Главная » Политика » Город преткновения: вопреки слову Трампа сирийский Манбидж остается у курдов

Город преткновения: вопреки слову Трампа сирийский Манбидж остается у курдов


            Город преткновения: вопреки слову Трампа сирийский Манбидж остается у курдов

Усилия Турции вернуть город сирийцам вызывают у американцев лишь хохот. Соединенные Штаты не подтверждают наличия каких-либо договоренностей с Анкарой касательно Манбиджа, который находится под контролем курдских YPG, поддерживаемых военными США.

«Это смешно, потому что никакого соглашения не достигнуто», — прокомментировала вопрос сдачи Манбиджа туркам или сирийцам во вторник 20 марта представитель Госдепартамента США Хизер Нойерт.

Кость в горле

Манбидж, расположенный на северо-востоке сирийской провинции Алеппо, не отличается солидным размером: его довоенное население составляло чуть более 70 тыс. человек. Значение города для США и Турции — в его удобном географическом положении.

С января 2014 года по конец лета 2016 года Манбидж являлся неофициальным «пропускным пунктом» для джихадистов «Исламского государства»1 (террористическая организация, запрещенная в РФ), которые использовали его как удобную перевалочную базу в своем свободном передвижении из Турции в Сирию и обратно. Связано это было с тем, что в тот период Анкара весьма условно контролировала свою границу с Сирией, полагая, что руками боевиков ИГ1 она сможет значительно ослабить курдов, объявивших о суверенитете Сирийского Курдистана (Рожавы) под руководством собственного «правительства».


            Город преткновения: вопреки слову Трампа сирийский Манбидж остается у курдов

В силу такой позиции, по дороге через Манбидж проходили поставки оружия и других военных материалов для ИГ, поступали подкрепления в живой силе, а также вывозились раненые.

Ситуация изменилась к концу августа 2016 года, когда Анкара наконец-то включилась в борьбу против «Исламского государства», начав операцию «Щит Евфрата» на западном берегу одноименной реки. Хотя формальной задачей операции была объявлена борьба с «Исламским государством», настоящая цель Турции никогда не скрывалась — ее войска и прокси-силы из Сирийской свободной армии должны были не допустить создания единой курдской территории вдоль турецкой границы и соединения курдских кантонов Джазира, Африн и Кобани.

29 августа 2016 года вице-премьер Турции Нуман Куртулмуш выразился по этому поводу предельно конкретно, заявив, что основная задача операции — это «помешать курдам создать коридор от Ирака до Средиземного моря».

Такая спешка была связана еще и с тем, что в начале июня 2016 года курдские силы при поддержке Вашингтона развернули наступление на Манбидж и к середине августа 2016 года полностью очистили город от боевиков ИГ. Следующим логичным шагом Рожавы в складывающейся военно-политической обстановке виделось реальное соединение восточных (Джазира) и западных (Африн) территорий Сирийского Курдистана в единое целое, чего Турция допустить никак не могла.


            Город преткновения: вопреки слову Трампа сирийский Манбидж остается у курдов

Тем не менее, США после начала операции «Щит Евфрата» предприняли все усилия для того, чтобы оставить Манбидж под курдским и, как следствие, под своим контролем. Уже в начале сентября 2016 года американские мобильные силы провели «демонстрацию флага» в Манбидже, показав туркам, что нападение на город станет прямой конфронтацией с Соединенными Штатами.

В итоге Анкара предпочла тогда не ввязываться в авантюру вокруг Манбиджа и была вынуждена «обтекать» город своими войсками, двигающимися на юг. В качестве же «утешительного приза» для турок американцы позволили им занять узкую буферную зону вдоль границы в районе города Джераблус и довольствоваться сомнительным удовольствием штурма крупного города Аль-Баб, который закрыл для Турции южное направление.

В итоге из-за позиции США по Манбиджу Турция смогла взять Аль-Баб только к концу марта 2017 года, тем самым потеряв темп в наступлении на ИГ: турецкие войска были блокированы с юга правительственной армией Сирии, наступавшей со стороны Алеппо.

«Разбитое корыто» турецких интересов

Конечно, «благотворительность» США в части Манбиджа, который был столь щедро оставлен за курдами, имела свои причины. Удобное расположение города на западном берегу Евфрата не только создает проблемы для Турции, но и позволяет США плотно контролировать север провинции Алеппо, что было бы затруднительно делать с противоположного берега реки. В такой же логике американцы обеспечили «курдское» (а фактически — свое собственное) присутствие чуть южнее, в районе стратегического города Ат-Табка, тоже находящегося на западном берегу Евфрата.


            Город преткновения: вопреки слову Трампа сирийский Манбидж остается у курдов

Для Турции, с другой стороны, нерешенность проблемы Манбиджа являлась слабым звеном и во многом обесценивала результаты «Щита Евфрата». При этом Анкара справедливо полагала, что любые договоренности с курдами должны сопровождаться обязательствами со стороны США (так как Сирийский Курдистан ныне фактически является американским военным протекторатом в Сирии).

В конце концов, 15 марта пресс-секретарь турецкого президента Ибрагим Калын заявил, что Турция и США заключили соглашение о создании «зоны безопасности» вокруг города Манбидж. По его словам, достигнутая в начале марта между Анкарой и Вашингтоном договоренность по Манбиджу носит «обязывающий» характер. Более того, представитель турецкого президента отметил, что недавние перестановки в Госдепе США не могут повлиять на это соглашение, «если даже они приведут к 12 неделям задержки».

На этом фоне тем более интересным выглядит заявление Нойерт, прямо дезавуировавшей любые договоренности, открытые или тайные, которые могут обсуждаться между США и Турцией вокруг «города преткновения».


            Город преткновения: вопреки слову Трампа сирийский Манбидж остается у курдов

Косвенно о непостоянстве позиции США в курдском вопросе и, в частности, в моменте принадлежности Манбиджа говорит и то, что визит министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу в Вашингтон отложен на неопределенное время. Ранее сообщалось, что глава турецкого МИДа встретится с теперь уже бывшим госсекретарем Рексом Тиллерсоном 19 марта и что на встрече будет обсуждаться ситуация на севере Сирии, включая извечную «курдскую проблему». Но — «не срослось».

При этом списать на отставку Тиллерсона проблемы турецко-американских взаимоотношений по Сирии и курдам не получается — представители турецкого дипломатического ведомства теперь затрудняются даже назвать дату встречи Чавушоглу с новым госсекретарем США, бывшим главой ЦРУ Майком Помпео.

Скорее всего, помимо чисто внешнеполитических моментов неопределенности вокруг «курдской проблемы», на позицию Турции влияет еще и тот известный факт, что весь Сирийский Курдистан являетя, по сути, совместным проектом Пентагона и ЦРУ при минимальном участии Госдепа. В силу чего приход в американское внешнеполитическое ведомство Помпео, скорее, затрудняет переговоры с Турцией, нежели упрощает их ход.

Курдская неопределенность

Двуличная позиция США по отношению к своему турецкому союзнику по блоку НАТО практически закрывает какие-либо возможности для урегулирования ситуации на севере Сирии. Достаточно сказать, что «курдская проблема» отсутствовала в Сирии на протяжении всего периода существования независимой Сирийской Арабской Республики. Столь же спокойной в целом была и обстановка в сопредельных с Сирией турецких районах, несмотря на достаточно жесткое противостояние турецкой и курдской общин.

Ситуация резко изменилась после начала гражданской войны в Сирии, в результате которой курды получили не только покровительство США, но и никем не контролируемые потоки оружия и боеприпасов, направленные якобы «исключительно для борьбы с боевиками ИГ». Одним из последствий такого рода сепаратных действий ЦРУ и Пентагона стало расползание американского оружия среди курдских вооруженных формирований, многие из которых имели весьма мутное происхождение и неясные идеологические установки, оставаясь неподконтрольными центральному правительству Рожавы.


            Город преткновения: вопреки слову Трампа сирийский Манбидж остается у курдов

Фактически, построение «армии без государства», чем занялись Пентагон и ЦРУ на территории курдских районов Сирии, привело к известному результату — многие из вооруженных американским оружием курдских отрядов стали заниматься не только экспроприацией собственности, но и откровенным террором. То есть превратились в самые обычные банды боевиков, которые плевать хотели на идеалы «народно-освободительной борьбы» и все сильнее напоминали головорезов из «Исламского государства».

Сыграла свою роль и давняя ненависть курдов к туркам. В итоге начало активных действий Анкары против сирийских курдов было увязано с началом курдского террора в самой Турции. В декабре 2015 года та чуть не потеряла центр своей курдской провинции Диярбакыр — одноименный город, являющийся неофициальной столицей Турецкого Курдистана. Лишь масштабная операция армии и полиции удержала тогда страну от скатывания в ужас полноценной войны.

Сегодня Турция готова пойти на компромисс даже с официальным Дамаском, лишь бы решить вопрос с курдами. Однако позиция США блокирует любые попытки урегулирования на севере Сирии.


            Город преткновения: вопреки слову Трампа сирийский Манбидж остается у курдов

В своем интервью от 6 февраля президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил об обещании президента США Дональда Трампа: курды не могут оставаться в районе Манбиджа и отправятся на восток от Евфрата. «Он признал, что истинными хозяевами Манбиджа являются арабы. Но то, что он обещал, не выполнено», — подчеркнул Эрдоган.

Сколь долго продлится кризис вокруг Сирийского Курдистана, пока неизвестно. Но уже ясно видно, что Вашингтон постарается затянуть его на максимально долгий срок. И если для этого Штатам понадобится залить юго-восток Турции руками курдских террористов новыми волнами террора, они пойдут и на это.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector