Главная » Регионы » Казань » «Я не уверен, что в Казани смогу Метшину спокойно позвонить и сказать: «У меня проблема…»

«Я не уверен, что в Казани смогу Метшину спокойно позвонить и сказать: «У меня проблема…»

Как резиденты муниципальных промплощадок Татарстана рассказывали, что в глубинке ты сэр и без ТОСЭР

«Зашел и работай, пожалуйста, все есть», — хвалили резиденты муниципальных промпарков свои места на вчерашнем объезде с министром экономики РТ Фаридом Абдулганиевым. Укрывшись в районах, компании строят заводы за 1,5 месяца и проникают в федеральные торговые сети, некоторые даже умудряются теснить голландцев тюльпанами и экспортировать в Китай чай из Сокуров. На пресс-туре побывал и корреспондент «БИЗНЕС Online».

«Я не уверен, что в Казани смогу Метшину спокойно позвонить и сказать: «У меня проблема…»

татарстан вместил 10% промпарков россии

«Если не знать дорогу, можно заблудиться», — такими словами приветствовал журналистов министр экономки РТ Фарид Абдулганиев, после того как, проехав нужный поворот и сделав небольшой крюк, автобус прессы доехал до промышленного парка «Сокуры» в Лаишевском районе. Сверхзадачу мероприятия министр обозначил четко — вдохнуть веру в промышленные парки, а вместо тысячи слов предложил журналистам пообщаться с их резидентами, которые «ни на минуту не пожалели, что переступили порог» этих объектов.

«Сокуры» — лишь один из 85 промышленных парков и площадок РТ, которые дали уже более 26 тыс. рабочих мест, а объем произведенной ими продукции по итогам 2018 года составил 143 млрд рублей. По словам Абдулганиева, в Татарстане — 10% всех промышленных парков России. К столетнему юбилею республики в 2020 году планируется довести число промпарков и площадок до 100. «Но мы не гонимся за количеством», — подчеркнул Абдулганиев, заверив, что потери качества в угоду количеству не будет.

Основная мера поддержки, применяемая для поощрения президентов, это беспроцентные кредиты до 5 млн рублей в год, которые предприниматели могут потратить на строительство, реконструкцию инженерной инфраструктуры и приобретение оборудования. Не говоря уже о готовой инфраструктуре и льготах по земельному налогу. При этом вложенные в строительство «Сокуров» с 2015 года 70 млн рублей бюджетных средств уже полностью окупились за счет налоговых отчислений, которых только в 2018 году было уплачено 50 млн. «Каждый пятый рубль налогов, который платится малым бизнесом в Татарстане, получен как раз резидентами промпарков, что говорит об их состоятельности и бюджетной эффективности», — подчеркнул министр.

«Я не уверен, что в Казани смогу Метшину спокойно позвонить и сказать: «У меня проблема…»

«Приехали, когда здесь не было ни тепла, ни света, а сейчас уже занимаем два ангара»

В «Сокурах» работают 15 резидентов, из которых СМИ представили двух. ЗАО «Автокран Аренда» — филиал финской компании Pekkaniska, сдающей в аренду подъемные механизмы для строительных работ. В России компания действует с 1994-го, в Татарстане — три года. По словам руководителя казанского филиала компании Олега Баранова, техника компании используется почти на всех крупных стройках РТ, включая «Казань Экспо», Haier и «Мега». При этом сама Pekkaniska эту технику закупает у производителей родной Финляндии, а также Франции и США. «Расположены за городом, и в то же время возле дороги», — объяснил Баранов логистический смысл выбора именно этой промплощадки.

Неподалеку расположились два ангара ООО «Поволжский главснаб», которая развернула здесь производство чая. «Компания существует с 2014 года, на этой площадке — с 2015-го, — рассказал Николай Афанасьев, основатель и руководитель по производству фирмы. — Приехали, когда здесь не было ни тепла, ни света, а сейчас уже занимаем два ангара и продаемся в 25 тысячах магазинов федеральных сетей X5 Retail Group и „Магнит“. Производим более 30 видов чайной продукции, самая топовая позиция у нас „Доброе утро“, „Добрый день“ и „Добрый вечер“ — это чай с травами, ягодами и фруктами».

Схема производства следующая: индийский чай смешивается с российскими травами и фасуется в упаковки. Цена — примерно 75 рублей. Травы везут из Алтая, Крыма, а также собирают в самом Татарстане: это можжевельник, черноплодная рябина, листья смородины, малины, это создает для селян дополнительный источник дохода. Например, лист чёрной смородины оценивается в компании от 250 до 300 рублей за кг, сушеная черноплодная рябина — 150, можжевельник — 180 руб за кг. Что касается закупки чая, то качественный индийский «ассам» обходится компании в среднем в 400 рублей за кг.

По словам Афанасьева, на благодатной почве промпарка компания (персонал — 60 человек) растет фантастическими темпами, ежегодно увеличиваясь в разы. Объясняя свой выбор «Сокуров», основатель компании отметил чистоту, поддерживаемую управляющей компанией, и современное здание, что важно для производителя производителя пищевых продуктов. Ну и, конечно, недорогая аренда — 287 рублей за кв. м, «включая коммуналку». «Если сравнивать с Казанью, то там цены на порядок выше», — отметил Афанасьев. Размер инвестиций, как и доходов, он назвать отказался, но отметил, что на компании уже нет ни кредитов, ни лизингов, она развивается за счет собственных средств и ничего у государства не просит. «Нас все устраивает», — заверил руководитель. Товары компании два года подряд становились лауреатами премии «Лучший продукт Татарстана», а в 2018-м попали в «Сто лучших товаров России»; сейчас компания ведет переговоры о поставках в Китай, а в следующем году, возможно», и в Европу.

«Я не уверен, что в Казани смогу Метшину спокойно позвонить и сказать: «У меня проблема…»

«Развитие промышленных парков — политическая доктрина нашего региона»

Экспортную тему тут же оседлал министр Абдулганиев. Отметив, что развитие промышленных парков — это ни много ни мало «политическая доктрина нашего региона», он сделал акцент на «главных установках, внутри которых мы движемся», — это импортозамещение и выход на экспорт. Задача выхода на экспорт содержится в федеральном национальном проекте по поддержке предпринимательства, и ставится она перед всеми регионами. Но выйти на экспорт не так легко: здесь министр сослался на экспертов ведущих аналитических агентств, согласно которым выход на экспорт требует от компании годового оборота не менее 30 млн рублей. «То есть это уже не стартап», — отметил Абдулганиев. Именно поэтому и необходимо создавать условия на промышленных площадках, чтобы растить компании, обладающие потенциалом выхода на экспорт и на торговые сети, и в 2019 году республика в рамках нацпроекта получит еще 600 млн рублей на развитие этой инфраструктуры. 

Промышленный парк «Тюлячи», несмотря на вдвое меньшее, по сравнению с «Сокурами», количество резидентов — 9 — почти в два раза превосходит его по отгруженной продукции — 1,2 млрд рублей в год. Расположившееся там ООО «Кряж» было первым резидентом промышленного парка. «По идее, на базе нашего предприятия он [парк] и был построен», — говорит Марат Нуриахметов, генеральный директор «Кряжа». Свое предприятие он характеризует как «большую мясорубку», в которой старые автомобильные шины превращаются в резиновую крошку, которая используется в изготовлении асфальта или покрытия для детских площадок — последние почти полностью покрыты продукцией «Кряжа». Продукция находит сбыт не только в Татарстане и России, но и в Казахстане, годовая выручка предприятия составляет 15 млн руб. В переработке 1,5 тыс. тонн резины в год задействованы 12 человек, разбитые на две бригады. Причем, как пояснил Нуриахметов, за сырье компания не платит, так как по сути занимается утилизацией отходов.

«Мы одни из трех предприятий вокруг Казани, которые занимаются переработкой шин, а было их 8», — отметил Нуриахметов. По его словам, чтобы выходить на безубыточность в этом бизнесе, необходимо перерабатывать не менее 50 тонн в месяц. Зато и проблемы сбыта, по словам директора, у компании нет: успевай только выполнять заказы. «А завод мы построили за полтора месяца. В середине июля 2012 года я делал презентацию проекта, а 1 сентября премьер-министр Ильдар Халиков уже жал на кнопку, — не без гордости говорит Нуриахметов. — Ребята — молодцы, сделали все условия, все в одно окно, идут на контакт, никто никого не щемит. Зашел и работай, пожалуйста, все есть, ни о чем голова не болит».

«Я не уверен, что в Казани смогу Метшину спокойно позвонить и сказать: «У меня проблема…»

«НУЖНО ТЕ ЛЬГОТЫ, КОТОРЫЕ ЕСТЬ У ТОСЭРОВ, КАК-ТО СПРЕЦИРОВАТЬ НА НАС…»

Соседнее ООО «Аванград строй» делает железные двери. Изначально бизнес был в Казани, но в 2014 году решила в промпарк, впрочем, все равно 70-80% продукции уходит в столицу РТ, остальное — в регионы России. «Даже в Саратов поставляем противопожарные двери, хотя там свой завод есть», — говорит технический директор компании Марат Шамсутдинов. Годовой оборот компании — 150 млн рублей, и емкость рынка позволяет расти еще, так что в скором времени на зеленеющем по соседству участке вырастет новый ангар.

Шамсутдинов объяснил преимущество муниципальных промплощадок тем, что это оптимальное решение для малого и среднего бизнеса, который по своим масшатабам «не может зайти в Елабугу, но может зайти сюда». «Конечно, не по всем налогам мы тут имеем льготы, — признает Шамсутдинов. — Но зато безвозмездно дали земельный участок, подключили к коммуникациям, асфальт нам бесплатно провели. Это большие ресурсы, в Казани мы этого не получим. Представляете, сколько там стоила бы земля?» К тому же оперативно решаются все проблемы с руководством, вплоть до главы администрации. «Я не уверен, что в Казани я смогу Метшину спокойно позвонить вечером и сказать: вот у меня тут проблема, электроэнергию отключили. А здесь я главе могу позвонить, и он оперативно решит вопрос», — приводит пример технический директор.

ООО «ЛМР Пласт» ФИМАКО — крупнейшее предприятие тюлячинского промпарка, производящее пластиковые изделия бытового назначения, которые на на сегодня представлены во всех крупных федеральных сетях. Прямые договора на поставки сырья от «Нижнекамскнефтехима» и минимальная логистика позволяют удерживать приемлемые цены, не поступаясь качеством изделий, поясняет директор предприятия Госман Кабиров. Как и у соседей, объемы продаж растут, вынуждая компанию закупать все новые станки.

Причину выбора именно этой промплощадки Кабиров объясняет тем, что «удалось найти общий язык». На начальном этапе было инвестировано порядка 500 млн рублей, каждый год он продолжает наращивать производство. При этом компания старается по максимуму использовать программы господдержки, льготы и субсидии, так как это помогает быть конкурентоспособными на рынке. Но даже этого мало. «Нужно те льготы, которые есть у ТОСЭРов, как-то спроецировать на нас тоже, — вторит Кабиров коллегам. — Там есть послабление по налогу на прибыль, НДС, и по заработной плате льготы дополнительные — у нас этого, к сожалению, нет».

«Я не уверен, что в Казани смогу Метшину спокойно позвонить и сказать: «У меня проблема…»

«Из Голландии в наш регион цветок едет 7 дней. А у меня заказ вчера пришел — и завтра уже на месте»

Азат Муртазин владеет и руководит 5 теплицами ООО «Богородские розы теплицы», на почти 5 тыс. кв. м которых круглый год выращивает цветы, как садовые, так и комнатные, в том числе тюльпаны. «Первый год был в убытке, второй год — убыток сократился, третий — небольшой плюс, а в 2019-м рассчитываю уже на прибыль», — поделился бизнесмен историей успеха, добавив, что на полную окупаемость ему потребуется 7-8 лет.

Продукцию Муртазин сбывает через торговые стеи «Эссен», «Мегастрой», рассматривает договор с «Леруа Мерлен». Также подписан договор с X5 Retail Group, «пару нюансов осталось утрясти», а вот с ОБИ пока не вышло. «Хитрые ребята, — объясняет Муртазин. — Пока бодаемся по условиям». Среди причин, побудивших разместить производство именно здесь, бизнесмен называет обеспеченность коммуникациями, лояльность администрации («один звонок — любой вопрос решается») и наличие рабочей силы. В штате компании 15 местных жителей, которые трудятся за 18-21 тыс. рублей в месяц. К слову, ранее в Сокурах министр Абдулганиев также говорил о зарплате: 7 тыс. человек, занятых в татарстанских промплощадках, получают в среднем 22 тыс. рублей, что министр назвал «неплохим показателем для районов».

Расширяться Муртазин пока не планирует, предпочитая довести до ума то, что есть. «Мой регион — Поволжье, — так он ответил на вопрос о географии сбыта продукции. — В Нижний Новгород поставляем, частично в Москву, но туда снижаем, потому что логистика дорогая, плюс они давят на цены. Лучше на местном уровне поднимать качество и стараться здесь». Благодаря обширной географии, удаленность от Казани особой роли не играет, говорит директор, так как, например, до Челнов или Ижевска отсюда ближе.

«Главный конкурент у меня на самом деле — Голландия, а не местные региональные компании, — добавил предприниматель. — Голландцы сюда все везут, на весь мир работают». Вездесущих голландцев Муртазин будет побеждать быстрой доставкой и работой над качеством: «Из Голландии в наш регион цветок едет 7 дней. Его надо принять, развести и так далее. В итоге в магазины он попадает в течение 10 дней после заказа. А у меня заказ вчера пришел — и завтра уже на месте».

На вопрос о том, почему он решил заняться именно цветочным бизнесом, Муртазин отвечал явно уже не в первый раз. «А я очень женщин люблю», — сказал он с улыбкой. Тюлячинский ценитель прекрасного оказался последним резидентом, представленным вниманию журналистской братии. 

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector