Главная » Политика » Конец оружейного эмбарго: политика Трампа в отношении Ирана провалилась

Конец оружейного эмбарго: политика Трампа в отношении Ирана провалилась

close


AP

С 18 октября оружейное эмбарго на торговлю с Ираном не действует. Запрет был снят в соответствии с графиком, установленным в рамках «ядерной сделки». Руководство Ирана уже сделало несколько триумфальных заявлений на этот счет, а госдепартамент США выпустил предупреждение, что Вашингтон введет санкции в отношении каждого, кто будет сотрудничать с Тегераном. Однако, так или иначе, попытки Белого дома продлить эмбарго провалились из-за того, что политику давления Дональда Трампа никто не поддерживает.

18 октября истек срок действия международного эмбарго на торговлю оружием с Ираном. Руководство Исламской республики празднует победу, а США раздумывают над механизмом контроля над торговлей Тегерана. Однако, так или иначе, этот раунд противостояния сторон однозначно остался за Ираном.

«Начиная с воскресенья мы сможем продавать оружие, кому хотим, и покупать, у кого хотим. Мы поздравляем дорогой народ Ирана и сообщаем добрую весть: 10 лет жестокого эмбарго закончились», — заявил президент Ирана Хасан Роухани на еженедельной встрече с министрами, которую транслировал телеканал IRINN.

В ночь на 18 октября МИД Ирана выпустил заявление, в котором глава ведомства Мохаммад Джавад Зариф сообщил о «нормализации оборонного сотрудничества страны с миром».

«Сегодняшняя нормализация оборонного сотрудничества Ирана с миром — это победа для дела многосторонности, мира и безопасности в нашем регионе», — заявил Зариф.

Минобороны ИРИ поспешило отметить, что «нетрадиционным вооружениям, оружию массового уничтожения и массовым закупкам обычных вооружений» нет места в оборонной доктрине страны. Глава ведомства Амир Хатами заявил, что Тегеран после отмены оружейного эмбарго планирует в большей степени продавать оружие, а не покупать его.

По его словам, к Ирану примерно с 2019 года по поводу экспорта и импорта оружия обратились многие страны.

Оружейное эмбарго было снято в соответствии с пятилетним графиком, установленным в рамках Совместного всеобъемлющий плана действий (СВПД). Это произошло несмотря на активный протест со стороны США. В августе Вашингтон внес в Совет Безопасности ООН резолюцию по продлению оружейного эмбарго в отношении Ирана, однако инициатива была отклонена, так как не получила поддержки.

Американский госсекретарь Майк Помпео тогда заявил, что Совбез «открыл путь к тому, чтобы крупнейшая в мире страна-спонсор терроризма продавала и покупала вооружения».

Кроме США резолюцию поддержала только Доминиканская Республика — США уже давно не оказывались в подобной изоляции. Против выступили Россия и Китай. Германия, Франция, Великобритания, Бельгия, Вьетнам, Южная Африка, Индонезия, Нигер, Сент-Винсент и Гренадины, Тунис и Эстония воздержались. Россия настаивала, что не видит причин, по которым оружейное эмбарго стоит продлевать.

Отдельные запреты на поставки оружия Ирану действуют со стороны Евросоюза и Великобритании. И с 18 октября Европа будет полагаться только на свое эмбарго, введенное в 2007 году. Срок его действия продлится еще три года.

Для Вашингтона, однако, сохраняющихся мер недостаточно.

«Если эмбарго ООН на поставки оружия Ирану истечет в октябре, Иран сможет покупать новые истребители, такие как российские Су-30 и китайские J-10. С этими чрезвычайно смертоносными самолетами Европа и Азия могут оказаться под прицелом Ирана. США никогда этого не допустят», — писал Майк Помпео в своем Twitter.

Россия и Китай не скрывали, что переговоры о продаже оружия с Ираном действительно ведутся. Причем такие заявления были сделаны еще до того, как срок действия оружейного эмбарго истек, что вызывало у США еще большее раздражение.

В августе министр обороны Ирана Амир Хатами посетил с визитом Москву, где встретился со своим российским коллегой Сергеем Шойгу, а также посетил форум «Армия-2020». Шойгу в ходе встречи заявил о тесных контактах России и Ирана, а также о том, что иранская делегация «сможет ознакомиться с новейшими образцами российского вооружения и военной техники».

Сегодня Хатами заявил, что между Тегераном и Москвой уже достигнуты договоренности о сотрудничестве в развитии иранской авиации.

Из Вашингтона же продолжают доноситься негативные заявления.

В сентябре США заявили о восстановлении всех международных санкций в отношении Ирана, отмененных в рамках СВПД. Кроме того, Белый дом угрожает, что под американские санкции попадут все, будет сотрудничать с Тегераном в военной сфере.

«США готовы использовать свои полномочия для введения санкций в отношении любого лица или организации, которое будет материально способствовать поставке, продаже или передаче обычных вооружений в Иран и из Ирана, а также против тех, кто предоставляет техническую подготовку, финансовую поддержку, услуги и другую помощь, связанную с вооружениями», — говорится в распространённом 18 октября заявлении госдепартамента.

Впрочем, Иран в настоящий момент празднует лишь символическую победу. Тяжелое финансовое положение Исламской Республики и угроза санкций США в отношении ее потенциальных партнеров означают, что в ближайшее время Тегеран вряд ли достигнет того же уровня оборонных расходов, что и его соперники из стран Персидского залива — Саудовская Аравия и ОАЭ.

По данным лондонского Международного института стратегических исследований, в 2019 году Саудовская Аравия потратила на оборону почти $80 млрд — столько же, сколько Иран потратил за четыре года.

Расходы Ирана на оборону в прошлом году составили около $18,4 млрд — это примерно 3,5% от ВВП. Однако в последнее время иранская экономика пострадала как от пандемии COVID-19, так и от санкционного давления Вашингтона на Тегеран и всех, кто стремится с ним сотрудничать.

По данным Статистического центра Ирана на конец сентября, годовой уровень инфляции в стране составил около 26%. Как сообщает Reuters, иранский риал потерял в 2020 году 57% своей стоимости и продолжает падение.

Как «ядерная сделка» стала инструментом в предвыборной кампании

Однако, так или иначе, для администрации Дональда Трампа истечение срока оружейного эмбарго — очередной дипломатический проигрыш в отношении Ирана. Выходя из ядерной сделки, глава Белого дома сделал очень большую ставку. Это не только испортило отношения США с Европой, но и внесло серьезную суматоху в вопросы стратегической безопасности. Остальные участники СВПД настаивали и продолжают настаивать, что политика давления Трампа дает Тегерану возможность отойти от своих обязательств по соглашению, которое называли «историческим». В результате срок оружейного эмбарго истек, Иран получил возможность продавать и покупать оружие, а сама ядерная сделка едва жива.

Одновременно с этим, соперник Трампа на выборах, бывший вице-президент Джо Байден, при котором заключался СВПД, уже не раз заявил, что в случае его победы США вернутся к «ядерной сделке».

«Если Иран вернется к строгому соблюдению ядерной сделки, Соединенные Штаты присоединятся к соглашению в качестве отправной точки для последующих переговоров», — заявлял Байден.

Соперник Трампа признает, что формулы для быстрого превращения Ирана в мирную демократическую страну не существует. Однако Байден, в отличие от Трампа, уверен, что политика давления приведет к еще худшему результату. Бывший вице-президент обещает, что сможет найти к Ирану такой подход, который помешает ему получить ядерное оружие, предотвратит потенциальную военную эскалацию и наладит отношения Вашингтона с европейскими участниками сделки.

На этом фоне воинственные угрозы Трампа «сделать с Ираном то, что США никогда и ни с кем не делали» выглядят как не лучшая альтернатива. Президент США, впрочем, судя по всему, не преследует цель изменить политику Ирана. Вашингтон надеется, что его максимальное экономическое давление приведет к таким последствиям в Исламской Республике, при которых народ решит сменить правительство. Проблема, однако, состоит в том, что Хасан Роухани — одна из немногих фигур, готовых пойти навстречу Западу. По крайней мере, так было пять лет назад, когда Тегеран подписал СВПД. Через полгода на парламентских выборах одержали победу сторонники президента — альянс реформистов и умеренных сил, которые выступают за устранение противоречий с Западом, готовность к компромиссам и ведение открытой внешней политики.

На выборах в феврале большинство мест в парламенте заняли консерваторы, которые не разделяют оптимизма насчет отношений Тегерана с Европой и США. Иными словами, Трампу действительно удалось добиться ослабления позиций правительства Иранской Республики. Однако на смену ему, с высокой долей вероятности, придет гораздо более радикальное руководство.

Нельзя отрицать, что санкции США нанесли серьезный ущерб финансовому положению Ирана. В условиях резкого сокращения экспорта нефти его экономика также продолжает сокращаться. Однако время, необходимое для появления первых результатов, уже прошло, а Вашингтон так и не приблизился к заявленным целям. Речи о новой ядерной сделке не идет, Тегеран демонстрирует завидное упорство и, судя по всему, готов к краху экономики, лишь бы не доставить Дональду Трампу удовольствия своей уступчивостью.

Верховный лидер Ирана Али Хаменеи (сторонник консервативного лагеря) уже не раз заявлял, что Тегеран не будет вести переговоры, чтобы президент США не получил персональную выгоду от них. В августе в своем телеобращении по случаю праздника Ид аль-Адха верховный лидер заявил, что начало переговоров по новой «ядерной сделке» только повысит шансы Трампа на переизбрание.

«Он выиграет от переговоров. Этот старик, который руководит Америкой, по всей видимости, использовал переговоры с Северной Кореей в качестве пропаганды», — сказал аятолла Хаменеи.

Параллельно с этим, Организация атомной энергии Ирана (ОАЭИ) сообщает о крупных шагах по увеличению мощностей обогащения урана.

Впрочем, Трамп продолжает демонстрировать уверенность и оптимизм. «Посмотрим, что будет с Ираном. После выборов, думаю, через неделю, может, через месяц, но за очень короткое время вы увидите, что Иран придет и скажет, что они хотят сделки. Они хотят сделки, но больше хотят ее заключить с «Сонным Джо» (так Трамп называет своего оппонента, демократа Джо Байденом. — «Газета.Ru»), чем со мной, потому что моя сделка будет более справедливой. Просто дождитесь, когда пройдут выборы. Если мы выиграем, то мы заключим сделку с Ираном», — сказал Трамп в сентябре.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector