Главная » Регионы » Казань » «Я бы пошла, если б могла!»: татарский концерт, за который не стыдно

«Я бы пошла, если б могла!»: татарский концерт, за который не стыдно

Как Мубай и Эльмир Низамов победили кофе-машину в «Маяковском», из которого ушел дух рок-н-ролла

Результат коллаборации основателя «аксубаевского фьюжна» Мубая и композитора Эльмира Низамова лицезрели накануне в творческом пространстве «Маяковский». Увы, теперь там не продают напитков, как некогда в одноименном легендарном клубе, зато рассказывают о тайнах косметологии. Однако, как уверен корреспондент «БИЗНЕС Online», на один вечер негромкий концерт двух талантливых артистов вернул в клуб ощущение праздника.

«Я бы пошла, если б могла!»: татарский концерт, за который не стыдно

«РЕБЯТА, НУ ВЫ ЖЕ НА КОФЕ МНОГО НЕ ЗАРАБОТАЕТЕ»

«Записки из подполья» — так впору было называть концерт, прошедший накануне на площадке, именуемой ныне «Творческое пространство «Маяковский». Там выступил Мубай (Ильдар Мубаракшин) в компании композитора Эльмира Низамова. Артист, который полтора за десятка лет назад стал настоящим «узгәреш җиле» в татарской музыке, без миллионных бюджетов и применения админресурса, теперь предпочитает появляться на публике пару раз в год, давая тихие концерты на маленьких площадках, что называется «для своих».

«Я бы пошла, если б могла!» — писала у себя в «Фейсбуке» за пару дней до этого выступления Зуля Камалова. И, надо сказать, что смогли многие. Площадка была заполнена, хотя «Маяковский», конечно, уже не тот. Даже сам Мубай позже со сцены признался, что удивился, как же изменилось место, где он давал свой первый большой концерт. Напомним, что некогда легендарная «Желтая кофта», собиравшая всех тех, кого не устраивали походы на «попсу галимую», несколько лет назад сменила собственников и переформатировалась. Теперь там в афише вслед за «концерт музыканта Mubai» следуют «beauty девичник», «спикер-клуб», а также лекции о тайнах косметологии и выборе партнера. В общем, дух рок-н-ролла, конечно, покинул это место, видимо, безвозвратно, а ему на смену пришел запах капучино и латте. Причем машина в данном заведении, делающая эти волшебные напитки, работала так громко, что периодически становилась невольным перкуссионистом для Мубая и Низамова.

«Ребята, ну вы же на кофе много не заработаете», — тихо бросил в сторону бариста один из посетителей, обнаружив, что в «Маяковском» теперь не купить алкоголя. И, действительно, аудитория концерта преимущественно была «30+», то есть, те люди, которые помнят здешние аншлаговые выступления «Аукцыона», Billy’s Band или первые пробы татарских «альтернативщиков». А также саму атмосферу, когда за пивом не только обсуждались все важнейшие философские вопросы, но и ругались/мирились со своими бывшими, будущими и несостоявшимися.

«Я бы пошла, если б могла!»: татарский концерт, за который не стыдно

Пока же по фойе гулял один из героев вечера. «Волнуюсь, конечно», — сказал корреспонденту «БИЗНЕС Online» автор «Кара Пулат» и «Алтын Казан», которому предстояло выступить с Мубаем во второй части музыкального вечера. Вспомнились слова последнего о первом знакомстве с Низамовым из недавнего интервью нашей газете: «Я ему задавал очень глупые вопросы из разряда: а ты кто такой и где работаешь? Потому что у меня случился разрыв представлений о человеке, о котором я слышал, но с которым не был знаком лично. Оказывается, он уже заслуженный композитор, у него какие-то оперы и вообще много всего. Мало того, он преподает в консерватории. Так не бывает, он ведь такой молодой! И мне стало любопытно».

Кстати, такие концерты «на двоих» для Низамова отнюдь не в диковинку, хотя обычно он выступает в таком формате с Эльмирой Калимуллиной. «Она очень хотела сегодня прийти, но не смогла», — сказал композитор.

«Я бы пошла, если б могла!»: татарский концерт, за который не стыдно

«ӘНИЕМ ХАТИРӘСЕ»

«На концерте с Эльмиром мы как раз будем скатываться к традиционному, классическому татарскому звучанию. У него как раз такие песни… Низамов как-то умудряется сочинять в стиле 90-х годов прошлого века. Но я постараюсь, чтобы и фьюжн был. Аксубаевский», — говорил в том же интервью Мубай. Он появился на сцене в компании гитары и без своих коллег по некогда легендарному коллективу — Линара Ризатдинова и Александра Батракова. Так что за «аксубаевский фьюжн» его основателю пришлось отдуваться в одиночку, что он и делал не без успеха.

Звучали как авторские песни Мубая, так и интерпретация татарской классики, которая прежде всего и сделала артиста знаменитым. Например, «Яратам/Люблю» Алмаза Монасыпова или «Бас, кызым, эпипэ». «Это была экспериментальная песня», — сказал он о своей версии знаменитой татарской народной песни. Мубай был в хорошем настроении, довольно много для себя говорил со зрителями, шутил, но о том, что для певца исполнение всех этих композиций на публике нынче редкость, говорили и нескрываемое волнение, которое добавляло концерту ощущения подлинности происходящего, и подглядывание в пюпитр за текстами.

«Я бы пошла, если б могла!»: татарский концерт, за который не стыдно

Дуэт образовался на сцене к середине вечера, без всяких провинциальных антрактов Низамов занял место за клавишами прямо во время одной из композиций, сыграл пару своих пьес, а потом Мубай исполнил свою мечту, о которой рассказывал ранее «БИЗНЕС Online»: «Я всегда очень хотел петь под аккомпанемент фортепиано. Это было моей мечтой. Если бы был целеустремленным человеком, давно нашел бы пианиста, мы бы сделали программу и выступали». По такому случаю певец даже расстался со своей неизменной гитарой. Здесь в основном звучали вещи самого композитора, вроде «Бәллүр чыклар», которую более привычно слышать в женском исполнении, или «Хәйдәр җыры», посвященной памяти Хайдара Бигичева. А одним из соавторов композитора и певца и вовсе стал Габдулла Тукай.

«У меня очень добрые, чуткие и интеллигентные слушатели», — говорит Мубай о своей публике. Пожалуй, эти эпитеты накануне можно было адресовать по обе стороны от сцены. Это был прекрасный концерт двух талантливых артистов, нарочито отказавшихся от каких-то внешних эффектов и просто подаривших тем, кто пришел, теплый вечер, а также укрепив веру в  то, что татарская музыка еще жива. Вершиной же этого самого вечера стала даже не «Ай былбылым» на бис, а «Әнием хатирәсе/Память о моей матери» (музыка Низамова, слова Рената Хариса). Мубай не очень любит распространяться о своей жизни, но знающие люди говорят, что эта песня как напоминание о пережитой им личной драме. И срывающийся голос певца был тем моментом предельной искренности и честности, ради которых, пожалуй, и стоит ходить на концерты. Даже если потом тебя возвращают в привычное состояние жужжание кофе-машины и афиша с анонсом лекции «Выбор партнера и развитие отношений».

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector