Главная » Регионы » Казань » Марат Ахметов: «Я посещаю заседание уже третьего комитета: «Ля-ля, ля-ля, ля-ля…»

Марат Ахметов: «Я посещаю заседание уже третьего комитета: «Ля-ля, ля-ля, ля-ля…»

Как Славутский наехал на Богомолова с Собчак, Мухаметзянов тосковал по афишам на оперном, а вице-спикер удивился порядкам в Госсовете

На очередном заседании комитета по образованию, культуре, науке и национальным вопросам республиканского парламента вновь ругали качество татарской эстрады, жаловались на исполком Казани, а также на гендиректора ТНВ Ильшата Аминова, телеканал которого в погоне за рублем игнорирует серьезные культурные мероприятия. О том, какое коммерческое агентство при минкульте призывал создать Рауфаль Мухаметзянов и за что Марат Ахметов пожурил комитет Айрата Зарипова, — в репортаже «БИЗНЕС Online».

Марат Ахметов: «Я посещаю заседание уже третьего комитета: «Ля-ля, ля-ля, ля-ля...»

«ЕСЛИ У ТАТАРСТАНА НА ВСЕ, ЧТО СВЯЗАНО С НАЦИОНАЛЬНЫМ КОМПОНЕНТОМ, НЕТ ДЕНЕГ, ЭТО УЖАСНО!»

Надо признать, пока прогнозы о том, что с уходом из татарстанского парламента Разиля Валеева заседания комитета по образованию, культуре, науке и национальным вопросам Госсовета РТ под руководством Айрата Зарипова перестанут быть ярким и зажигательным действом, не оправдываются. Накануне за яркость и накал отвечали театральные генералы Татарстана, депутаты Александр Славутский и Рауфаль Мухаметзянов. Кроме того, мероприятие посетил новоиспеченный первый заместитель спикера Госсовета Марат Ахметов, сходу продемонстрировавший, что, как опытный управленец, владеет не только сельскохозяйственной тематикой, которой он занимался последние два десятка лет в качестве профильного министра.

Но началось все с поздравлений в адрес директора театра им. Джалиля с 70-летием. По такому случаю Мухаметзянов, часто прогуливающий заседания комитета, появился в здании парламента и получил букет красных роз «бессменному руководителю оперного» от Зарипова. Конечно, круглую дату Рауфалю Сабировичу слегка подпортила прима-балерина Кристина Андреева, которая вдруг посреди театрального сезона и очередных многомесячных голландских гастролей вдруг объявила об уходе. Но надо сказать, что никто об этой истории шефа казанской оперы и балета спрашивать не стал.

Марат Ахметов: «Я посещаю заседание уже третьего комитета: «Ля-ля, ля-ля, ля-ля...»

Между тем повестка дня не обещала бурных дебатов, а с основным докладом выступила первый замминистра культуры РТ Юлия Адгамова, отчитавшаяся о ходе реализации постановления комитета «О развитии музыкального искусства в Республике Татарстан». Речь была длинной и изобиловавшей массой цифр. Адгамова, в частности, отметила, что в Татарстане утверждена «Концепция развития музыкального искусства до 2030 года». «В документе нашли отражение вопросы доступности музыкального искусства и музыкального образования для жителей республики, развитие татарского музыкального искусства в современном культурном пространстве, традиционного вокального и инструментального музыкального искусства народов, проживающих в Татарстане, и другое», — отрапортовала она.

Но после того, как прозвучали цифры о количестве ансамблей, творческих коллективов музыкальных школ и различных учреждений культуры в республике, Адгамова призналась, что при приеме абитуриентов на специальности традиционного исполнительства на народных инструментах в Казанский институт культуры возникают сложности. После чего передала слово и. о. проректора Казанского государственного института культуры Зилие Явгильдиной. По словам представителя вуза, на направление народного вокального искусства выделяется лишь одно бюджетное место. «Мы намерены обратиться в правительство республики, чтобы получить также поддержку развития направления „народная художественная культура“», — отметила она.

Марат Ахметов: «Я посещаю заседание уже третьего комитета: «Ля-ля, ля-ля, ля-ля...»

Эти цифры вызвали возмущение среди членов комитета Госсовета. Так, директор и худрук Качаловского театра Славутский назвал недопустимым одно бюджетное место в вузе на специальности, связанные с национальным компонентом: «Надо вам, не стесняясь, поднимать эту тему в серьезном разговоре — и на ТНВ нужно поднимать и обращаться к президенту! Если у Татарстана на все, что связано с национальным компонентом, нет денег, это ужасно! Кто из районов будет платно учиться?.. Те, кто может платить, уходят в бизнес, а это должны быть подвижники… Необходим заказ, и его нужно финансировать. Я не знаю, как это оформить, мы же так делали — я собирал актерский курс при театре Качалова и мы платили ГИТИСу, готовили своих людей». «При желании формы находятся», — многозначительно заметил первый зампредседателя Госсовета РТ Ахметов. «Это недопустимые вещи! — продолжал справедливо возмущаться Славутский. — Если бюджетных мест не будет — на актерскую профессию учиться за деньги, это же ерунда!.. Надо бороться за то, чтобы выбирать талантливых представителей профессии».

— А вы обращались в правительство республики? — спросил Ахметов у и. о. проректора КГИК. — В республике есть такой опыт — закладывается в бюджет республики.

— Вот в этом году мы хотели бы обратиться. Если есть возможность… — робко ответила Явгильдина.

— Каков рейтинг вашего вуза? Почему на ТНВ ваших мероприятий не видно? У вас какие-то проблемы с ними? — продолжал свой мини-допрос экс-вице-премьер Татарстана.

— Из 14 культурных вузов России казанский находится на четвертом месте, — ответила и. о. проректора.

— Все-таки ваш институт — это генератор музыкальных инноваций, много мероприятий проводите, но вас не видно. Может быть, у вас там жизнь кипит, но за пределами вас не видно, — пожурил ее Ахметов. 

Марат Ахметов: «Я посещаю заседание уже третьего комитета: «Ля-ля, ля-ля, ля-ля...»

«ТОГДА НУЖНО ОТДЕЛИТЬ НАШУ ЭСТРАДУ ОТ ИСКУССТВА»

«Современная татарская эстрада снижает авторитет музыкального искусства», — поднял еще один актуальный вопрос уже в формате общей дискуссии народный артист Татарстана, актер театра им. Камала Рамиль Тухватуллин. Говорят, что поначалу именно его утвердили на главную роль в «Пяти вечерах» — недавней премьере родного театра, но из-за занятости по общественно-политической линии он был вынужден отказаться от этого спектакля.

«С чем у нас ассоциируется искусство? Считается, что оно вершина культуры. На сегодняшний день в республике существуют около 800 представителей татарской эстрады, большинство из них работают самостоятельно, организуют концерты. Песни, которые они исполняют, — и слова, и музыка — очень примитивны, низкопробны, — уверен Тухватуллин. — Эти песни очень далеки от понятия „искусство“. В целом есть ли для них какое-то лицензирование, если нет, то будет ли? Содержание песен, которые они исполняют, не контролируется. Все это снижает авторитет татарского музыкального искусства», — обратился он на татарском языке к Адгамовой. Первый замминистра культуры Татарстана поспешила надеть наушники с синхронным переводом. «Вы мониторите это? Если они независимые творцы, тогда почему за различными званиями обращаются к вам?» — добавил народный артист РТ.

Марат Ахметов: «Я посещаю заседание уже третьего комитета: «Ля-ля, ля-ля, ля-ля...»

Адгамова ответила, что разъяснительная работа по этому поводу проводится, но наложить какие-то ограничения на артистов министерство не может. «Цензура запрещена законодательно, исполнитель самостоятелен. Мы не можем каким-то образом повлиять на это. Но у нас есть реестр театров, прошедших предварительный отбор. Если театр попал в этот реестр, даже частный, то это означает, что в том числе и репертуарная политика выдержана в рамках действующего законодательства и той культурной политики, которая есть. По исполнителям, к сожалению, в силу ограниченности закона мы сделать ничего не можем», — сообщила она. Что касается званий, то, по словам Адгамовой, их присваивает комиссия при минкульте и аппарате президента РТ. «При присуждении той или иной награды учитывают и репертуар исполнителя, и качество исполнения», — добавила правая рука Ирады Аюповой.    

«В данном случае нельзя называть композиторов этих песен таковыми. Это девальвирует значение самого понятия „композитор высокого искусства“. Есть же понятие „песенник“. Тогда нужно отделить нашу эстраду от искусства», — резюмировал Тухватуллин.

Позже, в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online», он пояснил, что сама практика раздачи званий заслуженный артист РТ или народный артист РТ себя во многом дискредитировала. «Даем звания эстрадным артистам, тем самым девальвируем сам смысл этого звания. В целом министерство культуры стоит во главе стратегии искусства и культуры, поэтому я и спросил. Почему бы не взять под контроль? Артисты эстрады, каждый из них, и слова пишут, и музыку, как говорится, и жрец, и жнец, и на дуде игрец. Эти песни портят вкус нашего народа… С одной стороны, мы пытаемся воспитать, привить вкус и чувство прекрасного у зрителя, с другой, они его напрочь убивают. Мы же в одной телеге находимся, а если так, то и ехать должны в одну сторону», — отметил Тухватуллин.  

Марат Ахметов: «Я посещаю заседание уже третьего комитета: «Ля-ля, ля-ля, ля-ля...»

«МИЛЛИОНЫ В ОДИН ДЕНЬ СМОТРЯТ, КАК СОБЧАК С БОГОМОЛОВЫМ КРУТЯТ ЗАДНИЦАМИ»

Решить эту проблему по-своему предложил директор казанской оперы. По мнению Мухаметзянова, регулировать рынок татарской эстрады поможет коммерческое агентство по художественному отбору исполнителей. «Когда создавалась Татарская филармония, подразумевалось все-таки классическое искусство. К сожалению, немножко уже все поменялось. Учитывая громадное количество певцов, которые существуют на рынке, может быть, создать агентство, которое занималось бы коммерческой деятельностью? И через это агентство проходили бы певцы как раз не цензуру, а художественный отбор», — заметил главный театральный генерал республики.

«Каким образом минкульт может заниматься коммерческой деятельностью? — далее задал вопрос Мухаметзянов и сам же на него ответил. — Допустим, в уставной части государство в лице минкульта выступало бы помещением. Вы даете материально-техническую базу, где создается агентство. Во всем мире существуют агенты, которые „продают“ певцов на рынке, я имею в виду шоу-бизнес. Упорядочите эту работу! Сейчас они не упорядочены, толкаются друг с другом, у них могут совпасть концерты в один день. Изучите этот вопрос, насколько такое агентство именно на коммерческой основе может быть. Вы предоставляете только помещение, а они сами окупаются». Рауфаль Сабирович не сообщил, кто бы мог возглавить такое агентство, но, кажется, с радостью лично воплотил бы собственную идею.

«Да как они это сделают?» — засомневался в возможностях культурного ведомства республики Славутский. «Рамиль [Тухватуллин] прав, но как это ограничить, я не знаю, — продолжил босс театра им. Качалова. — У нас сегодня телевидение… У меня в год приходят 120 тысяч человек, это по театральным меркам считается хорошо. Но миллионы в один день смотрят, как Собчак с Богомоловым крутят задницами. Мы постепенно разрушаем всю духовную составляющую многонациональной страны». Впрочем, не все согласились с подходом, согласно которому той же татарской эстраде нужны худсоветы или лицензирование. По мнению драматурга Ркаила Зайдуллы, контроль у нас непременно перерастает в цензуру.   

Кстати, досталось и отсутствовавшему Ильшату Аминову. «По поводу ТНВ Марат Готович правильно сказал. Надо и с Ильшатом Юнусовичем разговаривать серьезно, — это Славутский вновь взял слово. — Он, что бы ни сказали: „Да, да, да“. Но он тоже считает деньги. Сколько раз я к нему обращался, и добиться, чтобы нам дали какой-то приоритет по рекламе не чего-то, а классического художественного произведения, очень трудно. Что рыбу продавать, что театр. Не я один! Также и татарский театр, и русский, и любой другой. Бывает в крайних случаях, когда перепадает много денег, но должна быть какая-то система, социальная реклама. Я считаю, с Аминовым надо разговаривать».

Марат Ахметов: «Я посещаю заседание уже третьего комитета: «Ля-ля, ля-ля, ля-ля...»

«ЭТО НЕ РЕКЛАМА! А НАША СОБСТВЕННАЯ ПРОДУКЦИЯ — МЫ НЕСЕМ ИНФОРМАЦИЮ»

Однако это была еще не самая жаркая дискуссия на заседании, которое уже успел покинуть председатель комитета Зарипов, опаздывавший на самолет. Как оказалось, республиканские парламентарии отправились в Уфу, где подписали меморандум о дальнейшем развитии сотрудничества с коллегами из Башкортостана.

А депутаты продолжали разговор о рекламе, только уже не телевизионной, а наружной, с размещением которой у театральных учреждений Казани есть объективные трудности.

«Точно так же с рекламой в городе, мы поднимали этот вопрос уже много раз. В городе рекламы нет! — вновь задавал тон маэстро Славутский. — Это ведь тоже производная того, о чем мы сегодня говорили. Приезжают люди в аэропорт и видят рекламу ночных клубов, как будто театров у нас в городе и нет. И в Казани театры не рекламируются. Не потому, что мы не хотим! А потому, что те люди, которые выиграли тендер, купили у города, нас прессуют, чтобы мы рекламировали у них. Я им говорю: „Сделайте нормальную цену, я буду вам платить“. Нет. Они рекламируют „голубую“ эстраду, всех, кого попало, но не серьезные вещи!»

Коллегу предсказуемо поддержал Мухаметзянов, давно уже «бодающийся» по этому вопросу с казанской мэрией. «Марат Готович записывает внимательно», — заметил директор театра им. Джалиля, по его словам, реклама — это давно наболевший вопрос. «Вот вы сейчас выйдете на площадь Свободы — нигде! Концертный зал, посмотрите — ничего там нет», — отметил он. «С оперного театра сняли все афиши!» — вновь вступил Славутский.

Марат Ахметов: «Я посещаю заседание уже третьего комитета: «Ля-ля, ля-ля, ля-ля...»

«Везде так. Город наложил запрет, и никто ничего не может с этим сделать, поверьте! Пяток лет железно продолжается борьба. В чем смысл? Это муниципальные власти должны урегулировать. Они сами подобное придумали и не разрешают. Это не реклама! А наша собственная продукция — мы несем информацию. Они трактуют это как рекламу. Любую! Мы приносим на согласование, они не утверждают. Патовая ситуация! Понимаете?» — продолжил Мухаметзянов. «Это серьезная проблема, ее решать надо, — сказал Славутский. — Мы 20 с лишним лет назад придумали рекламную службу в городе, сделали тумбы, все похерили, когда стали выкупать эти земли [вокруг театров], собственность оформлять, расплатились, прикрутили витрины. Теперь по всему городу висит реклама эстрады — она может себе это позволить за такие деньги, мы не можем».

«Получается так — мы на 9 Мая вывешиваем, похороны вывешиваем (видимо, речь идет о прощании с Ильгамом Шакировым, которое проходило в здании театра им. Джалиля — прим. ред.), то есть отдельно правительство обращается в город, им разрешается, значит, мы тут не нарушаем, вся эстетика выбрасывается в сторону. Но как только касается художественных мероприятий театров или концертных заведений — все!» — констатировал шеф казанской оперы.

Марат Ахметов: «Я посещаю заседание уже третьего комитета: «Ля-ля, ля-ля, ля-ля...»

«Я ПОСЕЩАЮ ЗАСЕДАНИЕ УЖЕ ТРЕТЬЕГО КОМИТЕТА, ЗАСЛУШИВАЮ КАКОЙ-ТО ОРГАН: «ЛЯ-ЛЯ, ЛЯ-ЛЯ»

Марат Готович действительно внимательно все записывал, после чего спросил: «Кто представляет здесь государственную филармонию? Почему не пригласили? Управление культуры Казани кто представляет? Никто… Это замечание комитету. Я бы хотел спросить, насколько у них хорошие контакты с министерством культуры, как они тесно работают, может быть, много накопленных старых проблем прошлых лет? Перед подготовкой такой повестки дня надо внимательно заранее изучать, вникать в эти проблемы. Я посещаю заседание уже третьего комитета, заслушиваю какой-то орган: „Ля-ля, ля-ля, ля-ля“. И на этом завершает. Если мы хотим иметь какой-то эффект, надо обязательно готовиться».

Упрек выслушала зампредседателя комитета Людмила Рыбакова. «Хорошо, принимается, Марат Готович. В постановлении у нас указано, что работа по данному направлению будет продолжена, отчет минкульта — промежуточный, предлагается принять его к сведению и рекомендовать министерству совместно с органами местного самоуправления, союзом композиторов РТ и образовательными учреждениями продолжить работу по развитию и организации музыкального искусства, концепция у нас до 2024 года, поэтому работа будет продолжена», — заметила она. 

Позже в кулуарах Госсовета Ахметов пообещал деятелям культуры вникнуть в вопрос с рекламой и написать Рустаму Минниханову.

— Без него ничего не будет! — не унимались его собеседники.

— Здесь город при чем? — интересовался первый вице-спикер Госсовета.

— Город при чем! — отвечали ему деятели культуры с депутатским мандатом.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector