Главная » Культура » Марат Кабиров: «Дэрдменд – поэт глубокий, но его мало, а Тукая много»

Марат Кабиров: «Дэрдменд – поэт глубокий, но его мало, а Тукая много»

Известный писатель о том, как соцреализм мешал татарской культуре, почему литераторы уходят в «цифру» и кто из местных авторов ровня Толстому

На следующей неделе в Татарстане случится очередной День родного языка по случаю годовщины появления на свет главного татарского поэта всех времен Габдуллы Тукая. Это стало хорошим поводом для встречи «БИЗНЕС Online» с именитым писателем Маратом Кабировым. В ходе интервью он рассказал о своем личном опыте продажи электронных книг, самых популярных литературных жанрах у местных читателей и отношении к татарским литераторам, пишущим по-русски.

Марат Кабиров: «Дэрдменд – поэт глубокий, но его мало, а Тукая много»

«НЕ НАДО ПРОТИВИТЬСЯ ВОЗВЫШЕНИЮ ТУКАЯ»

— Марат, на следующей неделе, 26 апреля, в Татарстане отмечают День родного языка. Обычно писатели — одни из главных героев этого праздника. Как вы считаете: созданы ли для наших литераторов условия, в которых они сохраняют и развивают родной язык?

— Я член союза писателей РТ, хотя мне часто задают вопрос: а нужно ли в нем состоять, нужен ли вообще такой союз? Думаю, что нужен, хотя само подобное творческое объединение было создано еще Иосифом Сталиным для того, чтобы контролировать литераторов. Но ведь с изменением времени меняется и сам союз. Лично я за эту структуру, мне никто еще не говорил: почему пишешь так или вот так, ты должен по-другому это делать. Союз писателей на меня не давит, наоборот, он объединяет писателей. Люди собираются, проводятся мероприятия, встречи с читателями. Это сила, организовывающая писателей, не надо на нее замахиваться.

— А какую-то материальную выгоду ощущаете от членства в союзе писателей?

— Какой-то материальной пользы не видел, сам членом союза писателей стал после того, как наладил выпуск своих книг. Никогда не просил помощи, может, если попросил бы, то дали. Молодым писателям, например, нужно состоять в союзе писателей. Ну должно же быть место, где тебя защитят, помогут.

— Кстати, Сталину приписывают авторство выражения «писатели — инженеры человеческих душ». Это по-прежнему так?

— Писатель в любое время влияет на общество. Возьмем Габдуллу Тукая — самого известного татарского поэта. Его стихи до сих пор актуальны, они не утратили своего влияния.

— А почему именно Тукая считают самым великим из татарских писателей? Ведь были же и другие литераторы, не менее талантливые. Взять того же Дэрдменда…

— Я не могу точно ответить на этот вопрос.  Да, Дэрдменд — поэт глубокий, но его мало, а Тукая много. Он и в публицистике, он и в прозе, он и в детской литературе. Тукай писал стихи, близкие народу, которые и сейчас популярны. Не надо противиться возвышению Тукая, он великий. Между тем вы правы, что у татар есть и другие литераторы, не менее грандиозные. Я считаю, что проза Фатиха Амирхана находится на уровне Льва Толстого. Махмуд Галяу — автор гениальных произведений, Гаяз Исхаки… Это лишь те, кто сразу пришел на ум, а так их очень много. Некоторых не знают, возможно, из-за того, что их творчество не нравилось советской власти. Золотопромышленника Дэрдменда, естественно, не пропагандировали после революции.

Марат Кабиров: «Дэрдменд – поэт глубокий, но его мало, а Тукая много»

«Я СЧИТАЮ, ЧТО ТАТАРСКИЙ ПИСАТЕЛЬ ДОЛЖЕН ПИСАТЬ ПО-ТАТАРСКИ»

— Среди наших современников есть те, кто достоин своих великих предшественников?

— Я не хочу называть имена, потому что, если про кого-то скажешь что-то хорошее, никто не поблагодарит, а если забудешь кого-то упомянуть, то во врага превратишься. А так есть Зульфат Хаким, его песни поют прославленные артисты, он сам ведет концерты, талантлив как романист, сильный драматург. Не осталось, наверное, юмориста, который бы не рассказывал со сцены его сатиру. Есть Ркаил Зайдулла — поэт, публицист, драматург, переводчик. Остальных не буду перечислять. В какой еще национальной литературе есть так много талантливых людей? А у нас их бесконечное множество.

— Гузель Яхину читали?

— Ознакомился с романом «Зулейха открывает глаза» — хорошо написанное произведение. Правда, я согласен с тем, что татарская атмосфера там искажена. Мне приходилось видеть такие фильмы, как «Ермак», «Золотая Орда», — там татары некрасиво изображены. У Гузель тоже такое есть, мне это не нравится, а на фоне того, что произведение написано очень красиво, особенно не нравится.

Там прослеживается следующая мысль: русские хорошие, а татары — нет, такое было и в советской литературе. Тогда говорилось, что только благодаря русским все хорошо в стране, они самые умные, помогают младшим братьям. Принцип социалистического реализма реализовывался во всех национальных произведениях, у башкир я читал то же самое. В такой книге должен быть положительный персонаж, русский по национальности, тогда завоевать русского читателя легче. Вот это у Гузель Яхиной и прослеживается. Но, еще раз повторю, роман «Зулейха открывает глаза» написан в очень хорошем стиле, просто отличном.

— Но согласитесь, что все эти произведения соцреализма в основном благополучно забыты.

— Да, хотя у нас и тогда было очень много талантливых писателей, но… Возьмем сидевшего в лагере Аяза Гилязова, которого, вместо того чтобы возвышать, закрыли в тюрьме. Может, тут играла роль зависть других татарских писателей, единения ведь нет. Потом, возможно, тяжело подняться пишущему по-татарски. А так ведь есть татары, которые творят по-русски, например Шамиль Идиятуллин или Ильдар Абузяров.

— А можно их называть татарскими писателями?

— Есть такой спор. Я считаю, что татарский писатель должен писать по-татарски. Он может быть русским, чувашем, марийцем, но если пишет на татарском, то это татарский писатель. Это мое правило, хотя из каждого правила есть исключение. Если ты не владеешь родной речью, но переживаешь за судьбу своей нации и в душе себя считаешь татарином, то у меня язык не повернется назвать тебя манкуртом. И такие люди есть.

Когда осенью возник конфликт по поводу преподавания татарского языка, в его защиту выступили люди, можно сказать, обрусевшие, не читавшие ни одной книги на татарском. Правильно говорят, что җан тартмаса да кан тарта (душа не лежит, да кровь (родство) тянет). Поэтому, может быть, мы и пишущих по-русски должны считать своими, но тут есть такой тонкий момент. Если сейчас мы дадим таким писателям своего рода статус татарских, то начинающие литераторы могут сказать: а для чего мне писать по-татарски? Лучше буду творить на русском и носить звание татарского писателя. Выход из ситуации есть: а почему бы нам произведения русскоязычных творцов не переводить на татарский язык? Сначала выпускать на родном языке, а потом, может через полгода, на русском.

Марат Кабиров: «Дэрдменд – поэт глубокий, но его мало, а Тукая много»

«ЭЛЕКТРОННЫЙ ВАРИАНТ КНИГИ — СЕГОДНЯ НАПИСАЛ, ЗАВТРА УЖЕ РАЗМЕСТИЛ НА САЙТЕ»

— Вы один из редких местных писателей, кто продает свои книги в электронном виде через интернет на собственном сайте. Как пришла в голову такая идея?

— Я уже лет 10 живу в Казани, до этого проживал в Уфе. Там книги особо не выходили, видимо, возможности у башкирского книжного издательства были не такие большие. Писал я много, а выпускать книги не мог, поэтому и решил выбрать такой способ доведения своих трудов до народа. Хотел заказать сайт под ключ, так как сам в компьютерах не разбирался, но для этого нужно было много денег, пришлось самому взяться за это дело. Вот так потихоньку научился, сначала свои произведения размещал бесплатно — лишь бы довести до людей, но в начале 2000-х конкуренции не было, смотрю — мои книги пользуются спросом, а раз так, почему бы не продавать? Было даже любопытство: те, кому нравятся мои произведения, будут ли их покупать? Смотрю — дело пошло, стал поднимать цены, как на Amazon, до 5 долларов. Но никто не брал за такую цену, пришлось снижать до приемлемой.

В общем, начал-то я это дело не с целью зарабатывания денег. Появился свой читатель — это люди с передовыми взглядами. Лет пять назад я пытался создать площадку, на которой любой писатель мог бы разместить свои книги, продавать их, распространять. Но таких литераторов особо не набралось, пришлось закрыть проект — это же ведь расходы на содержание сайта, который сейчас заморожен. Если найдутся желающие участвовать в проекте, то всегда готов его разморозить, а почему бы и нет? Можно было бы наше литературное наследие перевести в электронную форму, за границей же так делают. Можно было бы сделать электронное издательство, удовлетворять потребность читателей, но в это надо вкладывать деньги. Мои книги же продаются на моем сайте, не скажу, что стоит очередь, но потихоньку распродаются…

— Речь идет об электронных книгах или можно также купить и бумажные варианты у вас на сайте?

— О бумажном варианте речи не идет, но это вполне выполнимая задача, только не думаю, что есть спрос. Человек, приобретя электронную книгу, потом может ее и распечатать. У меня электронные форматы позволяют скачать на любой носитель — хоть на планшет, хоть на телефон.

— Значит, некоторые из своих произведений в бумажном варианте вы и не издавали?

— Да, они дороже обходятся, потом надо ждать очереди в издательстве, а электронный вариант — сегодня написал, завтра уже разместил на сайте. За это платить не надо, а сайт мой, личный.

— Содержание сайта во сколько обходится?

— Сколько это по деньгам, сказать точно не могу, ведь многое я сам делаю, ну за программы платишь, за обновления… Думаю, выходит не дороже 25–50 тысяч рублей в год. Но, когда сайт только запускался, думаю, расходов было побольше.

— А сколько стоят ваши электронные книги?

— У меня цены не такие высокие — со скидками некоторые книги стоят в районе 100 рублей. Это бывает, когда покупаешь разные книги одним файлом.

— Но ведь может быть такое, что человек, покупая у вас книги, копирует и дает другим почитать?

— Такое возможно, ну и на здоровье. Пусть и другие читают, не все же держится на деньгах.

— А бумажный вариант сложно издать?

— Абсолютно никакой сложности нет, деньги только нужны — заплатил, сделают и домой привезут. Сколько для этого нужно денег, опять-таки не могу даже сказать, ведь особо в бумажных книгах не нуждаюсь. Хотя они нужны многим, ведь писатели привыкли именно к бумаге, к тому, чтобы говорили о том, что у такого-то автора вышла новая книга.

Марат Кабиров: «Дэрдменд – поэт глубокий, но его мало, а Тукая много»

«РОССИЙСКИЕ ПИСАТЕЛИ ИМЕЮТ СВОЮ ЦЕНТРАЛИЗОВАННУЮ СИСТЕМУ ПРОДАЖ, А У ТАТАР ТАКОГО НЕТ»

— Почему тогда другие татарстанские писатели не идут вашим путем, раз все так дешево и просто?

— Не могу сказать. Может, знаний не хватает, ведь это совершенно разные вещи. Творчество — это одно, содержание сайта — другое, организовать продажи — третье. Обучиться всему надо, а раз обучился, то и работать. У кого-то, может, времени нет, другие не хотят вовсе этим заниматься, у кого-то потребности другие. Кроме того, многие писатели — люди солидного возраста, им тяжело научиться работать на компьютере, самому мне это тоже тяжело далось. Помню, когда работал в редакции газеты «Өмет» в Башкортостане, нам привезли компьютеры. Так вот я был последним, кто научился на них работать. Был даже страх, что не смогу освоить технику, которую мои коллеги по газете уже знали как свои пять пальцев. Но после того, как открыл свой сайт, потихоньку учился пользоваться программами, сейчас ведь очень много информации. И заинтересованность была, а раз так, сам начинаешь искать информацию о том, как это работает.

— Но ведь электронную книгу могут украсть хакеры и за полцены продать или выложить в открытый доступ.

— Хакеры есть, но ведь есть и программы, которые могут противостоять их деятельности, антивирусы. Все как в жизни — есть преступники, а есть те, кто их ловит.

— В общем, вы единственный из татарских писателей, имеющий сайт, через который реализуете свою продукцию.

— Правда, никого не могу назвать. А за границей Стивен Кинг первым это создал, насколько я знаю, только сейчас он вроде бы уже не размещает так свои вещи. Почему — не знаю. Среди татар, башкир точно нет, несколько русских писателей пытались подобное сделать. Сергей Лукьяненко, автор «Ночного дозора», например. Думаю, что русским этого и не надо. Издательства хорошо работают, есть «ЛитРес» — с ним заключаешь договор, и этот ресурс продает твои электронные книги по всей России. Если бы я был русским писателем, свой сайт и не держал бы, поручил бы это «ЛитРесу». Очень удобно — составил договор, они продают, часть денег себе оставляют, ты свои не вкладываешь. Российские писатели имеют свою централизованную систему продаж, а у татар такого нет.

Марат Кабиров: «Дэрдменд – поэт глубокий, но его мало, а Тукая много»

«ЛЮДИ ЧИТАЮТ, ПРОСТО ОЧЕРЕДЕЙ НЕТ, РАНЬШЕ ВЕДЬ БЫЛ ТОВАРНЫЙ ДЕФИЦИТ, СЕЙЧАС — ПОТРЕБИТЕЛЬСКИЙ»

— Но есть татарские писатели, которые выпускают бумажные книги на собственные деньги, потом продают, например лауреат Тукаевской премии прошлого года Мадина Маликова.

— Да, есть несколько татарских писателей, может, 10–15 человек, которые так делают.  А почему бы и не издавать, раз у тебя есть деньги, время, твои книги пользуются спросом… Если, к примеру, одна книга обходится в 100 рублей, почему бы ее за 150–200 не продать?

— Но это только если купят…

— Да, если купят. Что интересно, говорят: на книги нет спроса! Вроде все верно, раньше ведь в очереди за ними стояли, они были дефицитом. Но ведь тогда и колбаса была дефицитом, и пиво было дефицитом, и водка! Если по аналогии логически рассуждать, то теперь народ колбасу не ест, пиво не пьет, книг не читает… Нет, люди читают, просто очередей нет, раньше ведь был товарный дефицит, сейчас — потребительский. В те времена люди искали товар, сейчас товар ищет людей. И то, что книги не читают, — это вина не писателя или читателя, а связующего звена между ними — слабой рекламы, менеджмента.

— На какие книги сейчас есть спрос, какие жанры лучше всего раскупаются?

— На сегодняшний день в мире наиболее популярен жанр фэнтези, черное фэнтези — хоррор, триллеры, потом идут детективы, любовные романы. У нас, татар, большим спросом пользуются сентиментальные вещи. Большинство читателей — представительницы слабого пола, им нужно про любовь. Как бы это ты ни писал, все равно раскупят, ты в любом случае стоишь на голову выше других писателей, творящих в иных жанрах.

— А не может быть такого, что фанатки сентиментальных вещей, после того как прочтут подобное ваше произведение, станут фанатками писателя Кабирова и в дальнейшем станут читать более серьезные вещи?

— Может быть, но в нашей литературе разнообразие жанров не представлено. За рубежом это наблюдается, у русских писателей — тоже. Есть такое понятие, как жанровая литература: читатель, подсевший на детектив, вряд ли будет читать мелодраму, боевики очень нравятся работникам силовых структур, им любовная лирика неинтересна. Могут даже не знать имя самого популярного автора. И наоборот: читатели Стефани Майер (автор «Сумерек»прим. ред.) могут не знать мастеров детектива. Должна быть сегментация жанра, а для этого необходим маркетинг.

Марат Кабиров: «Дэрдменд – поэт глубокий, но его мало, а Тукая много»

«БЫВАЕТ, Я ЧИТАЮ СВОИ ПРОИЗВЕДЕНИЯ НА ДРУГОМ ЯЗЫКЕ — И НЕКОТОРЫЕ МЕСТА КАЖУТСЯ НЕЕСТЕСТВЕННЫМИ»

— Традиционный вопрос писателю: кто ваш читатель?

— Это мне и самому интересно, потому что я пишу на разные темы, в разных жанрах. Бывает, читают мой любовный роман, потом покупают следующую книгу, а она не соответствует интересам этого читателя — какое-нибудь фэнтези с вампирами, другая чертовщина, после чего могут во мне разочароваться и больше не покупать книги. Потом, если ты выпускаешь любовный роман, читатель может в следующий раз и не купить его, думая, что там про нечисть идет речь. Из-за того что пишу в разных жанрах, у меня есть эта проблема. В Китае распространено такое явление, которое я считаю правильным, когда автор ставит на книги разного жанра разные псевдонимы. Это читателю удобно: хоть он и знает подлинное имя автора, но, видя псевдоним, сразу определяет, какую книгу ему брать.

— В каком количестве жанров вы уже себя попробовали как писатель?

— Сколько их, не могу даже точно сказать, ведь некоторые произведения сделаны на стыке жанров.

— Бренд «Марат Кабиров» так или иначе уже существует?

— Думаю, читатели меня знают, по крайней мере, хочется в это верить.

— На вашем сайте продаются книги и на русском языке, это авторский перевод?

— Нет, это работа профессиональных переводчиков, но будет лучше, если сам переводишь. Бывает, я читаю свои произведения на другом языке — и некоторые места кажутся неестественными.

— А может быть такое, когда литератор одинаково хорошо пишет на двух языках? Например, для русского читателя он будет писать детективы, а для татарского — сентиментальные романы.

— Я таких писателей не встречал. Кроме того, человек ленив по своей природе, эта лень создает прогресс. Не хотелось ему ходить пешком — он научился использовать лошадь, потом машину, самолет и так далее. Сейчас его не заставишь ходить пешком. С писателями аналогичная ситуация: ну зачем мне, если я владею английским языком, писать на родном?

Марат Кабиров: «Дэрдменд – поэт глубокий, но его мало, а Тукая много»

«ЕСЛИ БЫ ПОЯВИЛСЯ «ГАРРИ ПОТТЕР» НА ТАТАРСКОМ РАНЬШЕ РУССКОГО ВАРИАНТА…»

— И здесь мы опять возвращаемся к теме судьбы татарского языка.

— Здесь есть и политический момент… Кроме того, говорят, что современный русский язык проще, элементарнее, чем татарский. А почему? Научная основа татарского языка недоделана. С тех пор как в 1939 году алфавит перевели на кириллицу, так ничего и не изменилось. А нужно было ввести новые буквы, правила, приспособленные к татарскому языку. Латиница намного легче кириллицы, которую, впрочем, можно и оставить, но внеся изменения. Почему слово «часы» я должен писать «сәгать», логичнее было бы «сәгәт», но Г сделать твердой. У башкир есть такая буква, так же как и твердое К. Как слышат, так и пишут. Почему у нас такого нет? Кириллица создает большие трудности для тех, кто хочет изучать татарский язык.

Вторая проблема — методика преподавания. Я профессиональный филолог, писатель, но, когда смотрю учебник по татарскому языку, не могу понять задание. Чего от школьника хотят? Может быть, я бы и смог ответить, если бы понимал, что у меня спрашивают. Вот преподавали в школах десятки лет татарский язык, но почему русские дети после окончания 11 классов не могут не то что разговаривать по-татарски, а строить простейшие предложения? По идее, они должны были бы работать татарскими журналистами, а они даже бытовой речи не понимают. Такую методику нужно перестраивать, ведь есть примеры, когда приезжают американцы, французы, китайцы, которые за год-два выучивают татарский язык, а после 11 лет нашей школы этого не наблюдается…

— Сейчас в интернете часто дискутируют, что нужно упрощать язык, дескать, если станет попроще, то больше людей будет им интересоваться…

— Я знаю про эту дискуссию, но там речь идет не об упрощении языка. Как я понял, главная мысль — не надо литературную речь излишне приукрашивать. А то у нас бывает — «зеленым ковром раскинулась долина» или «как вата падал белый снег». Такое приукрашивание должно быть уместным.

— Насколько оплачиваем литературный труд, на жизнь хватает?

— Литература не товар, по крайней мере, у нашего народа, не имеющего своей государственности. Она несет миссию сохранения языка, культуры. Если я захочу из литературы делать прибыль, то могу это сделать. Чего хочет современный читатель? Я могу писать, подстраиваясь под его вкус, какие-нибудь любовные романы, делать из них сериалы, но это будет не литературой, а товаром, своего рода формой проституции. В то же время нельзя и отдалятся от народа, писать излишне сложные вещи. Должна быть золотая середина, придерживаться которой ох как не просто.

А для того, чтобы сделать литературу прибыльным делом, нужно создавать индустрию, должны быть свои издательства, изучаться вкусы читателей. Нужно искать самые популярные в мире книги и переводить их на татарский язык напрямую, а не через русские переводы. Допустим, если бы появился «Гарри Поттер» на татарском раньше русского варианта, то дети его с удовольствием читали бы, возникла бы любовь к родному языку. Да те же русские для того, чтобы прочесть, интересовались бы татарским языком.

— Вы сейчас работаете в газете «Шәһри Казан»…

— Я не то чтобы там работаю, вернее было бы сказать, что сотрудничаю. Мне нужна связь с газетой, там очень хороший коллектив, это не мешает творчеству.

— И какие у вас ближайшие творческие планы?

— Жить, писать…

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector