Главная » Культура » Грузину пять, в театр взять: почему Цискаридзе с момента рождения называли чудом

Грузину пять, в театр взять: почему Цискаридзе с момента рождения называли чудом

Грузину пять, в театр взять: почему Цискаридзе с момента рождения называли чудом

Читайте нас в Telegram

Материнское сердце верило в счастливую звезду ее ребенка – и сбылось то, о чем, возможно, она даже не могла мечтать.

Николай Цискаридзе стал не только звездой российского балета, но и мудрым, талантливым преподавателем, возглавив Академию русского балета имени Вагановой в Петербурге. А еще он является одним из самых любимых членов жюри детского конкурса талантов "Синяя птица" на телеканале "Россия 1".

Впрочем, вспоминая в программе "Судьба человека" о том, как все начиналось, Николай признается: он знает, что такое падать. Хотя талант юноши сразу же оценил великий балетмейстер Юрий Григорович.

"Грузину пять, и взять в театр", – произнес председатель экзаменационной комиссии и вписал имя Николая Цискаридзе в список артистов, принятых в Большой театр. Николаю был 21 год, когда он стал солистом главного театра страны.

Всего год не дожила до этого события в жизни любимого сына его мама. Она родила Николая, когда ей было уже 43. С ее диагнозом было невозможно иметь детей, но сын родился. И врач, который наблюдал ее, все время называла Николая чудом, вспоминает танцор в беседе с Борисом Корчевниковым.

Николай признается, что был смыслом ее жизни. Наверное, поэтому она решилась в 55 лет бросить абсолютно все: работу, дом, друзей, мужа и уехать в город, который вызывал у нее сложные воспоминания.

В Москве Николай с мамой жили в коммунальной квартире с соседями-алкоголиками, но бытовые трудности не помешали Цискаридзе стать лучшим учеником Московского хореографического училища, благодаря чему он получал четыре стипендии. На эти деньги они и жили.

А потом к Цискаридзе пришла слава. Но мамы рядом уже не было. Тогда его поддержала педагог Марина Тимофеевна Семенова. "Она для меня была всем в жизни", — признается танцор и говорит, что она стала для него самым близким человеком. Чего нельзя сказать о многих коллегах по сцене.

Какие козни строили танцору недоброжелатели, как он упал прямо во время выступления на сцене Парижской оперы и едва не лишился возможности танцевать, Николай Цискаридзе откровенно рассказал в программе "Судьба человека с Борисом Корчевниковым".

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector