Главная » Регионы » Казань » Ирада Аюпова: «Может быть, буду битая за это…»

Ирада Аюпова: «Может быть, буду битая за это…»

Министр культуры Татарстана о «перезагрузке» Сабантуя, поездке на электричке до «Казань Эскпо» и судьбе памятника Сююмбике

К духовному пробуждению накануне призывала всех глава культурного ведомства Татарстана Ирада Аюпова на очередной уже традиционной встрече с журналистами. Попутно она рассказала об эксперименте с Тукаевской премией, поделилась впечатлениями от Концертного зала им. Ильгама Шакирова и оценила экспериментальную работу Кариевского театра. На встрече побывал и корреспондент «БИЗНЕС Online».

Ирада Аюпова: «Может быть, буду битая за это…»

«ОСНОВНУЮ ЗАДАЧУ МИНИСТЕРСТВА МЫ ВИДИМ В ДУХОВНОМ ПРОБУЖДЕНИИ»

Самый открытый для прессы татарстанский министр накануне вновь общалась с журналистами. На этот раз дело происходило в Доме татарской книги (его официально откроют в ближайшую субботу иммерсивным шоу), разместившемся в обновленном музее Шарифа Камала.

Для начала Ирада Аюпова рассказала, что собирается «покуситься» на святое — формат проведения больших культурно-массовых событий. «Я расскажу вам не о самих мероприятиях, а о своих ощущениях от этих мероприятий», — сообщила министр и напомнила о прошедшем в эти выходные «Каравоне». «Самое большое открытие для меня — это то, что люди не готовы становиться участниками интерактива, не готовы участвовать в процессе собственной творческой реализации, не готовы раскрепощаться. У них есть внутренний барьер», — посетовала она. Аюпова уверена, что культура — эта среда, где можно эмоционально раскрепощаться, но людям мешает скромность: «Большая часть из них предпочитает быть зрителями, но не участниками этого процесса».

Но в минкульте хотят поменять ситуацию, хотя и понимают, что не всем это придется по вкусу. «В этом году мы изменили концепцию „Каравона“ — ушли от громыхающей музыки на протяжении всего дня и постарались вспомнить, что представляет из себя этот праздник. Я прогулялась по территории праздника. Люди не готовы принимать участие в процессе — очень трудно менять психологию людей. Большая часть людей старшего возраста пришли на „Каравон“ в ожидании большого концерта. И им без разницы, кто там будет, главное, чтобы звучало… Но тогда мы должны развести понятия традиционной культуры и массовых мероприятий», — отметила она. При этом министр подчеркнула, что эта тема актуальна не только для «Каравона», но и для многочисленных сабантуев. «Сейчас начинается их череда. Все они начинаются с пролога, которые не столь близки природе этого праздника», — намекнула она на то, что может измениться и концепция проведения главного татарского праздника.

«Тема возрождения традиционной культуры для нас очень актуальна. Минкульт — это министерство, которое, в первую очередь, исследует нашу идентичность, — продолжила философский спич министр культуры. — И мы должны понимать, что идентичность — это не только констатация, это не только прошлое, но это и возможности в будущем. И в связи с этим важно, чтобы наш культурный багаж не просто был как данность, а мотивировал нас к дальнейшему росту и развитию. Это вызов сегодня. Не просто консервация, а развитие традиционной культуры: как ее сделать актуальной для людей, которые являются ее носителями». Аюпова привела в пример Башкортостан, где на ежегодный этнофестиваль люди выходят в своих национальных нарядах: «Они транслируют свою культуру, они демонстрируют то, что являются носителями этой культуры. Им никто за это не платит, и, самое главное, приходят с детьми! А у нас все этнофестивали представляют из себя этномонологи, когда есть большая сцена и на нее выходят этноколлективы. Концепция должна быть другая! Культура должна быть среди людей, традиция не может быть законсервированной и положенной на полку. Это неправильно». 

В продолжении темы оратор отметила, что место проведения вчерашней встречи — музей Шарифа Камала — станет коммуникативной площадкой. «Для самой разной аудитории — и молодежи, и сообществ. Мы за возрождение культуры коммуникации. Мы за то, чтобы люди без страха общались, коммуницировали друг с другом», — подчеркнула Ирада Хафизяновна. «100 лет назад Шариф Камал написал свой первый рассказ „Пробуждение“, поэтому сегодня основную задачу министерства мы видим в духовном пробуждении — люди должны проснуться и стать открытыми позитивным эмоциям, открыты творчеству, его восприятию и трансляции», — провела параллели госпожа министр.

Ирада Аюпова: «Может быть, буду битая за это…»

«НУЖНО ИСПРАВИТЬ ОШИБКИ — ДОБАВИТЬ ТАТАРСКИЙ ЯЗЫК В НАВИГАЦИИ И НАЦИОНАЛЬНЫЙ КОНТЕНТ»

Одной из тем для обсуждения было недавнее вручение Тукаевской премии. Как оказалось, с главной республиканской премией в минкульте провели эксперимент. До первого заседания комиссии по присуждению премии Тукая минкульт отдал все работы экспертам, имена которых Аюпова называть не стала. «Мне было важным для себя понять, что является ценностью», — отметила она. При этом, в итоге все лауреаты Тукаевской премии были в числе работ, отмеченных экспертами: «Они выделили восемь работ, среди которых были и четыре лауреата». Но при этом министр подчеркнула, что сама комиссия принимала мнение самостоятельно, путем долгих обсуждений и нескольких туров голосования.

Что касается концертного зала им. Ильгама Шакирова, в котором и прошла церемония награждения лауреатов, то Аюпова отмветила, что «он очень большой!»: «Нужно привыкнуть — на любой новой площадке работать достаточно сложно». А концерт, посвященный Дню родного языка, был первым в этом зале. Причем сам праздничный концерт был также отмечен новой концепцией. «Основная миссия — актуальность и не изученность творческого наследия Тукая. Мы заблаговременно попросили наших молодых композиторов написать произведения на его стихи. 80 процентов из того, что прозвучало, это был Тукай, но в современной обработке. Даже рэп… Мы пытались показать, что он абсолютно актуален», — рассказала министр.

Отвечая на вопрос о дальнейшем использовании КЦ, который находится отдаленно от города, Аюпова ответила, что он неподведомственен минкульту. «Это многопрофильный зал, возможности его потрясающие. Летом будет проведены мероприятия WorldSkills, в дальнейшем будет использован для концертной деятельности. Там можно выступать и с симфоническим оркестром… Но к этому времени нужно исправить ошибки — добавить татарский язык в навигации („Казань Экспо“ получил в этом году от татарской молодежи антипремию „Тяжело с татарским“ — прим. ред.), добавить национальный контент. Все это в качестве предложений мы высказали, надеюсь, будут учтены. Может быть, очень хорошая кинофестивальная судьба у этого зала». 

Что касается логистики, то Аюпова отметила, что это не должно стать проблемой. «В Москве очень большое количество залов выведены за центр города, потому что есть проблемы с парковкой. Я честно проехала на электричке перед проведением мероприятия, потому что мы рассматривали все варианты. Это заняло 30 минут. Там есть проблемы — они идут не каждый час, у них отдельный график. Логистика — это самое уязвимое место, но она решаема», — рассказала она.

 «НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕЛЬЗЯ ОГРАНИЧИВАТЬ ТВОРЧЕСТВО»

Говорили и о театре. «БИЗНЕС Online» предложил Аюповой дать оценку работе директора татарского ТЮЗа Гузель Сагитовой, назначение которой стало одним из самых ярких кадровых решений главы минкульта в первый год ее работы в этой должности. При этом у начинаний Сагитовой — экспериментальных постановок и активной лабораторной работы — есть и поклонники, и активные критики. Министр ответила, что ей нравится то, что происходит в Кариевском театре. «В обществе должна быть дискуссия. Просто надо правильно маркировать спектакль. Нужно сбалансировано демонстрировать: начиная с выбора произведения, заканчивая способами трансляции режиссерского замысла. Да, мы ошибаемся, да, иногда мы не умеем пока держать себя в рамках — это большая культура, общественные ограничители они были, есть и будут, но ни в коем случае нельзя ограничивать творчество. Я всегда об этом говорю. Может быть, буду битая за это. Но я считаю, что нельзя ограничивать творчество!», — сказала Аюпова, добавив при этом, что художников нужно мотивировать к самоконтролю, поскольку, в любом случае, есть какие-то границы, например, этические. 

«Нельзя допускать, чтобы был призыв к суициду. Но воспринимать с той позиции, что суицид на сцене не должен быть… Тогда давайте запретим „Анну Каренину“, запретим „Грозу“ Островского — там тоже суицид. Это не то мерило. Мерило — то, что остается после посещения спектакля. И должна быть дискуссия, обратная связь», — отметила она.

На вопрос, не боится ли она, что вместе с Ильгизом Зайниевым, который в ближайшее время должен занять пост главного режиссера театра кукол «Экият», в театр придут «Золотые маски», интерес профессионального сообщества, но уйдет зритель, Аюпова однозначно ответила: «Нет, не боюсь!» «Зайниев — человек, который в своем творчестве блестяще сочетает ориентированность на зрителя и сохранение смыслов, — отметила она и привела в пример спектакль „Мәхәббәт FM“ театра им. Камала, который является одним из любимых у зрителя. — У Ильгиза есть понимание и осознание истинных ценностей».

Ирада Аюпова: «Может быть, буду битая за это…»

«СЮЮМБИКЕ — ЭТО, КОНЕЧНО, КРАСИВО»

Еще несколько вопросов касались увековечивания имен выдающихся татарских деятелей недавнего и далекого прошлого. «По памятнику Сююмбике пока конкретного решения нет. У Камиля Муллашева очень интересная работа, мы ее обсуждали на совете минкульта. Но есть вопросы по установке этого памятника. Это должна быть гармоничная интеграция в среду», — рассказала Аюпова. Напомним, что «БИЗНЕС Online» уже писал, что у властей республики с заслуженным деятелем искусств Казахстана и народным художником Татарстана ведется дискуссия о высоте и месте появления такого памятника. На территории Казанского Кремля, как того желает скульптор, установить скульптуру не получится.

«Кремль — это объект ЮНЕСКО и объект культурного наследия федерального значения. Просто так поменять территорию мы не можем», — отметила оратор. При этом министр культуры подчеркнула, что в Казани совсем нет женских памятников и это неправильно. «У нас долгоиграющий вопрос по памятнику Саре Садыковой. Эта тема давно витает в обществе. Мы рассматриваем один из новых вариантов размещения, есть понимание с городом», — сказала она. «Но Сююмбике — это, конечно, красиво. Но тут много позиций есть, например, зачем визуализировать легенду? У каждого своя Сююмбике, — задалась Ирада Хафизяновна. — Решение будет принято: либо будем ставить, либо нет».

Ответила министр и на вопрос об увековечивании памяти Ильгама Шакирова и Альфии Авзаловой, чьи именные улицы появились на окраине города. «Я считаю, что увековечивание таких личностей, как Шакиров и Авзалова, должно идти творчески. И это даже не фестивали. Важное направление — премии. Тукай перед смертью отдал 500 рублей, которые завещал потратить на талантливых детей. Это видение нашего национального гуру, — сказала Аюпова. — Наша смерть не должна оставаться в памятниках и монументах, она должна побуждать людей к жизни. Это должна быть как эстафета: я добежал и передал. Вопрос не в том, сколько улиц мы переименуем и сколько памятников поставим, вопрос — в жизни!».

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector