Главная » Экономика » Мексиканцы превратили детище Трампа в аттракцион

Мексиканцы превратили детище Трампа в аттракцион

Мексиканцы превратили детище Трампа в аттракцион

Автор: Дмитрий Киселёв

Противостояние Дональда Трампа с демократами взлетело на новый уровень. Трамп подписал указ о введении на юге США чрезвычайного положения. Эта мера сама по себе позволяет президенту получить необходимые 8 миллиардов на строительство стены на границе с Мексикой в обход Конгресса. Конгресс — категорически против, и, как ожидается, указ Трампа будет оспорен в суде. По крайней мере, сенаторы уже назвали действия Трампа беззаконием и "злоупотреблением полномочиями президента". К критике Трампа подключились и СМИ, которые президента США прямо обвиняет во вранье. Вот, например, пикировка с CNN.

– Это действительно делается из-за обострения ситуации на границе или только ради строительства своей стены? – спросил президента Джим Акоста, корреспондент CNN.

– Спросите матерей, которые потеряли детей из-за нелегалов. Спросите у них, придумываю, ли я что-то? Ваш вопрос пронизан политикой, вы просто отрабатываете свою повестку. Вы — телеканал CNN, вы — фейковые новости! Данные, которые вы приводите, неверны. Взгляните на количество заключенных в федеральных тюрьмах и на то, сколько из них являются нелегальными мигрантами. Просто взгляните. Вы — лживые новости! – ответил Дональд Трамп.

Как видим, Трамп неумолим в желании исполнить свое предвыборное обещание и отгородить США от южного соседа стеной.

Автор: Максим Киселёв

"Граница Тихуаны — гордость страны" — слова старой песни о Родине и той войне со Штатами, которая стоила Мексике половины ее территории, теперь звучат в самом необычном парке развлечений. Детище Трампа по эту сторону железного занавеса мексиканцы превратили в аттракцион, где на зеваках и туристах, позирующих у стены, зарабатывают уличные музыканты, фотографы и продавцы закусок и напитков.

Здесь стена не просто стена — арт-объект, который мексиканцы покрывают надписями и даже настоящими картинами. Хорошо получается не всегда. Трудно писать на заборе, который специально сделали не сплошным, чтобы с той стороны было видно, что творится на этой.

Поделив между странами даже океанские волны , ржавой лентой она тянется по холмам, низинам и переулкам, порой вплотную прижимаясь к домам, где понемногу начинают привыкать к жизни за стеной.

"Не то чтобы стена сильно мешает, скорее, веселит, здоровая такая! Раньше был заборчик — через него перелезть ничего не стоило, кто угодно мог перебраться. А теперь полгода стена стоит, небо закрывает",- сказал один из жителей Тихуаны.

Волна каравана мигрантов, прокатив через всю Мексику, разбилась о стену и отступила в палаточные городки. Их уже кратно меньше, чем в ноябре, — сотни беженцев из Гондураса, Сальвадора и Гватемалы разбрелись по стране. Но сотни остались в очередях за бесплатной едой вместе с депортированными из Штатов мексиканцами ждать нового шанса на мечту.

Депортированных разместили так, чтобы "американская мечта" от рассвета до заката мозолила им глаза. Из палаточного городка в любую погоду хорошо видны и стена, и флаг со звездами и полосками.

Осенью через этот канал они попытались взять стену в лоб. Кадры штурма тогда увидел весь мир. Но главное — северные соседи, которым как-то очень вовремя объяснили, от какого ужаса Трамп спасает своих избирателей дорогостоящей линией обороны.

Тихуана век назад — деревня в сотню домов — поднялась на американском сухом законе. С тех пор Мекка контрабандистов, наркодилеров, город игры и притонов прибавил полтора миллиона. Автомобильная река в год пропускает через него из Штатов под 30 миллионов рвущихся за дешевыми развлечениями, выпивкой и лекарствами. Мигранты для города "черных" денег — тоже в копилку.

Даже гостиничный бизнес в Тихуане приспособлен к современным реалиям. Надпись "Отель для мигрантов" в заблуждение вводить не должна. Это ночлежка, где сутки на матрасе стоят полтора доллара. Таких заведений, где пол и лежанка и есть койко-место, в Тихуане — десятки. Бараки, в которых их надежды на новую жизнь, растворяются в грязи под телами.

"Знаю, что в США можно заработать за два дня столько, сколько я в Сальвадоре получал за месяц. Я могу ремонтировать машины, мыть их. Назад не хочу — там всем правят банды, и жизнь очень короткая. Но боюсь, я все-таки не смогу перебраться через стену", — сказал мигрант из Сальвадора Хенри Эдуардо Моралес.

Найдись у Эдуардо нужная сумма, и разговора этого не было бы. В стене хватает брешей ,а в горах — троп, которые не перекрыть ни датчиками, ни патрулями. Проблема стены Трампа не в том, что вся в дырах. Она вообще конечна. Это сейчас здесь американский патруль, а ночью десятки мигрантов двинутся в обход по горам.

Они называют себя "койотами", проводниками, которые берутся одним им известным маршрутом провести через границу. Такса — 7 тысяч долларов с человека. Гарантия успеха – 20%. Но все равно рискуют: от 300 до 500 человек в месяц.

"Днем тоже можно идти, если дождь, датчики работают плохо. Сначала маршрут проверяет разведка. Смотрит, есть или нет патруль и где поставили новые датчики. Потом выходим мы. Налегке, никаких тяжелых рюкзаков — только небольшой запас еды и вода. На американской стороне встречают другие люди, дальше ведут уже они", — рассказал проводник Карлос.

Как бы Трамп ни пугал соотечественников бандами, которые под видом мигрантов стремятся разрушить благополучие его страны, почти всех нелегалов в Штаты гонит иная мечта — о зарплате. И из Гондураса и Сальвадора, но главное — самой Мексики. 15-я экономика мира с небоскребами столицы, мегазаводами и автоконцернами десятилетия растет едва ли не исключительно ради американского рынка. Штаты, поглощая 80% ее нефти, так подсадили мексиканцев на этот экспорт, что те не заметили, как почти угробили свой главный ресурс. Запасов черного золота Мексике осталось в лучшем случае на 10 лет.

Хорошо, что есть то, что вычерпать до дна не под силу никакому рынку. Древние пирамиды ацтеков и майя. Чудом уцелевшие останки цивилизаций исправно работают на мексиканский бюджет. Загадочные памятники почти утраченных культур приносят по 20 миллиардов туристических долларов в год. Отложенный эффект открытия сделанного тем, кому эти 365 ступеней к вершине позволили пройти лишь под конец жизни.

Без нашей науки мир об истории майя знал бы только то, что они строили великие города. В середине прошлого века Юрий Кнорозов, не выездной из Союза, не выходя из кабинета, расшифровал древние иероглифы. Тогда же с грустью заметив: "Чтобы работать с текстами, мне не нужно лазить по пирамидам". В Мексике он все-таки побывал, но спустя 40 после своего открытия. И теперь в каждом новом на основе той дешифровки — часть его знаний, За которыми и сейчас порой едут к нам.

Алехандро Шесенья свою кандидатскую по истории защищал на русском языке. "До этого нельзя было читать надписи ,которые есть на стелах, на зданиях, на кодексах, в которых много информации. А теперь все, что мы знаем о майя, мы знаем благодаря Юрию Кнорозову", — отметил историк.

С захватчиками этой земле повезло чуть больше, чем Новой Англии. Испанцы, утопив в крови цивилизации, все же не стерли народы, оставив Мексике города из легенд, пусть лишь и в качестве памяти о том, кем они когда-то были.

Каменный город Теотиуакан, словно прыжок на тысячи лет назад. Брошенный строителями, переживший ацтеков и испанское нашествие, своими великими пирамидами он до сих пор напоминает Мексике, что именно здесь был центр Вселенной и тут жили боги.

По-испански — только цифры. В языке майя их не было и нет. Крохотная кустарная радиостанция, где на звукоизоляцию пошло полсотни упаковок из-под яиц, из деревни Тункас вещает на весь Юкатан. На полуострове, где потомками коренного народа считает себя половина жителей, язык предков все меньше в почете.

"Наш язык теряется. Многие уже не помнят, как правильно произносить слова. А дети вообще не знают. Я каждый день выхожу в эфир, чтобы мой народ не забывал язык предков", — сказал один из радиоведущих.

У них больше нет городов. Но в деревнях все еще удается сохранять если не язык, то хотя бы остатки традиционных уклада и ремесел, например, плетение гамаков.

Они и вправду не признают кроватей. Здесь в домах даже стулья — редкость. Гамаки — от стены к стене. Не совсем привычной конструкции. Плетенные так, чтобы укрывать все тело, словно кокон.

В обычном поселении майя, куда туристы не заглядывают на фотосессию, индейской романтикой из книг и кино не подышать. Лишь редкие жилища бедняков все так же собирают из тонких деревьев чактэ, покрывая ветками пальм.

"Крыша обычно держится три года. Потом надо менять. А стены дольше простоят. Я бы не отказался от дома из камня, но это дорого, а на сборе маиса и тыквы больше пяти долларов в день не заработать", — рассказал один из местных жителей.

Теперь те майя, которые побогаче, живут уже в каменных домах. Электричество есть. Две лампочки дают тусклый свет. И, конечно, гамак. Как же без него! На нем покачиваются дети и старики. Женщины — у огня с тортильями или с ниткой у ткацкого станка. Молодых здоровых людей забирают либо городские фабрики, либо фермерские поля. Маис, кукуруза — мексиканский подарок человечеству, по- прежнему, как и при майя с ацтеками, главная культура страны, недавно получившая чувствительный удар, от которого неизвестно, оправится ли.

Не будь маиса, возможно, не появились бы здесь великие цивилизации — с верой в то, что Бог, перебрав все другие культуры, только из кукурузы смог сделать приличного человека. В день мексиканец съедает по полкилограмма кукурузных лепешек. Это настоящее золото Мексики, которое, правда, немного потускнело с тех пор, как выяснилось: больше половины продуктов из маиса здесь содержат признаки ГМО.

Для страны, где на кукурузу разве что не молятся и оберегают ее, как ребенка, — убийственная новость. С 2013 года в Мексике выращивать генетически модифицированный маис запрещено даже на экспериментальных полях. Но лазейка для ГМО все же осталась. Мало сомнений, что сюда они прорвались вместе с кормовой кукурузой, которую мексиканцы вынуждены закупать в США. Линии обороны от таких нелегалов у Мексики нет. Ей пока недостает мощи, чтобы противостоять ведущей экономике мира, но всегда хватало смелости перечить сверхдержавам.

Даже когда ее теряла Европа. Только Мексика в 1936-м решилась приютить того, кто оказался слишком опасным и для Франции, и для Норвегии. Дом самого известного переселенца из Союза — теперь музей в уютном столичном районе Койокан, где место убийства знаменитого постояльца укажет его внук.

"Я вошел в дом и через приоткрытую дверь увидел дедушку, который лежал на полу, а все вокруг было залито кровью. Троцкий был еще жив. Я хотел подойти, но он сказал секретарю: "Выведите его. Он не должен этого видеть", — рассказал Эстебан Волков, внук Льва Троцкого.

Русский Эстебан, он же – Всеволод, забыл окончательно. В день, когда удар ледоруба в доме Льва Троцкого остановил часы и жизнь Севе было 14. Рассуждать о политике не любит, но носит кепку с красной звездой. В 92 продолжает считать, что должен до конца нести правду о том, как жил его дед в изгнании и почему был убит.

"Он очень хотел издать труд о Ленине. Но с деньгами у нас было так плохо, что вынужден был принять предложение американского издательства за большой гонорар написать биографию Сталина. Нет никакого сомнения, что это приблизило его смерть", — считает Эстебан.

Под конец жизни пламенный революционер и, возможно, несостоявшийся диктатор открыл в себе таланты огородника и животновода. Кактусы, что и сейчас растут у могилы, посажены его руками, особенно он любил тонкие и высокие, сорт вьехитос, что в переводе с испанского означает "старички". Но главным элементом хозяйства были кролики, которых Троцкий откармливал лично. Не для забавы — семью надо было кормить.

Это тоже часть мексиканской истории, где список трагедий и перечень достояний нации одинаково длинны. Из перечня она вместе с нефтью вполне может перекочевать в список. Тысячелетняя практика обработки голубой агавы. Культуры, которой позволено превращаться в легендарный напиток только в пяти мексиканских штатах: часто — на маленьких частных заводах, где проще всего сберечь доставшуюся от ацтеков технологию, только в прошлом веке снабженную колесом.

Этой технологии больше ста лет. Под давлением камня агава смешивается с водой и превращается в уникальный по вкусу сок. На крупных заводах так давно уже не делают. На выходе объемы продукта ничтожны, а значит, ценность его максимально высока.

Перемалывая плоды до состояния каши, шредеры заводов штата Халиско с каждым новым сезоном глотают все больше тонн похожих на огромные шишки плодов. Спрос на продукт в XXI веке взлетел в десятки раз. Прибыль – под 1200% от вложений. Каждый клочок свободной от кукурузы территории теперь засаживается агавами, которым уже не всегда дают зреть положенные семь лет. Нужно торопиться вместе с очень дорогим соком выжать побольше денег. Пока земля не поступит с ними, как с нефтью.

Когда-то через границу с США главный мексиканский напиток выходил на мировые рынки. Теперь именно это соседство может привести фермеров Халиско к разорению. Бум на текилу за три года увеличил цену за килограмм голубой агавы в 7 раз. В 2021 году здесь ждут такого же резкого падения.

"Сейчас у нас зреет в шесть раз больше растений, чем нам нужно, чтобы поддерживать на хорошем уровне и качество и цены. Но мы знаем, что через два года их урожай перенасытит рынок. Цены упадут настолько, что таким производителям, как мы, вряд ли удастся избежать банкротства", — сказал владелец завода Сальвадор Розалес.

Если не вспоминать когда-то потерянных земель, выгоды от беспокойного соседства у Мексике кажется больше, чем бед. Штаты, став главным импортером собранных здесь машин, вывели ее автопром на третье место в Западном полушарии. Сумевшие осесть в США эмигранты в год переводят семьям на родину по 30 миллиардов долларов. Америке есть чем давить на Мексику. Но получается не всегда.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector