Главная » Политика » «Не мы начали эту войну»: как Хафтар разочаровал союзников

«Не мы начали эту войну»: как Хафтар разочаровал союзников

close


Amru Salahuddien/Global Look Press via ZUMA Press

Перелом в ливийском конфликте заставил союзников фельдмаршала Халифы Хафтара перестраховаться. Египет выдвинул план по урегулированию конфликта, предполагающий переговоры и прекращение огня. ОАЭ поддержали предложение Каира, а Франция уговаривает Хафтара принять участие в переговорах во время Берлинской мирной конференции. Между тем, фигура фельдмаршала не представляется для его союзников надежной. Эксперты считают, что говорить об окончании конфликта и объединении Ливии уже нецелесообразно.

Неудачи фельдмаршала Халифы Хафтара повлекли за собой и ослабление позиций его условных союзников — Франции, Египта и ОАЭ. В пятницу подконтрольная Хафтару Ливийская национальная армия (ЛНА) потерпела свое самое значительное поражение с начала военной кампании в апреле 2019 года. Признанному ООН Правительству национального согласия (ПНС), поддерживаемому Турцией, потребовалось всего несколько часов, чтобы изгнать войска Хафтара из города Тархун к юго-востоку от столицы Ливии Триполи — это последний город на западе страны, который контролировался Хафтаром.

В последнее время дела у фельдмаршала шли плохо. 4 июня бойцы ПНС вернули контроль над Триполи, а за день до этого правительственная армия после 14 месяцев боев выбила из столичного аэропорта отряды Хафтара.

Однако, по мнению президента Института Ближнего Востока Евгения Сатановского, предпосылок для окончания конфликта в Ливии нет.

«Хафтар воюет под Триполи не на земле своих племен. Им плевать на то, что там происходит, это не их владения.

Там ему надо покупать какие-то местные племена, местные ополчения. Он и делал, пока денег было достаточно. Но пришли турки, дали оружие, денег подбросили, отжали. Отжимать его можно только до того момента, пока его люди не выйдут на свою землю. После этого они начнут резаться уже всерьез — за свою землю племена всегда воюют», — отмечает эксперт.

Перелому в войне с Хафтаром глава ПНС Файез Саррадж обязан Турции.

В январе Анкара и Правительство национального согласия утвердили подписанный меморандум о военном сотрудничестве. Согласно документу Турция в любой момент может ввести в Ливию войска, если об этом попросит Саррадж. До этого, впрочем, не дошло, однако Анкара направила в страну дополнительное вооружение и военных советников несмотря на то, что результатом Берлинской конференции по Ливии стало подтверждение эмбарго на поставки вооружения в Ливию, а также отказ в предоставлении военной помощи любой из сторон конфликта.

Перелом в войне заставил союзников Хафтара — Францию, Египет и ОАЭ — перестраховаться. Сам фельдмаршал, согласно Reuters, улетел в Египет.

6 июня президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси представил план по урегулированию конфликта в Ливии, который был поддержан Хафтаром. Заявление он сделал на совместной пресс-конференции с главой заседающей на востоке Ливии Палаты представителей Акилой Салехом.

В стране должен вступить в силу режим прекращения огня. Также инициатива предполагает вывод «иностранных военизированных формирований» и равноправное представительство трех регионов Ливии в президентском совете, который следует избрать под эгидой ООН.

Кроме того, президент Египта подчеркнул необходимость разработки новой конституции для проведения выборов в Ливии. Абдель Фаттах ас-Сиси призвал к дипломатическому урегулированию конфликта и дальнейшим переговорам.

Однако представитель признанного международным сообществом Правительства национального согласия, расположенного в Триполи, критически отнесся к заявлениям египетского лидера.

«Не мы начали эту войну, но именно мы определим время и место ее окончания», — подчеркнул он.

Поддержали инициативу Каира и Объединенные Арабские Эмираты. Накануне глава МИД ОАЭ Анвар Гаркаш написал в своем Twitter, что план Египта «усиливает арабский и международный импульс для немедленного прекращения огня, вывода иностранных войск и возвращения на политический путь».

Между тем, заявления Египта и ОАЭ появились лишь после того, как ПНА объявили о новом наступлении, целью которого является захват Сирта — родного города бывшего лидера Ливии Муаммара Каддафи.

ОАЭ и Египет поддерживают Хафтара, опасаясь усиления влияния в Ливии «Братьев-мусульман» (организация запрещена в России), которых традиционно поддерживают Турция и Катар. В том числе и по этой причине, отношения ОАЭ и Египта с Катаром довольно напряжены.

Еще одним предметом интереса внешних участников конфликта, несомненно, являются ресурсы Ливии.

Страна с населением менее 7 млн человек владеет наибольшими запасами нефти и газа в Африке.

Так, 4 июня после встречи с Сарраджем в Анкаре президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сказал, что Турция надеется добывать нефть и газ на ливийском участке шельфа Средиземного моря.

Еще большую привлекательность для внешних игроков создает географическое положение Ливии и ее близость к Европе, что позволяет осуществлять экспорт напрямую на западные рынки через Средиземное море, в то время как конкурирующие производители углеводородных ресурсов вынуждены экспортировать свои товары через потенциально опасные морские пути.

Но есть и другие игроки, оказывающие Хафтару частичную или даже полную негласную поддержку. Так, в поддержке фельдмаршала не раз обвиняли Францию. Для Парижа речь идет не только о нефти, но и о стратегически важной государственной границе, за которой находятся бывшие французские колонии — Чад и Нигер.

Фельдмаршал же, контролирующий нефтяные месторождения, и сдерживающий влияние «Братьев мусльман», представлялся для Парижа фигурой, у которой есть возможности для стабилизации обстановки в стране.

Существуют и другие причины для Франции поддерживать ЛНА.

«Франция за Хафтара, потому что Италия за Сарраджа. Это старая драка между итальянцами и французами. Прибрежные провинции — Триполитания и Киренаика — были итальянской колонией, внутренняя Феццан — французской. И вопрос — кто эту корову доит — между Парижем и Римом — это старая драка», — отмечает Евгений Сатановский.

Кроме того, Франция стремится сохранить свое стратегическое партнерство с Объединенными Арабскими Эмиратами, где располагается французская военная база. ОАЭ — вторые по величине покупатели французского оружия.

Таким образом, в течение последних лет Париж официально занимал позицию ООН, признающую Правительство национального согласия, но также оказывал поддержку Хафтару, который во Франции воспринимается как человек, способный держать террористов в страхе.

Но, поскольку в последние недели ситуация начала меняться не в пользу фельдмаршала, Париж также начал постепенный разворот. Как сообщает Politico, Франция пыталась уговорить Хафтара принять участие в переговорах о прекращении огня, которые намечены на Берлинскую мирную конференцию в январе, пока фельдмаршал не потерпел полный крах.

Между тем, у Парижа вызывает беспокойство не только неудачи Хафтара, но и успехи ПНС, за плечами которого стоит Турция.

В поддержке Хафтара ООН обвиняет и Россию. В начале мая ООН представила доклад, в котором сообщалось о присутствии в Ливии до 1200 наемников ЧВК «Вагнер» (деятельность ЧВК запрещена российским законодательством), поддерживающих Хафтара — это стало первым официальным заявлением ООН на эту тему.

Российская сторона не раз опровергала свою поддержку фельдмаршала. В январе президент России Владимир Путин, отвечая на вопрос о присутствии ЧВК в Ливии, сообщил, что россияне, воюющие в этой стране, не представляют интересов государства. МИД России, в свою очередь, неоднократно отмечал, что Москва остается равноудаленной от всех участников ливийского конфликта, не занимая какую-либо из сторон.

Однако на Западе, тем не менее, обеспокоены, что ситуация в Ливии может в итоге стать похожа на сирийский конфликт, решать между собой который будут Турция и Россия.

«Существует ливийский кризис, который становится все более сложным из-за вмешательства со стороны других стран, — цитирует Politico слова представителя администрации президента Франции Эммануэля Макрона. —

Если русские вмешаются на стороне Хафтара, а турки — на стороне ПНС, то может произойти худший сценарий, который заключается в том, что они договорятся о политических рамках на своих условиях».

Между тем, как отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» независимый эксперт по Ближнему Востоку Дмитрий Фроловский, фигура Хафтара для его союзников представляется в довольно противоречивом свете. Во-первых, он не выглядит для них надежным и договороспособным кандидатом. Во-вторых, к Хафтару у союзников есть вопросы в том, насколько он вообще способный главнокомандующий.

«Это все вызывает вопросы и, естественно, поэтому к Хафтару отношение такое. С одной стороны, на него делается ставка, с другой стороны, все понимают, что одному ему не справиться. Последние несколько лет продемонстрировали, что Хафтару нужна внешняя поддержка», — отмечает эксперт.

По словам Дмитрия Фроловского, сейчас в международном сообществе сложился консенсус, который заключается в том, что

Ливия уже не способна стать единой страной.

К тому же, поддержка Турции продемонстрировала, что там действуют уже действительно профессиональные наемники и подготовленные специалисты.

«Поражение Хафтара, его неудачи, с одной стороны, показывают скепсис в отношении него. С другой стороны, это также демонстрирует, что без внешней поддержки в Ливии ничего достичь не получится. Они попытались сделать ставку и отделаться малыми силами, но выяснилось, что это ничего не работает, нужно так или иначе оказывать больше ему помощи, — отмечает эксперт. — Если получится с Хафтаром — отлично, если не получится отделаться малыми силами, то просто придется увеличивать нажим на Ливию и увеличивать там военное присутствие».

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector