Главная » Регионы » Казань » Жизнь после Шагимуратовой, отсутствие татарских опер и билетное безобразие

Жизнь после Шагимуратовой, отсутствие татарских опер и билетное безобразие

7 вещей, которые нужно знать о 37-м Шаляпинском фестивале

1 и 2 февраля премьерой «Царской невесты» Римского-Корсакова в постановке режиссера Михаила Панджавидзе откроется уже 37-й по счету Шаляпинский фестиваль. Корреспондент «БИЗНЕС Online» оценил программу форума, в котором отсутствуют иностранные певцы и национальные оперы, «залез» в паспорт завсегдатаям сцены Шаляпинского, а также обнаружил, что параллельная программа мероприятия выглядит едва ли не интересней, чем основная.

1. ВОЗВРАЩЕНИЕ «ЦАРСКОЙ НЕВЕСТЫ»

Жизнь после Шагимуратовой, отсутствие татарских опер и билетное безобразие

Как известно, присутствие или отсутствие того или иного названия в афише Шаляпинского фестиваля его организаторы часто объясняют тем, что ориентируются на оперы, в которых блистал наш знаменитый земляк, чье имя и носит форум. При этом сами легко нарушают свои же правила. Вот и оперный шедевр Римского-Корсакова «Царская невеста» к Шаляпину отношения не имеет. Правда, великий певец, услышав это произведение, так проникся партией Грязного, написанной для баритона, что попросил композитора переписать ее для своего голоса, но получил отказ.

Последнюю «Царскую невесту» в Казани ставила в 2008 году тогдашний худрук оперы Гюзель Хайбулина, нынче ее возвращает в афишу Михаил Панджавидзе, что можно считать отрадным фактом. Нынешний главный режиссер Большого театра оперы и балета Республики Беларусь много работал в столице Татарстана, более того, пожалуй, лучшие спектакли в текущем репертуаре театра им. Джалиля — «Евгений Онегин» и «Трубадур» — поставил именно он. Каких-то режиссерских откровений от него ждать не стоит, но будем надеяться, что крепкому профессионалу Панджавидзе удастся, даже построив на сцене непременные для казанской оперы боярские палаты и одев солистов в соболиные шубы, сделать нечто отличное от «концерта в костюмах». Кастинг спектакля каких-то больших сенсаций не принес, здесь два состава певцов, почти все из которых знакомы местной публике: Станислав Трифонов, Сергей Семишкур, Екатерина Сергеева. Обращает на себя внимание лишь тот факт, что главная партия для сопрано (Марфа) полностью отдана местным певицам, ее готовят Гульнора Гатина, Венера Протасова и Эльза Исламова.

2. БЕЗ ИНОСТРАННЫХ СОЛИСТОВ

Жизнь после Шагимуратовой, отсутствие татарских опер и билетное безобразие

Удивительно, но в этом году в афише Шаляпинского фестиваля нет ни одного певца, который бы не родился на просторах бывшего Советского Союза. Так что подлинный статус международного фесту будут придавать привычные итальянские дирижеры — «живчик» Марко Боэми и корпулентный Стефано Романи. При этом, отсутствие иностранных солистов, как ни странно, скорее можно назвать плюсом, чем минусом. Дело в том, что за редким исключением — вроде десанта афроамериканских вокалистов в «Порги и Бесс» или появления в 2012-м в «Борисе Годунове» знаменитого Рене Папе — иностранцы, приезжающие на Шаляпинский, в лучшем случае, не становятся его событием, а в худшем и вовсе проваливаются. Достаточно вспомнить «Аиду» в 2015 году, певший тогда Радамеса итальянский тенор Дарио Ди Виетри признавался, что делал это впервые в жизни. Он, кстати, до сих пор часто гастролирует в России, например, с Липецким симфоническим оркестром выступает в Воронеже и Курске.

3. И БЕЗ НАЦИОНАЛЬНЫХ ОПЕР

Жизнь после Шагимуратовой, отсутствие татарских опер и билетное безобразие

Все-таки у директора театра им. Джалиля Рауфаля Мухаметзянова есть какой-то собственный «пунктик» в отношении татарских опер. Иначе невозможно объяснить, почему из года в год этих спектаклей нет в афише Шаляпинского фестиваля, тем более, ты выше мы уже заметили — принцип «здесь показывают оперы, в которых пел Шаляпин» в Казани нарушают легко, если это нужно. При этом «Джалиль» и «Любовь поэта» всё того же Панджавидзе намного интереснее, чем, скажем, абсолютно безликая казанская «Травиата», похожая на сотни других подобных скучных и провинциальных постановок, идущих по всему миру. Вот и главную премьеру сезона — «Сююмбике» Резеды Ахияровой — мы увидим только в апреле.

4. ПАРАЛЛЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА СТАНОВИТСЯ ИНТЕРЕСНЕЕ ОСНОВНОЙ?

Жизнь после Шагимуратовой, отсутствие татарских опер и билетное безобразие

Зато нельзя не заметить, что спустя без малого 40 лет с момента появления фестиваля, здесь появилась более-менее достойная параллельная программа, без которой нельзя сегодня представить ни один уважающий себя оперный форум. Правда, вместе с тем, нельзя не заметить, что живет она почти сама по себе, без особой привязки к происходящему на сцене театра им. Джалиля. Хотя есть тут и загадочная «Школа оперного зрителя», участников которой обещают даже пускать на репетиции. А еще есть, например, обсуждение современных оперных трендов с композитором Эльмиром Низамовым в «Углу» или лекция «Оперные театры и фестивали Европы» корреспондент журнала Opera Magazine Александр Ласковски в Доме актера. Кстати, неплохо было бы на эти встречи «затащить» и руководство самого оперного театра из Казани, которые о современных оперных трендах и современных же оперных фестивалях мало что знают.

5. «ФЕСТИВАЛЬ ГОЛОСОВ»: В БОЙ ИДУТ ОДНИ СТАРИКИ

61-летний бас Михаил Светлов-Крутиков, 59-летний баритон Борис Стаценко, 53-летний тенор Ахмед Агади — эти именитые артисты, которым на троих 173 года, по-прежнему несут на себе лямку «фестиваля голосов» в Казани. Когда-то журналисты по итогам Шаляпинского называли своего «Лучшего исполнителя фестиваля». Так вот нынешний солист оперы Дюссельдорфа Стаценко получал этот приз в 1993 году, а Агади в 1998-м. Этот факт дает общее представление о том, кто поет и на нынешнем фестивале. По большому счету, действительно, интересный состав собран только в «Евгении Онегине», здесь можно будет услышать ведущую солистку Большого театра Анну Нечаеву (Татьяна) и имевшего хорошую прессу после «Путешествия в Реймс» всё в том же Большом тенора Алексея Неклюдова (Ленский). Кроме того, солидное подкрепление фестиваль получит на гала-концерте. Здесь ждут статусного российского баса Дмитрия Ульянова, а также настоящую мировую знаменитость, известную прежде всего исполнением музыки эпохи барокко сопрано Юлию Лежневу. Кстати, эта певица, родившаяся в Южно-Сахалинске, татарка по материнской линии. Интересно, сколько заплатит театр им. Джалиля звезде за пару исполненных арий?

6. ЖИЗНЬ ПОСЛЕ АЛЬБИНЫ ШАГИМУРАТОВОЙ

Жизнь после Шагимуратовой, отсутствие татарских опер и билетное безобразие

Нынешний фестиваль первый, на котором казанская опера уже не может похвастать, что ее солистка — настоящая оперная дива Альбина Шагимуратова, хотя появление певицы даже на гала-концерте, естественно, всегда придавало форуму совершенно иной статус. Но теперь она солистка Мариинки. Интересно, будет ли продолжаться сотрудничество театра им. Джалиля и Шагимуратовой? Никаких заявлений по этому поводу директор Мухаметзянов не делал. Интересно, что перед началом нынешнего сезона Казань покинули и звезды его балетной труппы — японцы Коя Окава и Мидори Тэрада уехали работать в Новосибирск. В столице Татарстана предпочли не заметить этот факт.

7. КОГДА ЗАКОНЧИТСЯ БИЛЕТНОЕ БЕЗОБРАЗИЕ?

Жизнь после Шагимуратовой, отсутствие татарских опер и билетное безобразие

И еще один момент, непосредственно не связанный с творческой составляющей фестиваля. Хроническое отсутствие билетов в оперный театр — давняя история и даже предмет для гордости местного руководства, дескать, сплошные аншлаги. При этом старая поговорка, ходящая среди оперных и балетных меломанов города, гласит, что билеты в театр им. Джалиля есть всегда. Надо только знать, где их искать. Такую ситуацию создает откровенное безобразие — у самого богатого театра Татарстана до сих пор отсутствует нормальная система электронной продажи билетов. Она есть теперь уже фактически во всех подобных учреждениях, а не только в Камаловском или Качаловском театрах.

И только в оперном «выбрасывают» два десятка билетов на один из сайтов, причем даже там нет полноценной системы электронных билетов. То есть, ты должен его приобрести, а потом еще пойти в кассу, чтобы забрать, причем обязательно с паспортом, иначе уйдешь несолоно хлебавши. Для чего нужно театру им. Джалиля сохранять этот «каменный век» — всем понятно, так можно сохранять вечный ажиотаж, раздавая при этом пригласительные максимальному количеству нужных людей. Иначе миф о «билеты продаются за месяцы вперед» будет навсегда развенчан.

Вот и про голландские гастроли театра слагаются легенды о диком ажиотаже вокруг этих спектаклей. Однако корреспондент «БИЗНЕС Online» после нехитрых поисков в интернете выяснил, что на казанский балетный «Щелкунчик», что прошел 29 января в Theater Junushoff в городе Вагенгин (38 тыс жителей), не была продана и половина зала, а на спектакль, который ожидается 3 февраля в Theater de Mythe, что в городе Гус (37 тыс жителей), также спокойно можно купить билеты на любое место за 35 евро. А все благодаря электронной системе продаж на официльных сайтах театров.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector