Главная » Регионы » Казань » «Я пришла в Роспотребнадзор и говорю: «Помогите!»

«Я пришла в Роспотребнадзор и говорю: «Помогите!»

Как сотрудница ТАНЕКО стала первым крафтовым сыроваром в Нижнекамске

«Народ в селе озлобленный. Хают администрацию и тут же просят у них дорогу. Наверное, люди думают, что им кто-то что-то должен, но никто никому ничего не должен», — рассуждает в интервью БИЗНЕС Online сыровар из Нижнекамска Чулпан Миннебаева. Женщина является заметной фигурой в местном предпринимательском сообществе. Она бросила карьеру на заводе, уехала в село и теперь после серии проб и ошибок выпускает до 15 видов сыра.

«Я пришла в Роспотребнадзор и говорю: «Помогите!»

ПЕРВЫЕ СЫРЫ ВАРИЛИ ПО РОЛИКАМ НА YOUTUBE

— Чулпан, как вы стали заниматься сыроделием? Вы же, наверное, не всегда варили сыры?

— Я работала шесть лет в компании ТАНЕКО, потом год отработала начальником отдела обеспечения бизнеса «Бона Фиде Инжиниринг», это генеральный подрядчик ТАНЕКО. За этот год я как раз-таки поняла, как вести бизнес. Я пошла к Аязу Шабутдинову (коуч, создатель холдинга Like) — ред.), там мне дали  хороший пендель. После тренинга я поняла, что пора менять свою жизнь и воплощать то, что хочешь.

— На заводе не нравилось работать?

— Нравилось, но мне не нравились ограничения — никуда не выйдешь с 8 до 17, далеко добираться. Уже был свой дом, хотелось здесь что-то делать. В итоге приезжаешь вечером после работы и понимаешь, что сил нет. Решила, что не хочу ходить на завод. Это было полтора года назад.  Вспомнила слова старшего сына, который сказал «зачем вам ферма, варите сыр — это актуально». Мы тогда посмеялись, но после тренинга Аяза решили попробовать. Тренинг был в пятницу, а на понедельник мы уже заказали 20 литров молока.

— Как вы первый раз варили сыр, по роликам в интернете?

— Да, через YouTube. Понятно, что не все получилось. Варить по роликам в интернете было глупостью, честно говоря, этому нужно было учиться. Но нам понравилось, еще заказали молоко. И я сразу же проплатила дальнейшее обучение у Аяза. Оборудования еще никакого не было, только купили 20-литровую кастрюлю. Из 20 литров молока получалось два килограмма сыра. И там же на тренинге я начала продавать первые кусочки. Я сама гурман, мне нравится пробовать то, чего нет в магазине, чего никто не пробовал. Мне хотелось это делать, стали изучать рецепты. Вот, например, так появились наши сырные шарики со специями. Так и искали рецепты.

«Я пришла в Роспотребнадзор и говорю: «Помогите!»

— Когда пришли к тому, что нужно покупать серьезное оборудование?

— Оборудование закупили примерно через три месяца. На все про все мы вложили 2,5 млн рублей. Мы продали машину свою — хорошую, дорогую. Взяли кредит — на нас сейчас два кредита. Родители помогли, был у нас инвестор — моя подруга.

— 2,5 млн рублей это на дом, где находится сыроварня, и оборудование?

— Да, но сейчас уже, наверное, больше. То холодильник нужно купить, то увлажнитель, то еще что-нибудь. Так и получается

— Оборудование отечественное или импортное?

— Отечественное. Во-первых, иностранное очень дорогое, во-вторых, если у тебя небольшая крафтовая сыроварня, то оно и не нужно.

— Сейчас как продаете сыр?

— Больше сарафанное радио помогает. Но есть и отделы в крытых минирынках. Продажи идут. Например, на этой неделе у нас ажиотаж по заказам, в магазинах уже ничего нет. Но делать мы уже не успеваем. Основной объем заказов идет через сайт и в соцсетях. В магазины мы везем в последнюю очередь, если только осталось что-то нереализованное. Еще в рестораны поставляем сыры, они сами на меня выходят. Они тоже поняли, что сыроделие в тренде. А тут еще увидели, что в Нижнекамске, оказывается, кто-то делает сыр, сразу позвонили, спросили, что мы им можем предложить. Мы под них подстраиваемся.

«Я пришла в Роспотребнадзор и говорю: «Помогите!»

— Чтобы продавать сыры в рестораны их нужно сертифицировать?

— Нужно сделать декларацию. Для этого надо связаться с компанией, которая их делает, отдать им пробные сыры. Они проверят продукцию, сделают лабораторные испытания, оформят протокол, выдадут декларацию. Также лабораторные анализы нужны, ветеринарка. Еще сейчас нужно штрих-кодирование, но я об этом не знала и не учла это. Честно говоря, спросить было не у кого и я сколько ошибок наделала, поэтому я сейчас очень полезный человек для людей, которые только начинают это делать.

— О заходе в большие сети не думали?

— Я сразу сказала, что в сети я не хочу. Это не тот контингент и это не тот сыр, который должен лежать везде на полках. Это крафтовый сыр, он делается вручную. Так что пока нет, но если дальше будем развиваться… Мы хотели свой магазин, но скорее всего это будет франшиза. Хотим в формате «сыроварня за стеклом». Уже есть желающие в Актаныше и в Нижнекамске, которые хотят под нашим именем по нашей рецептуре производить сыр и продавать его.

— Сложно было выстроить систему продаж?

— Честно, даже не задумывалась. Никакого плана не было. Даже не понимаю, как это произошло. Я просто начала писать о себе и сыроварне в «Инстаграме». И оттуда пошли заказы. В «Инстаграме» почти четыре тысячи подписчиков, в «ВКонтакте» около трех тысяч. Я в рекламу еще ни разу не вкладывалась. Я всегда говорила, что не буду платить за это.

— К вам в сыроварню с проверками не приходят?

— Пока нет. Первые три года, если нет жалоб, вообще не трогают.

РОСПОТРЕБНАДЗОР ПОМОГАЕТ

— Вы на одной из встреч в мэрии говорили, что надзорные органы не мешают, а наоборот помогают. Это как?

— Я первый раз пришла в Роспотребнадзор и говорю «помогите, я не знаю, что мне делать, куда обращаться». Они мне сказали: «Почему все думают, что мы такие страшные и хотим быстрее всех оштрафовать, мы помогаем, вы с нами дружите». Они советуют, например, если у фермера заболела корова сообщать им, а они уже подскажут что делать и куда обращаться, чтобы последствий не было проблем. Они помогают, объясняют, что нужно делать, в какую лабораторию обращаться, какие документ нужны — все без проблем разъясняют, помогают. Еще у них есть такая удобная услуга, пусть и платная, аудит. Приезжает член комиссии, полностью все проверят, говорит, что нужно доделать и только после этого приходит уже главная проверка. То есть, ты готова к основной проверки и у тебя нет стресса. Люди всем напуганы, четно говоря.

— Думаете, эти страхи не обоснованы?

— Я психолог, и я знаю — чего ты боишься, то с тобой и происходит. Если фермер изначально говорит, что он боится проверок, у него и будут проверки за проверкой проходить. Страх — самая сильная эмоция, которая работает всегда, ее надо научиться укрощать. Все, проблем нет.

— Вас часто можно встретить в исполкоме на различных совещания, деловых обедах. Во власти сейчас много говорят о поддержке бизнеса. Вы получаете какую-то помощь?

— Просто советом даже помогают. Мне Альфред Галимович [Нигматзянов, заместитель руководителя исполкома Нижнекамского района по сельскому хозяйству] очень сильно помогает. Я пришла к нему первый раз попросить совета: «я хочу варить сыр, кто мне может запретить, кто мне может палки в колеса поставить». Он мне говорит: «Никто, было бы желание». Потом выяснилось, что мы с ним из одной деревни.

«Я пришла в Роспотребнадзор и говорю: «Помогите!»

— Есть программы льготных кредитов для бизнеса на селе?

— Когда я брала кредиты, я не знала о них. Но потом, когда я начала ходить на бизнес-обеды, мне сказали, что можно рефинансировать. Даже помогали, но так и не получилось. Поэтому мы кредит пока платим обычный. Но льготные кредиты есть. Если буду делать ферму, то можно будет учесть эти возможности и взять кредит под 5-7 процентов. Сейчас у нас под 13 процентов.

— У вас ИП?

— ИП оформлено на мужа, я официально безработная.

— Сейчас говорят о том, что ИП в какой-то мере выгодно переходить на налоговый режим «самозанятый», меньше налога можно платить. Не думали об этом?

— Нам это невыгодно, мы же работаем с ресторанами, а самозанятый не имеет право работать с ними. Поэтому у нас в любом случае ИП. Нам даже КФХ сейчас надо открывать, но пока не знаем, как это делать. А если ИП переходит в КФХ, то он уже не считается молодым фермером. И всякие гранты не получить. Поэтому мы сейчас думаем сына сделать КФХашником что ли.

«Я пришла в Роспотребнадзор и говорю: «Помогите!»

— У кого вы закупаете молоко для сыра?

— У «Бэхетле-Агро», литр по 32 рубля. Из-за справок, документов цену подняли. Это высокая цена, потому что в деревнях собирают молоко по 20 рублей за литр.

— А вы сами по деревням не хотите собирать?

— Мы берем в «Бэхетле-Агро», потому что молоко нам подходит по всем показателям — мы проверили. И потом, нам близко забирать. А у фермеров нет возможности к нам возить, у нас тоже нет молоковоза. В принципе, фермеры сами на меня выходят, но они предлагают такую же цену, за 20 рублей они не продают. Они не готовы возить молоко к нам, но просят так же 30 рублей за литр. При этом у нас в хранилище сыров тысяч на 200. То есть, вначале мы работаем в убыток. Это же замороженные деньги, а фермеры ждут за молоко плату сразу.

— Вы говорили о том, что хотели бы организовать кооператив. Как раз для того, чтобы было свое молоко?

— Да, в принципе мы к этому идем. Например, на своих 50 гектарах земли мы объединимся с фермерами, у которых есть козы и овцы. В кооперативе буду я — сыродел, фермер, который заготавливает корм, человек, который занимается продажами. Будем компаньонами: один дает молоко, другой его перерабатывает, третий продает. И таким образом мы можем стартануть. 

— Есть желающие? Люди не боятся в кооперативы вступать, не напоминают колхозы?

— Взрослые мужчины боятся. А те, кто хочет работать с нами, они моего возраста. Они уже понимают, что одному не справиться. Они знают, что такое бизнес.

— Сами коз разводить не хотите?

— В принципе, хочу. Но, наверное, выращивать их я сама все равно не буду. Это будет знающий человек. Самое главное — мне нужно козье молоко, потому что много желающих покупать козий сыр. Есть те, кто выращивают коз, но они не могут сразу поставить 50-100 литров, у них 10-15. Выход только одни — самим стать фермерами.

«ВЫРАСТИ НАМ ЭКОЛОГИЧЕСКИ ЧИСТУЮ КУРИЦУ»

— Давайте поговорим о ценах. Какая средняя цена на килограмм ваших сыров?

— Килограмм сыра стоит в среднем тысячу рублей, выдержанные сыры — полторы тысячи. На килограмм сыра нужно минимум 10 литров молока. То есть, это уже 400 рублей. Рублей 200 уходит на закваски, различные ферменты. Остальное — работа, электричество, вода. Работа мало оценивается. Такими темпами мы вряд ли окупимся за три года. Когда я в российском чате сыроделов написала о своих ценах, они сказали, что надо дороже — «не смей продавать так дешево, ты обесцениваешь свой труд». На днях повысила цены. Пока бунта нет.

«Я пришла в Роспотребнадзор и говорю: «Помогите!»

— То есть, у вас не массовый клиент, цены-то выше рыночных?

— Поэтому я и говорю, что мы не ориентированы на сети, куда люди ходят за дешевыми продуктами, ищут акции. У нас этого нет. Среди наших клиентов больше тех, кто задумывается о правильном питании.

— Как считаете, стоит предпринимателям заходить в сельский бизнес? Можно здесь заработать?

— Меня на днях один человек попросили научить сыр делать — тоже хочет стать сыроваром. С одной стороны, два сыродела в Нижнекамске лишка, с другой стороны — есть четыре тысячи видов сыра. Я делаю 10-15 видов. То есть, можно спокойно запартнериться. Про окупаемость… Мы пока не окупились и еще в ближайшие три года не факт, что окупимся. Того что зарабатываем, как раз хватает чтобы погасить кредиты и чуть-чуть на жизнь. Но это еще только начало. Ни один производственный бизнес за три года не окупается, 5-7 лет надо. Я для себя поставила планку три года.

— Муж же тоже с вами здесь работает? То есть, у вас нет никакой финансовой подпитки, кроме продажи сыров?

— Да, муж ушел с найма. Подпитки нет. Поэтому мы надеемся только на себя, назад дороги нет, позади яма.

— Сколько зарабатываете за месяц?

— В марте мы продали сыров на 280 тысяч рублей, расходы были 190 тысяч рублей. Заработали 90 тысяч рублей. На найме мы с мужем получали на двоих то же самое, но сейчас работаем для себя любимых, в свободном графике, ковыряемся в своем любимом огороде. Пока это немного, но и не мало.

— Как по-вашему, сельское хозяйство убыточно?

— Если ты ленивый человек, то убыточно. Если есть желание работать и зарабатываться, то не убыточно. Мы сейчас даже под заказ выращивать цыплят начали. У меня есть клиенты, которые говорят «вырасти нам экологически чистую курицу». Мы берем цыплят и выращиваем. И они не спрашивают, сколько это будет стоить. Им важен результат. Все зависит от твоего желания зарабатывать — выращивай клубнику, да что угодно. Может я пока только в начале пути и витаю в облаках, все может быть. Но у меня есть примеры людей, которые хорошо зарабатывают.

«Я пришла в Роспотребнадзор и говорю: «Помогите!»

— Вы недавно получили грант 150 тысяч рублей на развитие сельского туризма?

— Да. Это неожиданно получилось. Мне позвонили и предложили принять участие в форуме, нужно было проект написать и презентацию оформить. Сначала придумали, что просто будем привозить детей на мастер-классы по сыроделию. Но потом показалось, что сыр — это мало, потому что городские дети не могут отличить козу от коровы. Решили сделать экскурсию — сначала дети едут к фермерам, а потом к нам. Это социальный проект с дальнейшей коммерциализацией. Мы делаем это бесплатно для детей-сирот. Я сходила в детдом, провела среди детей опросы — только трое из 29 детей были в деревне. Я была в шоке. Мне настолько стало их жалко. Я спросила, хотят ли они хотя бы увидеть трактор, на комбайн залезть. Они: «Да!». Спрашиваю — а корову подоить? Все отказались. Я им говорю, вам интересно понять, как машина умудряется доить корову? А как компьютер управляет дойкой коров? Один парень сказал, что было бы интересно. То есть, если им сейчас семечко заложить… Если бы мне когда-то заложили это семечко поглубже и поливали бы его, возя меня на фермы, может быть у меня уже и ферма была бы. Масштаб был бы другой. Но я к этому пришла только в 38 лет. Я время потеряла. Поэтому мне хочется детям об этом рассказывать, тем более сиротам, их вообще никто никуда не свозит.

— В городе вы тоже часто проводите мероприятия.  

— Хочется уже делиться своими знаниями в бизнесе о том, с чего начинать, как развивать свой бренд. Я могу давать советы. Например, недавно задумала встречу «Кофе с сыром», написала в интернете, думала, что придет человека четыре. Пришли 20 человек, мы просидели полтора часа.

— Сейчас у вас в ассортименте сколько видов сыра?

— Мы попробовали делать 16 видов. Какой-то сыр получается и расходится «на ура», какой-то нет. Если нам самим не понравится, то мы его делать не будем. Я в первую очередь ориентирована на себя.

— А пармезан будете делать?

— Обязательно. Я сейчас как раз закваски изучаю. Будем делать.

— Самый выдержанный сыр у вас какой?

— Канестрато, который мы назвали «Нижнекамский». Есть трехмесячные головки. У нас есть клиенты, которые заказали сыр с трехлетней выдержкой. Они были в Италии, много чего знают про сыры, сами они пчеловоды, тоже гурманы. Они захотели такой же итальянский сыр у нас здесь в Нижнекамске. Я даже не считала, во сколько он обойдется. Головка будет 2,5 килограмма плюс выдержка. За головкой ней надо три года ухаживать, беречь ее, чтобы не высохла, каждый раз переворачивать, чистить. Это как маленького ребенка вырастить. Думаю, около пяти тысяч рублей будет стоить.

«Я пришла в Роспотребнадзор и говорю: «Помогите!»

— Расскажите о хозяйстве, которое вы ведете?

— У нас куры, закупим уток. Еще у нас огород.

— Все это хозяйство сколько рук обслуживает?

— Четыре — муж, я и мама иногда приезжает.

— А в сыроварню собираетесь работников брать?

— Пока варим вдвоем с мужем. Работники нужны, но нужны такие, которые будут этим болеть. Если ты делаешь ради денег, то сыр не получается. До этого у нас работали девочки — два через два. Каждый день работать нереально. Зарплату 20 тысяч рублей за 15 рублей они получали.

 

«ЗАЧЕМ МУЖЧИНЕ КОНЬ НА СКАКУ? ЕМУ НУЖНА ДОМАШНЯЯ ЖЕНЩИНА»

— Вы в селе живете уже немало, знаете сельский уклад изнутри. Чем сейчас живет село, какие проблемы?

— Я переехала из города только пять лет назад, но в принципе, уже много узнала. Самое проблемное — это дороги. Обидно, что наша деревня Борок считается пригородом, а дорог вообще нет. Как весна и осень — это хоть танк покупай. Жильцы говорили, что здесь с водой проблема. Я проблемы не вижу. У нас три свои скважины и плюс проведена вода из города, этот вопрос решили. Народ в селе озлобленный. Тут же хают администрацию и тут же просят у них дорогу. Лично я бы сказала: «Нет вам никакой дороги, пока не подобреете». Я была один раз только на собрании села и пришла оттуда в шоковом состоянии. Насколько злой народ. И я не знаю почему они такие. Ты живешь своим хозяйством, все у тебя есть, все от тебя зависит. Зачем хаить администрацию я не поняла. Надо быть добрее и люди потянутся к тебе. Мы в хороших отношениях с председателем, всегда обращаешься к нему, задаешь вопросы. Он идет навстречу, объясняет, как сделать правильно. Спросили, как сделать дорогу до сыроварни, он все объяснил, рассказал о требованиях. Поэтому я не знаю, почему у людей такое отношение.

«Я пришла в Роспотребнадзор и говорю: «Помогите!»

— Но люди, наверное, хотят не сами делать, а чтобы им делали?

— Наверное, люди думают, что им кто-то что-то должен, но никто никому ничего не должен.

— А как же налоги? Они же налоги платят.

— И? Бешеные налоги?

— То есть надо все в свои руки брать?

— Конечно. Люди вообще неграмотные. Когда разбирались по поводу воды, жители устроили такой скандал. Но оказалось, что никто даже не сходил и не написал заявление. Директор предприятия, которое прокладывало трубы, говорил «хотя бы одно заявление кто написал». Заявление о том, чтобы провести трубу домой. Все сидят, ждут, говорят «нам воду не протягивают». А трубу до деревни донесли, дальше нужно писать заявление о том, чтобы трубу к дому протянуть. Ни одного заявления нет, но народ орет: «Нам воду не провели». Вышло недопонимание. Я была в шоке, это было мое первое столкновение с жителями села. Меня даже с собрания хотели выгнать.

— Вы выступаете на различных форумах, сейчас участвуете в конкурсе «Хозяйка села». От вас часто можно слышать размышления о том, что женщина-фермер, жительница села не обязательно загнанная неухоженная женщина, что в селе можно быть красивой. Как вам это удается, если учесть, что на вас такое хозяйство и бизнес?

— У меня есть один день в месяц, который я посвящаю сама себе. То есть, я утром уехала, побывала в салонах и приехала красивая. Этого на месяц хватает. Поэтому я везде эффектно красиво появляюсь. Я буду участвовать в конкурсе «Хозяйка села», я хочу показать, что женщина не должна уходить полностью в заботы и работы, она должна любить себя и оставаться женщиной. Я посмотрела конкурсы прошлых лет, там женщин заставляли пилить двора. Ну что за женский конкурс? Это не женщина села, женщина села должна быть ухоженной. Она должна быть опорой мужчине, который для нее готов распилить это бревно, а не она сама его пилит. Стереотипы нужно менять, не нужно в огонь и в воду, как говорят. Не такая женщина спасет мужчину. Зачем вот это «коня на скаку остановит»? Мужчина это не оценит. Зачем ему конь на скаку, ему нужна домашняя женщина, которая его будет холить и лелеять, готовить ему вкусненькое что-то. Вот для нее он сделает все. Будь умненькой, изучай, читай. Я всегда слушаю аудиокниги, правда, все по бизнесу. Надоедает про бизнес, читаю про психологию.

— Мне показалось, что вы с вашим большим хозяйством, где вы все делаете своими руками, так и живете — «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет». Разве нет?

— Я была такой. Сейчас я не такая. Например, вот я посадила викторию. Что я сделала? Посадила куст и прижала землей. Это не сложная физическая работа. А, например, лопату я уже не беру в руки. Хотя три года назад я копала землю. И это была моя ошибка. После тренинга «Женская перезагрузка» я поняла, что я очень много ошибок делала в жизни. Мы с мамой сели и докопались до довоенного поколения. Бабушка осталась одна с семью детьми, муж погиб на фронте, ей осталось только выживать самой. Выживая сама, она научила выживать свою дочь, дочь — свою дочь. И все делают сами, просто потому что когда-то заложили. Но сейчас же войны нет. Пока уже этот стереотип разрушить.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector