Главная » Регионы » Казань » Хамис Махянов раскручивает лопасти: «КЭР-Холдинг» ищет 10 млрд на два ветропарка

Хамис Махянов раскручивает лопасти: «КЭР-Холдинг» ищет 10 млрд на два ветропарка

Татарстанская компания решила поучаствовать в разгорающейся в России лихорадке альтернативной энергетики, за которую заплатит потребитель

Как стало известно «БИЗНЕС Online», развивать ветроэнергетику в Татарстане нацелились сразу две компании. Следом за финским «Фортумом», уже запустившим ветряки в Ульяновске, о масштабных планах заявляет крупнейшая инжиниринговая компания республики «КЭР-Холдинг». На пилотном проекте здесь рассчитывают накачать мышцы и стать заметным игроком на этом поле. Между тем КГЭУ уже нашел подходящий ветер в Спасском, Рыбно-Слободском и Камско-Устьинском районах. Возможен и вариант с Иннополисом.

Хамис Махянов раскручивает лопасти: «КЭР-Холдинг» ищет 10 млрд на два ветропарка

ветропарки России генерируют всего 0,06% от энергообъема

Как известно, возобновляемые источники энергии (ВИЭ) в нашей сырьевой державе развиваются крайне медленно. На сегодняшний день совокупная мощность ветропарков России — 134,4 МВт, что составляет всего 0,06% от установленной мощности единой энергосистемы страны. Для сравнения: на конец 2017 года, как сообщает мировая ассоциация ветроэнергетики (World Wind Energy Association — WWEA), установленная мощность ВЭС Китая составляет 187 ГВт, Великобритании — 88,9 ГВт, Германии — 56,1 гигаватт. Месяц назад англичане запустили крупнейший прибрежный ветропарк мира в Ирландском море: на 144 кв. км расставили турбины высотой почти 200 м, которые будут производить 659 МВт электроэнергии, что соответствует мощности стандартной угольной электростанции. Весь этот комплекс способен обеспечивать электричеством 600 тыс. домов.

В России на данный момент крупнейшая действующая ВЭС на 35 МВт расположена в Ульяновске (собственник — финская «Фортум»). Еще одна, на 6,9 МВт, находится в Калининградской области — на днях там эпично обрушился один из старых ветряков, раскидав лопасти по округе. Совсем маломощные ветряные электростанции, на 2,1 и 0,4 МВт, работают также в Оренбургской области, Башкортостане (1,65 МВт) и Белгородской области (0,1 МВт). Присутствие ветра в структуре энергетики всерьез заметно только в закрытой энергосистеме Крыма. Там действуют 6 ветростанций общей мощностью 60 МВт. 

Теперь список этих регионов планирует пополнить и Татарстан. Хотя «ветровые» программы ДПМ достаточно широко охватывают Поволжье: к 2022 году планируется ввести ВИЭ-генерацию в Ульяновской, Самарской, Саратовской энергосистемах — суммарно порядка 750 МВт солнечной и ветроэнергии, а также биоТЭЦ. Ну а лидером предсказуемо является юг России. Там до 2022 года по ДПМ разыграно порядка 3 ГВт «альтернативных» мощностей.

Хамис Махянов раскручивает лопасти: «КЭР-Холдинг» ищет 10 млрд на два ветропарка

«КЭР-Холдинг» хочет два парка со стометровыми ветряками

О планах поучаствовать в ветроэнергетике республики нам сообщила УК «КЭР-Холдинг». Это крупнейшая инжиниринговая компания в Татарстане, специализирующаяся на промышленных проектах в сфере энергетики, нефтехимии и нефтепереработки. Владельцем и директором группы, которую считают близкой к директору Сетевой компании Ильшату Фардиеву, выступает Хамис Махянов.

«КЭР-Холдинг» планирует построить два ветропарка мощностью 25 МВт каждый. Это значит, что на двух площадках вырастут стометровые башни, на которых будут крутиться лопасти диаметром в 50–70 метров. Количество ветрогенераторов будет зависеть от мощности: она бывает от 2,5 до 3,6 МВт на каждом. Так что на каждой площадке будет располагаться от 7 до 10 ветряков.

Место для установки компания не сообщает — оно еще и не определено. «Это будет довольно громоздкая конструкция, которую нужно органично вписать в экосистему нашего региона, — сообщили „БИЗНЕС Online“ в „КЭР-Холдинге“. — Для этого прорабатывается ряд вопросов: выбор поставщика лицензионного инновационного оборудования и тщательная проработка выбора местности. Необходимо не просто поставить максимально безопасные для окружающей среды ветряные турбины, но и учесть трассы миграции перелетных птиц. В зависимости от полученных результатов ветромониторинга будет определено место установки ВЭУ».

Объем инвестиций на реализацию каждого ветропарка в компании оценивают в 5 млрд рублей. В качестве возможных источников финансирования КЭР называет банки и зарубежных партнеров, которые специализируются на владении и эксплуатации ветропарков. Интерес самой компании, судя по всему, в том, чтобы, потренировавшись в Татарстане, войти в этот рынок в качестве поставщика и подрядчика.

Хамис Махянов раскручивает лопасти: «КЭР-Холдинг» ищет 10 млрд на два ветропарка

«Ветропотенциал республики и наличие современной инфраструктуры позволяют развивать коммерческий ветер на территории Татарстана. При реализации в нашей республике технологического задела (локализация производства ВЭУ, строительство ветропарков) есть возможность прочно войти в состав этих стран/регионов и сформировать новые рабочие места в энергетическом машиностроении»,  — уверены в компании.

Интересна модель окупаемости инвестиций. Как известно, ветровая энергия обходится в 2–4 раза дороже тепловой, поэтому во всем мире ее производство тем или иным путем субсидирут. В России поддержка ВИЭ реализуется через госпрограмму ДПМ. Этот механизм предусматривает обязательный выход девелопера на оптовый рынок и гарантированный возврат вложений за счет особого тарифа. Для участия в ДПМ оператору строительства нужно выполнить определенные условия: поддерживать коэффициент использования установленной мощности на уровне не менее 27%, устанавливать оборудование, имеющее определенную долю локализации в России. Для проектов ДПМ уже известен срок окупаемости — он составляет от 10 до 15 лет, что для энергопроектов весьма оптимально.

Однако КЭР заявку на ДПМ пока не подал и, возможно, предпочтет иной путь. В 2015 году вышло постановление правительства о поддержке ВИЭ на розничном рынке. Применительно к Татарстану речь идет о том, что Сетевая компания будет обязана покупать электроэнергию у проекта КЭР по тарифам, которые установит республиканский комитет по тарифам. Правда, есть ограничения: объем таких закупок не может превышать 5% от общего объема электроэнергии, приобретаемой сетевой организацией на рынке в целях компенсации технологических потерь. Согласно отчету Сетевой компании в 2017 году объем таких потерь составил порядка 1,5 млн кВт⋅ч (6,79% от общего объема передачи энергии). В денежном выражении это 3,2 млрд рублей. Казалось бы, 5% от этой суммы — всего 160 млн рублей, но и тариф на ветряную энергию может быть в разы больше обычного, тогда и экономика сойдется. Бесконечно, впрочем, его не завысишь — нормативы капзатрат на 1 кВт установленной мощности устанавливаются федеральным правительством. Кроме того, тариф рассчитывается так, чтобы срок возврата инвестиций составлял 15 лет при норме доходности в 12% годовых. По нынешним временам при минимальном риске очень даже неплохо, и если кому-то суждено заполнить эту нишу, то почему бы не своим?

Хамис Махянов раскручивает лопасти: «КЭР-Холдинг» ищет 10 млрд на два ветропарка

Право на участие в программе ДПМ уже выиграл «Фортум»

Но КЭР — не единственный претендент на татарстанский ветер. К концу 2022 года построить два ветропарка по 50 МВт в республике намерено ПАО «Фортум». Штаб-квартира компании расположена в Ульяновске, где уже машут крыльями построенные ею ветряки, 90% акций принадлежит финскому энергетическому концерну Fortum. В 2017 году компания выиграла право на участие в программе ДПМ ВИЭ на территории России. В перечне опубликованных проектов на сайте АТС — коммерческого оператора оптового рынка — отмечается, что два ветропарка  в Татарстане должны быть построены и начать поставлять мощности до 1 декабря 2022 года, а плановая величина капитальных затрат на 1 кВТ установленной мощности — 85,6 тыс. рублей, то есть каждый из ветропарков обойдется примерно в 4,3 млрд рублей.  

А буквально на днях на сайте госзакупок РФ был опубликован открытый запрос предложений на услуги по организации и обслуживанию каналов передачи метеоданных с регистраторов 5 мачт на потенциальных площадках под строительство в 22 регионах России, в том числе и в Татарстане. Заказчиком выступает ООО «Ветропарки ФРВ», которое на 100% принадлежит ООО «УК „Ветроэнергетика“». Этой компанией, в свою очередь, владеют «Фортум» и ООО «УК „Роснано“», руководителем и совладельцем которого является Анатолий Чубайс. Цена контракта составляет 40 млн рублей. 

В самом «Фортуме» прокомментировать планы по строительству ветропарков в Татарстане отказались.

Впрочем, татарстанский инвестор финского конкурента не боится. «Хотелось бы уточнить один момент: „Фортум“ является владельцем и инвестором ветропарков. Компания выкупила ДПМ по всей России, но нет гарантии, что она будет реализовывать эти проекты. „КЭР-Холдинг“ оказывает услуги в области девелопмента, локализации оборудования, строительства, инжиниринговых услуг, обслуживания ветропарков», — пояснили в «КЭР-Холдинге». В компании допускают гипотетически, что инвестором ветропарков может выступить и «Фортум», а строительством займется КЭР, но подчеркивают, что никаких договоренностей между ними на данный момент нет.

Хамис Махянов раскручивает лопасти: «КЭР-Холдинг» ищет 10 млрд на два ветропарка

КГЭУ нашел подходящий ветер в трех районах РТ

Как сообщили «БИЗНЕС Online» в пресс-службе минпромторга РТ, по согласованию с президентом РТ Рустамом Миннихановым министерство еще в октябре 2017 года провело открытый конкурс на право заключения госконтракта на проведение ветромониторинга на территории Татарстана. Победителем стал Казанский государственный энергетический университет. Согласно условиям тендера, опубликованного на сайте госзакупок, сумма контракта составила 20,5 млн рублей. По итогам исполнитель должен подготовить карты-схемы предполагаемых площадок для строительства ВЭС и итоговый отчет по каждой из них о ветроизмерениях и выработке электроэнергии на русском и английском языках.

Сейчас работа кипит вовсю. «В настоящее время на территории республики проводится этап измерений ветровых условий. Эти работы проводятся с использованием специализированных ветроизмерительных комплексов. Завершение ветроизмерений планируется во второй половине 2019 года», — сообщили в министерстве.

Как рассказал нашему изданию Наиль Тимербаев, профессор, завкафедрой возобновляемых источников энергии КГЭУ, для ветромониторинга ученые установили стометровые стальные метеомачты в Сорочьих Горах Рыбно-Слободского района, в Красновидово (Камско-Устьинский район) и у села Измери (Спасский район). На различных высотах этих мачт закрепили измерительное оборудование — анемометры, флюгеры, датчики температуры, влажности и давления — и оснастили их системами автономного энергоснабжения и системой накопления и передачи данных. Предварительные результаты показали, что на всех трех площадках есть достаточные скорости ветров для строительства ветропарков, которые будут работать с обеспечением заданного коэффициента использования установленной мощности.

Как рассказал нам директор филиала АО «СО ЕЭС» «Региональное диспетчерское управление энергосистемы Республики Татарстан» Андрей Большаков, рассматривается также вариант строительства ветряков в Буинском районе — на береговой части, не доходя до места, где Кама впадает в Волгу. Немалую роль в выборе этого места играет не столько ветер, сколько тот факт, что район нуждается в собственной генерации — сейчас он питается из Чувашии. «Буинский район не имеет как собственных источников энергоснабжения, так и постоянных замкнутых электрических связей с республиканской энергосистемой. Энергоснабжение потребителей района осуществляется через единственный источник — подстанцию с высшим напряжением 220 кВ, для которой, в свою очередь, источником является чувашская энергосистема. Поэтому строительство ветропарков для данного района — абсолютно не обязательное, но положительное явление: появятся собственные локальные источники электрической энергии и мощности», — отмечает он.

По словам Большакова, на одном из заседаний рабочей группы по ветроэнергетике в Татарстане в качестве одной из возможных площадок для строительства ВЭС назывался и Иннополис. Сам он такую перспективу вполне допускает и называет хорошей PR-историей. «Смотрите, построили с нуля перспективный город будущего, с футуристической архитектурой, где отрабатывается много новых, ультрасовременных вещей, там работает современный технопарк, обучаются ребята новой формации. Логически, с точки зрения продолжения истории „инновационности“, „современности“, конечно, туда напрашивается ВИЭ в каком-либо виде. Такая идея в рабочих разговорах звучала, но все это осталось на уровне именно разговоров. Никаких официальных планов не было. Если появится интересант, через ветроизмерения и по действующим механизмам поддержки зайти на эту площадку — почему бы и нет?!» — говорит Большаков.

Хамис Махянов раскручивает лопасти: «КЭР-Холдинг» ищет 10 млрд на два ветропарка

программу по ветроэнергетике в республике приняли еще в 2014 году

Напомним, что программу развития ветроэнергетики в Татарстане приняли еще в 2014 году — в новой стратегии развития ТЭК Татарстана до 2030 года заявлено строительство сразу 50 ветроэлектростанций. В январе 2017 года кабмин РТ создал рабочую группу по проработке этого вопроса. В нее вошли АО «Татэнерго», ОАО «Сетевая компания», ОАО «ТГК-16», ООО «КЭР-Холдинг», АО «СО ЕЭС» «Региональное диспетчерское управление энергосистемы Республики Татарстан» и гидрометцентр РТ. Весной на казанском энергетическом форуме прошел круглый стол по ветроэнергетике, на котором чувашский «Русский ветер» заявил, что готов вложиться в создание ветропарка в Татарстане, но для этого нужно найти инвестора. 

Глава «Роснано» Анатолий Чубайс 26 июня в ходе визита в Казань предложил правительству республики обратить внимание на ветроэнергетику, которая набирает обороты в стране. «Это сфера с по-настоящему масштабными инвестициями, и мы хотим, чтобы Татарстан стал одним из регионов, активно развивающих ветроэнергетику», — сказал глава «Роснано». Министр промышленности и торговли РФ Альберт Каримов тогда рассказал, что корпорация «Роснано» может стать инвестором строительства первого ветропарка на территории Татарстана. Учитывая высокий дефицит электроэнергии в регионе, инвестиции в объекты ветрогенерации в республике могут стать «золотой жилой» для «Роснано», заявил Каримов. Помимо этого, проект ветропарка позволит загрузить мощности машиностроительных предприятий республики, на которых может быть размещен заказ по выпуску ветрогенерирующих установок. Тем же летом 2017 года Минниханов вел переговоры о строительстве ветропарков с турецкой энергетической компанией «Гуриш». 

Хамис Махянов раскручивает лопасти: «КЭР-Холдинг» ищет 10 млрд на два ветропарка

«В прошлом году были попытки инвесторов и различных компаний оценить свои перспективы в сфере ВИЭ-генерации в республике. Но, я так понял, посчитали деньги, экономика не сошлась, отсюда результат — пока других заинтересованных лиц, кроме „КЭР-Холдинга“ и Fortum, нет», — констатирует Большаков.

Как рассказали нам в минпромторге РТ, республика заинтересована не только в строительстве ветряков, но и в производстве компонентов ветроэнергетического оборудования. Для этого при министерстве функционирует рабочая группа по локализации соответствующего производства. 7 июня министерство совместно с АО «НоваВинд» («дочка» «Росатома») провело семинар с предприятиями республики по вопросу локализации производства компонентов ветроустановок голландской компании Lagerwey в Татарстане. Компании уже получили технические задания на компоненты и готовят предложения по освоению данных видов продукции. 15 августа этого года был проведен аналогичный семинар с компанией «Вестас Мэньюфэкчуринг Рус». Также в ближайшее время, предварительно в ноябре, запланирована встреча со специалистами ПАО «Энель Россия» по вопросам локализации компонентов.

Как известно, датская компания Vestas выбрана поставщиком оборудования ВЭУ для фонда развития ветроэнергетики. В ноябре 2018 года Татарстан получит технические задания и от этой компании для проработки. «На наш взгляд, наличие развитой промышленности, в частности приборостроительной и машиностроительной, а также высокая концентрация ведущих научно-образовательных центров позволят республике в будущем занять свою нишу в области разработки и производства компонентов ветроустановок», — считают в пресс-службе минпромторга РТ.

Хамис Махянов раскручивает лопасти: «КЭР-Холдинг» ищет 10 млрд на два ветропарка

от ВИЭ татарстан все равно не уйдет

«БИЗНЕС Online» попросил экспертов оценить целесообразность строительства ветропарков в Татарстане.

Наиль Тимербаев — доктор технических наук, профессор, завкафедрой возобновляемых источников энергии КГЭУ:

— В республике нужно развивать все направления энергетики. Одно другому не мешает: чем больше независимых источников энергии, тем выше энергетическая безопасность республики. Ветроэнергетика имеет большой потенциал развития в республике, конкурентную стоимость электроэнергии, и, естественно, она должна развиваться. Развивать ветрогенерацию и строить ветропарки целесообразно на всех площадках, где обеспечиваются необходимые среднегодовые скорости ветра, есть соответствующие инфраструктурные условия и линии электропередачи, способные принять выработанную электроэнергию. 

Андрей Большаков — директор филиала АО «СО ЕЭС» «Региональное диспетчерское управление энергосистемы Республики Татарстан»:

— В энергосистеме РТ установлено достаточно много единиц эффективной генерации, вся эта генерация является традиционной. Республиканские генкомпании – производители электрической энергии в последние годы достаточно активно работают над замещением своих неэффективных мощностей и будут продолжать это делать. Но помимо реновации традиционной тепловой генерации существует потенциальная возможность обновить парк генерирующего оборудования, в том числе и путем развития ВИЭ в республике — солнце, ветер, МСЗ. Это по-крупному, конечно, нужно воспринимать не как панацею, но как определенную возможность.

От ВИЭ мы все равно не уйдем, развивать ВИЭ надо, в том числе нужно пытаться делать это в регионе, который традиционно является лидером в осваивании и продвижении самых передовых технологий, однако нужно делать это, во-первых, понимая, что ВИЭ заменить традиционную генерацию никогда не сможет (тем более в нашей стране, традиционно богатой ископаемыми ресурсами), во-вторых, имея четкое понимание по наличию обязательных условий строительства ВИЭ-генерации, в-третьих, понимая, какую задачу мы решаем установкой ВЭС или СЭС, какие экономические результаты мы от этого хотим получить, а также как внедрение таких электроустановок повлияет на работу энергосистемы и потребителей.

Кроме того, нужно учитывать, что у ветрогенерации, солнечных станций как у источника электроэнергии есть существенный и очень весомый минус — их непостоянство и зависимость от наличия ветра и солнца. Сами понимаете, ветер, как и солнце, сегодня есть, а завтра его нет. При планировании электроэнергетического режима мы будем вынуждены учитывать вероятность того, что этих источников может не быть в нужный момент, а потребителя обеспечить качественной электроэнергией мы обязаны всегда. На это тоже есть ответ — развитые страны с большой долей ВИЭ с данной задачей справились, справимся и мы.

Проект «КЭР-Холдинга» в целом мне нравится как технарю, но выбранный им путь развития ВИЭ на розничном рынке сложен, тернист и менее распространен по сравнению с ДПМ по экономическим соображениям. Дело в том, что история с господдержкой ВИЭ на рознице заключается в том, что сетевая организация обязана в первую очередь закупать по установленному местным регулирующим органом тарифу электроэнергию, произведенную на розничных ВИЭ-генераторах, величиной не более 5 процентов от прогнозного объема потерь в электрических сетях по территории. Очевидно, что этот механизм, имеющий массу других требований, лишь косвенно гарантирует возврат инвестиций в строительство таких электростанций и это должно происходить за счет республиканского бюджета. Тем не менее, если в компании посчитали, что реализовать данный проект с перспективой на розницу экономически выгодно, сомневаться в правильности их движения, наверное, не стоит.

Феликс Гоголь — начальник гидрометцентра РТ:

— Насколько я знаю, в некоторых районах республики уже поставлены приборы, чтобы изучить ветряной режим, проводятся натурные измерения. Эту тему надо глубоко изучить, потому что ветер — характеристика достаточно изменчивая, в разных районах он различный, так что нужно удостовериться, насколько в наших условиях будут эффективны существующие технологии. Для этого нужно провести большое климатическое исследование.

В прошлом году я ходил пару раз на заседания рабочей группы по данному проекту (на него приглашали различных технических экспертов) и озвучивал этот вопрос. Говорил, что, прежде чем принимать решения, нужно провести глубокое климатическое исследование. В последнее время есть тенденция к уменьшению скорости ветра. С середины XX века на территории Татарстана и соседних республик средний ветер уменьшается. Зимой и летом ветер тоже сильно отличается. Но такую задачу перед нами не поставили, проектировщики взяли свою информацию. 

Дмитрий Баранов — эксперт УК «Финам Менеджмент»:

— Энергетика на основе возобновляемых источников энергии за последние годы сделала большие шаги, ее доля в общем балансе производства электроэнергии постепенно увеличивается. В начале этого года первый замминистра энергетики РФ Алексей Текслер сказал, что в 2017 году было построено больше мощностей возобновляемых источников энергии, чем за предыдущие два года. В 2015–2016 году в стране было введено 130 МВт ВИЭ, а в 2017 году было построено 140 МВт мощностей, в том числе крупный ветропарк мощностью 35 МВт (речь идет об Ульяновскеприм. ред.). Видно, что ситуация в этой сфере меняется, что еще больше привлечет внимания к ВИЭ, запустит новые проекты в разных регионах страны. Интерес инвесторов и поддержка государства, а также первые реализованные проекты стали менять экономику ВИЭ. Так, по словам директора департамента развития электроэнергетики минэнерго РФ Павла Сниккарса, стоимость и «солнца», и «ветра» снизилась до уровня 1 тысячи долларов за киловатт, что произошло в результате недавнего конкурса «Совета рынка». Есть планы по развитию ВИЭ в стране, и они последовательно реализуются, причем это проекты не только по строительству новых мощностей, но и создания собственного оборудования, чему способствуют программа импортозамещения и заявленные планы по увеличению несырьевого экспорта… Все это относится и к ветроэнергетике, которая является одним из самых динамичных сегментов ВИЭ. Так что перспективы у данного проекта, конечно же, есть, и он может быть реализован.

Ориентировочные сроки окупаемости проекта могут составить 7–9 лет. Многое будет зависеть от того, по какой схеме он будет реализовываться, в частности, предоставит ли регион какие-либо льготы и преференции ему. В пользу проекта и то, что многие потребители в последние годы стремятся обзавестись собственной генерацией или заключить соглашение с тем, у кого она уже есть. Если эти ветропарки найдут таких клиентов, то это может ускорить их выход на окупаемость, привлечет к ним внимание других потребителей. Активная политика властей по развитию ВИЭ в государстве также может оказать поддержку проекту. Различное упоминание этого и других подобных проектов привлечет к ним внимание инвесторов, производителей оборудования, потребителей. Все это положительно скажется на сроках реализации, поможет решить различные вопросы, которые могут появиться в процессе строительства и ввода в эксплуатацию. Такой интерес благоприятно скажется на операционных показателях, ускорит выход на окупаемость.

Маловероятно, что в данном случае будет использован механизм ДПМ, в первую очередь потому, что этот объект относится к сегменту ВИЭ, а не традиционной энергетики. Во-вторых, в регионе и вокруг него есть много других объектов генерации, его энергосистема является частью национальной энергосистемы, то есть этот ветропарк не является критически важным для обеспечения электроэнергией экономики республики. Так что создание данного ветропарка будет проходить без этого механизма. Тем не менее реализовать его возможно, как уже было сказано, намерение властей развивать сегмент ВИЭ, активная его поддержка, стремление части клиентов не зависеть от существующей энергосистемы — все это будет способствовать реализации данного проекта, ускорит выход на прибыльность.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector