не все несут вакансии к нам. Люди уйдут на ура, — не сомневается Быданова, — На Ford Sollers работают неплохие специалисты, они безболезненно трудоустроятся. У нас большая потребность и на КАМАЗ — порядка 700 вакансий заявлено, и на другие предприятия. Это не обязательно резиденты ТОСЭР, хотя на Haier нужно очень много людей».

КАМАЗ между тем не ждет предложений, а по собственной инициативе обсуждает с Ford Sollers кадровый вопрос, о чем сообщил «БИЗНЕС Online» руководитель пресс-службы ПАО «КАМАЗ» Олег Афанасьев. «КАМАЗ готов принять на работу увольняемых работников Ford Sollers, и мы уже ведем переговоры со службой персонала компании как по Челнам, так и по „Алабуге“, — заявил Афанасьев — Желающим мы готовы сделать предложение в соответствии с их специализацией и квалификацией. Квалифицированных работников мы всегда готовы принять».

Ford Fiasco. Кто подхватит активы бегущих из России американцев?

«ЗАВОД FORD SOLLERS — ЭТО ХОРОШАЯ АЛЬТЕРНАТИВА КИП „МАСТЕР”»

Не менее интересная судьба промышленных площадок. По заводу двигателей особых вопросов не возникает  — во-первых, это «Алабуга», ее площади всегда востребованы, во-вторых, завод географически привязан к производству Ford Transit и может понадобиться текущему владельцу. А вот будущее челнинской площадки поставлено под большой вопрос. Напомним, что свой завод Ford Sollers организовал на площадке бывшего камазовского «Завода малолитражных автомобилей» — здесь когда-то выпускалась «Ока». Он и передавался в хорошем состоянии, и само СП вложилось в его модернизацию — на нем, по мнению игроков рынка, можно вести среднеузловую сборку любых легковых автомобилей. Но у самого КАМАЗа на сегодня, по словам Афанасьева, планов по возврату площадки нет.

Между тем, городу она вполне пригодилась бы, что подтвердил «БИЗНЕС Online» замруководителя исполкома Набережных Челнов Эльдар Тимергалиев, ответственный за развитие ТОСЭР. «Печальное событие, но среди резидентов ТОСЭР и площади, и сотрудники однозначно будут востребованы, — не сомневается Тимергалиев. — Сегодня резиденты не могут донабрать по 100-150 человек, а в августе еще новый завод Haier откроется на 300-500 сотрудников. И на площади у нас всегда есть спрос. Шестая площадка КИП „Мастер“ — порядка 180 тысяч квадратных метров — уже заполняется как резидентами, так и не резидентами, а новых площадей сравнимого уровня не так много. Я уверен, что потенциальный спрос обеспечен, вопрос лишь один — в какой форме Ford Sollers захочет площади реализовать? Будет ли СП, например, сдавать площади в аренду? Ведь им все равно придется нести издержки по содержанию площадей, если не появится новый правообладатель. Я думаю, если Ford Sollers будет готов к сдаче завода в аренду, мы, безусловно, готовы предлагать его под новые инвестиционные проекты. Это хорошая альтернатива КИП „Мастер“. Многие производства по своим параметрам не могут располагаться в „Мастере“, потому что им нужен отдельный выезд. Можно предполагать, что площадка Ford Sollers в этом смысле будет более гибкой и мы могли бы привлечь на нее новых резидентов».

Ford Fiasco. Кто подхватит активы бегущих из России американцев?

«У КОГО СЕЙЧАС ЕСТЬ ЛИШНИЕ 200-300 МИЛЛИОНОВ РУБЛЕЙ, ЧТОБЫ ВЛОЖИТЬ ИХ В ДОЛГОИГРАЮЩИЙ АКТИВ?»

Другие эксперты «БИЗНЕС Online» также не ждут от закрытия заводов большого социального потрясения.

Фарид Закиров — генеральный директор ЗАО КИП «Мастер»:

— На мой взгляд, мощности, которые высвобождаются после закрытия заводов, вполне могут быть использованы новыми проектами. И я говорю не столько о площадях, сколько о людях. В нашем регионе большая потребность в кадрах и они будут востребованы на рынке. Современные производственные технологии позволяют легко переучивать сотрудников, а отрасли они, скорее всего, выберут смежные, связанные с машиностроением и сборкой. Так что максимальный урон для работников Ford может быть связан разве что с некоторой паузой в карьере каждого конкретного человека.

В Челнах и Алабуге вполне можно рассчитывать на увеличение количества резидентов, предприятий и бизнесов, так что появление готовых площадей позитивно для региона: оно ускоряет процесс. Спрос на эти активы есть, отыграть их можно. Если, конечно, не случится что-то большое, макроэкономическое, что автоматически остановит все новые проекты, которые рассматривают Челны и «Алабугу» для своего размещения. Само по себе, Ford жалко терять, хотя я слышал, что есть вариант замещения другими проектами той же самой компании.

Сергей Маслехин — руководитель консалтинговой компании «Решение-Верное.РФ»:

— Из завода двигателей в «Алабуге» в теории могут сделать здание коллективного пользования. Устроить въездные ворота и разделить помещения гибкой переносной стенкой. В Челнах производственные площади всегда нужны. Хотя там перенасыщение складскими и производственными площадями старыми — не просто класса «С», но, как смеются игроки рынка девелопмента, класса «Г» и «Ж». А вот класса «В» и «А» — дефицит. Их строят под себя. Без господдержки второго КИП «Мастер» не будет, им удается держать низкую цену аренды только за счет госинвестиций.

Промпарк «Челны» Алексея Миронова продает свои площади высокого уровня вместе с землей — я так понимаю, покупатели в очереди не стоят. Поэтому я не знаю, до какой суммы можно доторговаться с 400 миллионов, которые были инвестированы в завод изначально. Не знаю, кто купит. У кого сейчас есть лишние 200-300 миллионов рублей, чтобы вложить их в долгоиграющий актив? Из производства и торговли точно никто не будет выдергивать такую сумму, потому что там более оборотистые деньги. С одной стороны, новые ТОРы в более выгодном положении, но инвесторы говорят, что для них льготы резидентам — это прекрасное дополнение, но не первостепенное. Если где-то есть площади ближе — они выберут их. Знаю, что есть компания в Зеленодольске, которая ищет свободные 6 тысяч квадратов, но в Челны они не пойдут — им важна близость к Казани.

Если предположить, что государство выкупит и по льготной аренде будет продавать… В Турции такое практикуется, но мы не Турция. Есть недостаток площадей ОРЦ, по сельхозпродукции и их переработке, но вряд ли машиностроительное предприятие будут превращать в оптово-распределительный центр. Коробка — всегда коробка, но там нужен климат. Можно китайцам предложить, если они не сочтут стоимость завышенной. Как я понимаю, Ford там не до торговли особо. Возможно, найдется какой-нибудь производитель, который и так собирался заходить в Челны… Все зависит от цены и активности Ford.

По поводу сотрудников… предполагаю, что средняя зарплата в холдинге Ford Sollers была выше, чем по городским машиностроительным предприятиям. Их довольно сложно будет пристроить с такой зарплатой. Но потребность людях в Челнах постоянная: вопрос квалификации и цены. Я слышал, что Ford Sollers в последнее время отдавал предпочтение не профессиональным компетенциям, а знанию языка. Представляете, кого они понабирали? Кому такие нужны, кроме Москвы? Хороший специалист давно уже выставил свое резюме и пристроился куда-нибудь. А самых хороших компания сама никуда не отпускает — в Америку может забрать.

Процентов 30 человек — аппарат, 70 — рабочие. За них я не боюсь, разве что они чуть в зарплате могут потерять. А потом как было — на «Алабуге» никто работать не хочет, особенно женщины, потому что там гетто: утром приехал, вечером уехал. Отсюда в «Алабуге» повышенный ценник. Если рыночная обстановка изменится, могут закрыть глаза на гордость и поехать все-таки в «Алабугу», там всегда персонал нужен. Раз у резидентов принята порочная практика перекупать сотрудников друг у друга, я думаю, что открывающиеся компании близкой сферы часть работников возьмут себе.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector