Главная » Экономика » Бизнес » «Курс рубля как налог на качественную жизнь». Почему удар по саудовской нефти не озолотит россиян

«Курс рубля как налог на качественную жизнь». Почему удар по саудовской нефти не озолотит россиян

Колебания курса рубля, несмотря на пропажу с рынка половины нефти саудитов, не превысили 1%. Почему «атака дронов» нужна лишь самим дронам, эксперты объяснили «Фонтанке».

Анонсированный на 16 сентября резкий рост мировых цен на нефть был скорректирован в первые часы после начала торгов на биржах. Российский рубль укрепился относительно доллара США в границах 1% от прежних курсов. Последствия от атак, конечно, еще себя проявят, но они связаны не только, и не столько, с черным золотом.

«Очевидное последствие – ещё большие инвестиции в компании, связанные с защитой от дронов, – считает профессор Высшей школы экономики, президент инвестиционной управляющей группы «Московские партнеры» Евгений Коган. – Плюс в компании, которые совершенствуют сами дроны. Это не только США. В первую очередь это израильтяне».

Евгений Коган считает, что Израиль от данной ситуации получит даже тройной выигрыш. «Во-первых, все погрозили пальцем Ирану и мусульманским террористам. Израиль на переднем крае со всеми этими ребятам. Они получили хорошие политические бенефиты, – перечисляет Коган. – Второе: в выигрыше разработчики систем защиты от дронов и ракет. Те, кто делает израильскую систему «железный щит». Корпорация Elbit Systems и аналоги. Компания Rafael, которая, к сожалению, не торгуется на бирже. Их выигрыш очевиден. Убеждён, что данное мероприятие укрепит дружбу между Израилем и Саудовской Аравией. У них общий смертельный враг – Иран. Широко известно, что в этом смысле спецслужбы контактируют плотно. Естественно, что саудиты будут закупать что-то американское и американо-израильское».

Продолжая эту мысль, Евгений Коган говорит, что Америка гарантированно получит дополнительные военные заказы по той же теме. «Плюс американцы могут быстро возместить недостающую на рынке нефть (16 сентября президент США Дональд Трамп разрешил распечатать стратегический нефтяной резерв страны «для стабилизации рынка». – Прим. ред.). США сегодня и производитель нефти номер один в мире и уже номер один по экспорту. У американцев безграничные возможности резкого увеличения объёмов поставок нефти. Стратегический выигрыш их очевиден», – уверен Коган.

«Реакция нефтяных котировок, в принципе, стандартная для крупных шоков: сначала резкий всплеск (на 12% для Brent) с последующим частичным затуханием (сейчас в районе 9%), на фондовых рынках растут акции энергетических компаний и падают – авиаперевозчиков», – добавляет штрихов к портрету взбудораженного 16 сентября рынка руководитель направления «Международная экономика» Экономической экспертной группы Илья Прилепский.

Место России под солнцем

«Российские нефтяные компании получают за реализованную нефть $ 40 за баррель. Всё, что сверху, идёт в госфонды, – не считает существующие колебания цен на нефть выгодными для бизнеса нефтегазовый аналитик Михаил Крутихин, партнёр компании RusEnergy. – В этом году это $ 40. В следующем году – $ 42. Нефтяным компаниям от этого скачка цен ни холодно, ни жарко. Но если цены будут держаться ниже $ 70, этого будет всё равно недостаточно для начала новых добывающих проектов».

Эксперт опасается, что без начала таких проектов с дорогой по себестоимости нефтью оправдаются опасения чиновников РФ, которые говорят, что начало падения добычи нефти в России произойдёт уже 2021 году. «Такой прогноз выдало министерство энергетики, – напоминает Крутихин. – Какие-то небольшие прибыли в бюджет пойдут, но нет перспективы развития самих нефтяных компаний».

Тем не менее в данной конкретной ситуации отмечается, что террористы ударили по одному из крупнейших месторождений Саудовской Аравии. «По станциям коллектинга продуктов этого месторождения. Это уникальное оборудование, – говорит Евгений Коган. – Восстановить его гораздо сложнее, чем нефтепереработку. Это инвестиции. Если кто-то, настроенный на вашу нефть, перестроил своё оборудование в расчёте на другую нефть, то отыграть назад будет сложно».

То есть, не исключают эксперты, Россия все-таки имеет шансы воспользоваться этим инцидентом в свою пользу. «Теоретически, – уточняет Коган. – Но у России есть серьезная проблема. Наши не умеют реагировать быстро. У нас инерционная система принятия решений и бизнес-моделирования. Мы очень зациклены на государство. Чтобы быть более активными на рынке, нужно быть менее крупными и централизованными вокруг государства».

Реагировать адекватно российскому рынку мешает привычка не зарабатывать деньги, а получать их сверху. «Простой пример. У меня есть хороший друг. Вы его знаете, но имя не назову. Он вошёл в долю в одной интересной сервисной компании, которая передовыми методами поиска нефти может минимизировать затраты нефтяников в разы. Предлагали услуги и «Сургуту», и «Лукойлу» и «Роснефти», всем. Писали письма Путину и Медведеву. Писали в ФСБ. Ребята патриоты просто и хотят сделать хорошо для страны. Никто не почесался из наших. Более интересно это оказалось иностранцам. Почему? Да потому что нашим более интересно пилить большие бюджеты по поиску нефти. Сегодня это колоссальные деньги. А когда ты применяешь новые экономичные технологии, многие остаются без куска хлеба», – обрушил Евгений Коган надежды тех, кто верит в способность российской нефтянки быть стремительной на мировых площадках в вопросах собственной выгоды.

Избавиться от запасов так называемой «грязной» нефти, как говорили аналитики ещё вчера, инцидент в Саудовской Аравии тоже поможет навряд ли. «Как бы нефть ни взлетела, некачественные продукт – это некачественный продукт. От него выгодно не избавишься в любом случае», – уверен аналитик ГК «Финам» Сергей Дроздов.

Всё пройдёт. И печаль, и радость

«Учитывая слухи о перечне поврежденной инфраструктуры, рост цен на нефть до максимумов этого года – $ 75 за баррель нефти марки Brent – можно считать высоковероятным сценарием, – с одной стороны, говорит инвестиционный менеджер «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин. – Тем не менее, по всей видимости, речь идет об НПЗ, а не добывающей инфраструктуре. Опять же, исходя из слухов, ремонтные работы займут менее месяца. Не исключу, что спекулятивный подъем будет кратковременным, так как ущерб не так сильно затронет глобальный баланс спроса и предложения. Опять же Россия и другие участники ОПЕК+ смогут быстро компенсировать недостаток поставок».

«Скорее всего, всё придет к норме в ближайшие часы или дни, – считает ситуацию интересной, но не патовой Михаил Крутихин. – С утра было интересно. Выскочили цены за $ 70 за баррель. Потом всё устаканилось, и прибавка в $ 11 долларов к обеду сократилась до $ 5 за баррель. Держится стабильно. Риски инкорпорированы в новую цену. Все игроки понимают, что в Саудовской Аравии может произойти что-то неприятное снова. Есть неясность, как отреагируют на это США, если выяснится, что виноват Иран. Несмотря на геополитические риски, $ 5 на фьючерсах на ноябрь – это очень немного».

Михаил Крутихин говорит о существующих предположениях, что саудиты сами могли спровоцировать ситуацию, чтобы повысить нефтяные цены накануне IPO своей компании Saudi Aramco и привлечь внимание к региону. «И чтобы нефтяные цены оставались на высоком уровне, поскольку усилия ОПЕК (по сдерживанию добычи нефти. – Прим. ред.) не оправдываются», – говорит о «втором зайце» Михаил Крутихин.

«Спекулятивный скачок на нефть составлял ночью выше $ 71 за баррель нефти марки Brent. Ключевое слово “спекулятивный”, – говорит и Сергей Дроздов. – Конечно же, рынки на такие новости реагируют очень болезненно. По некоторым оценкам, этот теракт увёл с рынка половину саудовской нефти. Такая ситуация долго не продолжится. Сейчас ключевой уровень – $ 65 долларов за баррель. Если в ближайшие дни эта отметка устоит, то нефть протестирует снова уровень в $ 71. Но конкретнее сказать ничего нельзя. Саудиты обещают наладить добычу до конца недели. Американцы заявили, что могут распечатать свои запасы. Это будоражит рынки».

Илья Прилепский, глядя в календарь, пока сохраняет хладнокровие. «Здесь можно только спекулировать. Факт в том, что существующих нефтяных запасов Саудовской Аравии хватает на покрытие 30 дней выпадающих мощностей, а нефтяных запасов по миру в целом – практически на год», – подсказал эксперт.

Финансовый аналитик Дроздов напоминает, что такие же спекулятивные скачки нефти уже были, но в моменты более долгоиграющих неприятностей.

«Революция в Иране в 1978–1979 году, когда с рынка ушло более 5 миллионов баррелей в сутки, – перечисляет Сергей Дроздов. – Война “судного дня”, арабо-израильский конфликт 1973–1974 года. С рынка тогда уходило более 4 млн баррелей нефти в сутки. И когда Ирак вторгся в Кувейт в 1990–1991 году, там тоже с рынка ушло более 4 миллионов баррелей. Сейчас нечто сопоставимое – оценочно 5,7 млн баррелей в сутки».

Скоро конец?

Пока рынки ждут информации, понимая, что сегодняшний скачок цен – просто спекуляция. «Вербальные заявления про готовность США распечатать свои запасы привела к падению нефти до 65 долларов, – говорит Сергей Дроздов. – Для России нефть в моменте поднималась более чем на 10%, а рубль укрепился буквально на 1%. Если бы было что-то серьёзное, то движение по рублю было бы более активным, к отметке 62 рубля за $ 1. Но такого мы не наблюдаем. Рынки просто ждут информацию. Но если нефть задержится на отметке $ 65 и пойдёт выше, рубль будет укрепляться».

При этом сама по себе математика роста мировых цен на нефть для российского бюджета звучит хорошо. «Прямой эффект повышения цен на нефть на $ 1 доллар за баррель – рост доходов федерального бюджета на 2,1 млрд долларов в годовом выражении за счет роста поступлений от налога на добычу полезных ископаемых и экспортной пошлины на нефть. Но рост цен приводит также к укреплению рубля (хотя благодаря бюджетному правилу это влияние и снизилось); с учетом этого эффекта дополнительные бюджетные доходы на 1 долл./барр. роста цен будут примерно на 10–12% ниже, в районе 1,85–1,9 млрд долл», – подсчитал член Экономической экспертной группы Прилепский.

Однако Сергей Дроздов напоминает, что крепкий рубль – это не то, что нужно сырьевой экономике. «Бюджету это не очень хорошо, – говорит Сергей Дроздов. – Сейчас у нас курс рубля как налог на качественную жизнь. То, что хорошо для бюджета, не хорошо для нас с вами. Если нынешний всплеск будет быстро нивелирован, то на бюджете РФ это все почти никак не отразится. Россия увеличить свои продажи сможет навряд ли. Продажи зависят от контрактов, которые, как правило, заключаются на среднесрочной и долгосрочной основе. Они уже заключены ранее. Здесь мы проходим мимо. Но чтобы Россия получала больше, нужна стабильная цена на нефть. А такие скачки, как сегодня, этой стабильности не помогают».

«Панические ожидания по факту оказались безосновательными. Все укрепление рубля – в пределах 0,5%. Все ждали нефть по 70, рубль – по 62,5, а золото – по 1550. А реальность-то гораздо спокойнее», – подвёл финансовый итог Евгений Коган.

Серьезные последствия для рынков наступят, когда и если США включат в атаку дронов большую ближневосточную политику – назначат виновником атаки Иран, отметил в свою очередь бывший замминистра энергетики России Владимир Милов.

«Если сауды и США официально назначат Иран виновным, то может быть военная эскалация, что, конечно же, очень сильно скажется на мировых нефтяных ценах – на какой-то период мы можем увидеть и $ 100 за баррель, и больше. Текущий взлет нефтяных цен скорее закладывает в них угрозу разрастания конфликта, потому что обвинения в адрес Ирана серьезные и удар нанесен болезненный, саудам и мировому нефтяному рынку продемонстрировали их глубокую уязвимость», – считает экономист.

Николай Нелюбин,
специально для «Фонтанка.ру»

© Фонтанка.Ру

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector