Главная » Политика » Историки развеяли миф о «нападении» СССР на Польшу в 1939 году

Историки развеяли миф о «нападении» СССР на Польшу в 1939 году

Историки развеяли миф о «нападении» СССР на Польшу в 1939 году

17 сентября исполняется 80 лет со дня начала события, которое у историков получило название Польский поход Красной Армии. Его целью было отодвинуть на Запад линию возможных боевых действий с нацистской Германией. 

В наше время антироссийские историки нередко трактуют те действия Советского Союза как акт агрессии или даже как «совместное», с нацистской Германией, начало Второй мировой войны. Однако такие горе-исследователи забывают, что осенью 1939 года против действий Советского Союза не только не выступили Англия и Франция, бывшие тогда союзниками Польши, но и само польское правительство почему-то «забыло» объявить СССР войну. 

Между тем, Польша сама во многом предопределила свою судьбу, когда во время Московских переговоров летом 1939 года отказалась пропускать части Красной Армии через свою территорию для борьбы с Вермахтом. 

«В этих переговорах СССР вместе с Великобританией и Францией пытались выстроить систему общеевропейской безопасности», — напомнил Федеральному агентству новостей кандидат исторических наук Алексей Исаев. — И когда обсуждался вопрос, как Советскому Союзу вступить в войну, если до нее дойдет, предполагалось, что Польша должна будет предоставить коридоры для пропуска Красной Армии к линии фронта. Например, коридор, ведущий к Восточной Пруссии через территорию Вильно (нынешнего Вильнюса)». 

По словам историка, поляки опасались, что эти коридоры будут использованы СССР для антибуржуазной агитации населения и других действий. 

«Надо понимать, что после Советско-польской войны 1920 года в Варшаве продолжали воспринимать Советский Союз как врага. На вековые противоречия между поляками и русскими накладывалось еще и идеологическое противостояние», — отметил собеседник ФАН. 

При этом, напомнил Исаев, по результатам той неудачной для России войны Польше отошли земли, населенные преимущественно украинцами и белорусами. То есть исторически — русскими землями. Поэтому в 1939 году в Варшаве вполне обоснованно опасались, что население восточных территорий поддержит Красную Армию и что эти территории окажутся потерянными для поляков. 

«Кроме того, именно во времена Польской республики (1918—1939 гг.) на Западной Украине начали оформляться националистические украинские движения, провозглашавшие своей целью создание независимого украинского государства. Как известно, Степан Бандера сидел в польской тюрьме. То есть сепаратистские тенденции на Западной Украине имели место», — рассказал историк. 

Однако, по мнению собеседника ФАН, отказ Польши от пропуска Красной Армии был все же второстепенной причиной провала Московских переговоров. 

Историки развеяли миф о «нападении» СССР на Польшу в 1939 году

«Результат мог быть достигнут, если бы английская и французская делегация привезли конкретный план военных действий. Пусть даже не детализированный, в виду того, что стороны друг другу не доверяли, но осмысленный, который позволил бы всем вместе выступить на защиту Польши. Но никакого плана предложено не было. И дело не в СССР, а как раз в западных участниках переговоров», — считает Алексей Исаев. 

Подтверждает это тот факт, что представители французского и польского генштабов вели переговоры в марте 1939 года, но так ни к чему и не пришли. Полякам никакого конкретного плана представлено не было. Это был как минимум серьезный промах со стороны западных держав, отметил историк. 

При этом во время Польского похода Красной Армии нашу страну интересовал в первую очередь вопрос безопасности. 

«Присоединение территорий не было принципиальным в тот исторический период. Советское руководство в первую очередь волновало, чтобы как можно дальше отодвинуть театр возможных военных действий от своих важных центров — Киева, Минска и Ленинграда»,— рассказал собеседник ФАН.

По его мнению, подтверждает это и позиция СССР в отношении Прибалтики. 

«Осенью 1939 года Советский Союз не установил советскую власть на территории Прибалтики. Там по договоренности с местными правительствами были размещены военные базы. То есть на тот момент СССР считал, что не дать попасть этим территориям под немецкое влияние можно посредством военного присутствия. Это было адекватно воспринято руководством прибалтийских республик. Таким образом Прибалтика включалась в общую систему безопасности», — рассказал Исаев. 

Согласно пакту Молотова-Риббентропа, судьба прибалтийских государств не была предопределена, отметил он. 

«В отличие, например, от мюнхенского сговора, где англичане и французы открыто объявили чехам, что те — никто и обязаны выполнить требования Германии, пакт Молотова-Риббентропа оставлял открытую дверь для разных вариантов», — считает историк.

СССР, кроме прочего, выигрывал потому, что соглашением с Германией оттягивал начало войны. 

Историки развеяли миф о «нападении» СССР на Польшу в 1939 году

«Если бы не этот договор, то немцы могли бы напасть на Советский Союз уже в начале 1940 года. Полтора года на строительство вооруженных сил и военной промышленности — огромный выигрыш времени в тех условиях», — считает собеседник ФАН. 

Польский поход Красной Армии в первую очередь был обусловлен соображениями самозащиты, добавил он. 

«Когда Красная Армия вошла в Западную Украину и Западную Белоруссию, немцы взяли Брест, подходили ко Львову. Польской армии, как единой системы, уже не существовало, поэтому поход имел скорее логистический, чем военный характер», — рассказал Алексей Исаев. 

По его словам, есть многочисленные свидетельства, что коренное население Западной Украины встречало Красную Армию с цветами. Польские военные, напротив, пытались оказывать сопротивление. 

«Доходило до парадоксов: в пригородах Гродно на броню советских танков кидали цветы, а в самом Гродно польские части, которые там находились, встретили Красную Армию огнем», — отметил собеседник ФАН. 

О том, что Польский поход Красной Армии не был актом агрессии против Польши, свидетельствует и реакция международного сообщества на тот момент, напомнил генеральный директор фонда «Историческая память» Александр Дюков

«Ни Франция, ни Великобритания, которые объявили войну Германии после вторжения Вермахта в Польшу, не предприняли аналогичного шага в отношении Советского Союза. Следовательно, ни в Лондоне, ни в Париже не считали, что СССР совершил акт агрессии, а тем более — начал войну», — рассказал он.

Даже польское правительство не квалифицировало действия Советского Союза как агрессию, поскольку объявления войны Москве не последовало. 

«В Лиге Наций польские представители говорили о неправомерности действий Красной Армии, но не квалифицировали их как войну», — отметил историк. 

Историки развеяли миф о «нападении» СССР на Польшу в 1939 году

По сути, считает Дюков, Советский Союз возвращал себе земли, ранее частично входившие в Российскую Империю, кроме того преимущественно населенные этническими украинцами и белорусами. Именно поэтому к действиям Красной Армии в мире отнеслись с пониманием. 

«Местное население относилось к Красной Армии положительно, поскольку был накоплен негатив в отношении польской власти. С 1920-х годов шло заселение Западной Украины и Белоруссии польскими колонистами, запрещалось преподавание на украинском и белорусском языках. Жизненный уровень местного населения на восточных кресах был стабильно хуже, чем жизнь в собственно Польше», — рассказал собеседник ФАН. 

И, конечно, все эти действия польских властей, которые, кстати говоря, противоречили обязательствам, взятым Варшавой на себя во время заключения Рижского мирного договора 1921 года, в штыки воспринимались местным населением. 

«Что касается украинских националистов, то они восприняли присоединение к СССР скорее негативно. Но на тот момент они были хоть и активной, но крайне малочисленной частью населения Западной Украины», — заметил Александр Дюков. 

Кстати, первоначально в планах нацистской Германии было использовать восстание украинских националистов для нападения на Польшу, подчеркнул историк. Немцы поддерживали украинских националистов и готовили их выступление против польских властей. Причем одновременно поддерживалось украинское националистическое подполье на Западной Украине, и создавались военные украинские подразделения на территории Германии. После заключения пакта Молотова-Риббентропа этот сценарий был отложен.

«Несмотря на это, украинские националисты в сентябре 1939 года нападали на польские воинские части и государственные учреждения. Случаев нападений бандеровцев на Красную Армию на тот момент мне лично не известно. Когда стало понятно, что Западная Украина войдет в состав СССР, украинские националисты на время затаились», — рассказал собеседник ФАН. 

Присоединение к СССР подавляющее большинство жителей тех территорий восприняли позитивно, отметил историк. Впрочем, по его словам, последовавшие события далеко не все восприняли положительно, особенно польская часть населения. В частности, произошла временная дезорганизация сложившегося экономического уклада этих территорий. 

И все же за короткий предвоенный период на Западной Украине и Западной Белоруссии произошла серьезная модернизация социальной сферы, отметил Александр Дюков. 

«Появилась возможность бесплатного образования для всех слоев населения. Открылись школы, где преподавание велось на белорусском и украинском языках. Резко увеличился уровень медицинского обслуживания — в частности, количество больниц выросло в несколько раз. И все это — чуть более чем за один предвоенный год», — резюмировал собеседник ФАН. 

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector