Главная » Регионы » Казань » «Красивый, чистенький, ухоженный! Деньги отдавай!»: как Мусин посмотрел в глаза вкладчикам

«Красивый, чистенький, ухоженный! Деньги отдавай!»: как Мусин посмотрел в глаза вкладчикам

За год банкир «осилил» только половину 120-томного уголовного дела. Домашний арест в шикарных апартаментах не располагает к торопливости?

«Два года за тобой бегаем, день и ночь», — кричали сегодня бенефициару лопнувшей банковской империи ТФБ Роберту Мусину его бывшие клиенты. Шокированный таким приемом банкир смог выдавить из себя только одну просьбу: «Давайте поаккуратнее». На продлении обвиняемому домашнего ареста выяснилось, что́ Мусин считает «крейсерской» скоростью при ознакомлении с документами.

«Красивый, чистенький, ухоженный! Деньги отдавай!»: как Мусин посмотрел в глаза вкладчикам

«КОГДА ТАЩАТ ГОСКАЗНУ, МЫ НИЧЕГО ПРОТИВ НЕ ИМЕЕМ! НО ВЕРНИ НАШИ ДЕНЬГИ»

«Нам деньги нужны! Ты пенсионеров ограбил всех!» — такими словами встретили сегодня Роберта Мусина вкладчики Татфондбанка в Верховном суде РТ. Туда легендарный банкир пришел в сопровождении сотрудника ФСИН на очередное продление домашнего ареста. Пять-шесть человек окружили Мусина у входа в зал. На памяти корреспондента «БИЗНЕС Online» это был первый случай с момента ареста поздней ночью 3 марта 2017 года, когда вкладчики вошли с ним в столь тесное соприкосновение. До этого либо сам банкир присутствовал по видеосвязи, либо не было публики. На этот раз все сошлось.

— Мы остались, несчастные, у разбитого корыта, люди квартиры продали! — кричала в лицо банкиру активистка «погорельцев» ТФБ, известная как Сария-апа. По некоторым данным, в одном из лопнувших банков у нее лежало порядка 3,5 млн рублей, сейчас невыплаченными остаются порядка 1,5 млн рублей.

— Давайте поаккуратнее, — тихим голосом попросил Мусин, опешив от такого натиска.

— А что поаккуратнее?! — зацепилась Сария-апа. — Два года за тобой бегаем! День и ночь! Одни и те же разговоры. Где наши деньги? Ты вон в каких хоромах живешь! А люди без квартир, на улице остались. Люди без работы остались, без зарплаты остались, с долгами! Деньги отдавай! Красивый, чистенький, ухоженный!..

Последние слова она произносила уже в спину Мусину, который заходил в зал суда. В адрес банкира полетели уже и вовсе нецензурные междометия, а кто-то из вкладчиков-мужчин кричал, что Мусин должен благодарить за то, что его «тут не побили». Обвиняемый не реагировал.

В зале нападки продолжились. «Мусин, отдай нам миллиард!» — кричала все та же самая активная вкладчица Сария-апа. «Нет, — перебивали ее с задних рядов. — Мало! Дай четыре!» Возглас поддержали одобрительными смешками.

«Когда тащат госказну — мы ничего против не имеем. Но верни наши деньги!» — присоединился к «лидеру протеста» Дамир Низмутдинов, который вместе с родственникам потерял в ИнтехБанке более 8 млн рублей.

Попытки спровоцировать банкира не прекращались и после заседания. Пытались «зайти» через его адвоката. «Как его — Клювин?» — громко переспрашивала фамилию защитника Мусина Алексея Клюкина все та же Сария-апа. Но адвокат не поддавался. После она, обращаясь уже не к Мусину, а к залу, рассказывала, что единственным справедливым наказанием для банкира считает расстрел. К такому выводу вкладчица пришла в ходе чтения биографии Иосифа Сталина: «Прекраснейший человек!» А после приоткрыла завесу генеалогической тайны семьи Мусина. По словам Сарии-апы, прадед банкира во времена царской России был авторитетным «купцом первой гильдии» и активно помогал нуждающимся. Что стало источником знаний — не уточняется.

«Красивый, чистенький, ухоженный! Деньги отдавай!»: как Мусин посмотрел в глаза вкладчикам

«МЫ ИДЕМ С КРЕЙСЕРСКОЙ СКОРОСТЬЮ»

Возгласы прекратились, когда в зал вошел судья Ильфир Салихов. Тихо, но четко он подозвал Мусина к трибуне, дабы установить личность. Банкир представился, назвал адрес проживания — элитный дом на улице Тельмана. Рассказал, что воспитывает троих детей, лишь старшая дочь — совершеннолетняя.

Затем к трибуне вызвали следователя из группы ТФБ Рустема Закирзянова, который монотонно рассказал суть представленного ранее ходатайства: 19 января прошлого года Мусину предъявлено окончательно обвинение по четырем эпизодам злоупотребления полномочиями. Что с другими эпизодами — следствие так и не рассказало.

Предъявленные Мусину преступления — тяжкие. Связаны они с получением «заведомо невозвратного» кредита в ЦБ, выдачей сомнительных кредитов ООО «Бытовая электроника» и ООО «Аида и Д», а также договорами с Бинбанком. Ущерб, косвенно нанесенный Мусиным, следствие оценивает в сумму более 26 млрд рублей. Банкир признал свою вину по данному обвинению, а с 31 января прошлого года приступил к ознакомлению с материалами 120-томного уголовного дела. Роберт Ринатович, по заявлению следователя Закирзянова, осилил ровно половину.

— В течение года ознакомились с 60 томами? — удивился судья Салихов.

— Совершенно верно. Они [Мусин и адвокат] знакомятся четыре раза в неделю, — безэмоционально ответил следователь.

— Почему только четыре раза? — заинтересовался судья.

— Поступило ходатайство от обвиняемого и защитников о том, что им нужен день, чтобы изученное за неделю проанализировать, — объяснял следователь. — Мы обращались в суд об ограничении [сроков ознакомления], суд нам отказал.

— Мы идем с крейсерской скоростью, — оправдывался за медленное чтение уже сам фигурант дела. — По 140–150 страниц в день.

Так как срок домашнего ареста Мусина заканчивается 16 февраля, а материалы еще недочитаны, следствие попросило суд продлить меру пресечения обвиняемому еще на три месяца — до середины мая. Напомним, что два дня под домашним арестом приравниваются к одному дню в колонии-поселении. Так что торопиться обвиняемому некуда. 

«С ходатайством согласен. В общем-то, мне добавить нечего», — спокойно отреагировал банкир. Точно так же, без контраргументов, выступил и его адвокат Клюкин.

Прокурор Ильнур Давлиев лишь констатировал — возражений не имеет. «Находясь на свободе, он может уничтожить доказательства или иным способом воспрепятствовать уголовному делу. Может также заняться преступной деятельности. Ущерб большой, по делу проходит большое число потерпевших. В связи с этим прошу продлить срок нахождения под домашним арестом», — сказал Давлиев.

Вердикт не принес неожиданностей: через 20 минут судья Салихов постановил продлить домашний арест Мусина до 16 мая. Тот слушал постановление, глядя по большей части в потолок. Глаза он опустил лишь тогда, когда лично к нему обратился суд.

«Необходимо все-таки более разумно подойти к вопросу ознакомления», — дополнительно посоветовал судья Салихов. Мусин в ответ понимающе кивнул.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector