Главная » Регионы » Казань » Не в морг, а в реанимацию: КЗСК дали 1,5 года на оздоровление

Не в морг, а в реанимацию: КЗСК дали 1,5 года на оздоровление

Каучуковому заводу Евгении Даутовой дали шанс избежать конкурсного производства, но при этом облегчили его переход под крыло «Ростеха»

Арбитраж РТ ввел на Казанском заводе синтетического каучука процедуру внешнего управления, подразумевающую финансовое оздоровление под руководством стороннего управляющего. Благодаря статусу стратегического предприятия КЗСК может рассчитывать на контроль и покровительство минпромторга, а также особый порядок проведения торгов. Что означает это решение и каковы перспективы завода и его банкротной «дочки» КЗСК-Силикон, узнавал «БИЗНЕС Online».

Не в морг, а в реанимацию: КЗСК дали 1,5 года на оздоровление

1,5 ГОДА, ЧТОБЫ ВСТАТЬ НА НОГИ

29 августа Арбитражный суд Татарстана после долгих проволочек, наконец, решил судьбу Казанского завода синтетических каучуков на ближайшие полтора года. На предприятии введена процедура внешнего управления на 18 месяцев – до 29 февраля 2020 года. Это, к слову, максимально возможный срок для подобной процедуры. Внешним управляющим назначен уже проводивший процедуру наблюдения на КЗСК член московского СРО «Ассоциация арбитражных управляющих „Паритет“ Павел Медведев.

Внешнее управление – это процедура, идущая после стадии наблюдения и предшествующая конкурсному производству. Она вводится с целью финансового оздоровления – именно поэтому здесь и возможны столь продолжительные сроки. Внешний управляющий составляет план погашения долга и выхода предприятия „в ноль“, после чего кредиторы должны „дать добро“ на этот график. В исключительных случаях срок может быть продлен еще на полгода. В течение установленного срока управляющий должен реализовать свой план, и если все прошло успешно и кредиторы остались довольны его работой, предприятие отпускают восвояси. При этом действующее руководство предприятия так или иначе отстраняется.

Есть еще несколько важных условий, которые начинают работать на предприятии при внешнем управлении. Так, на нем вводится мораторий на удовлетворение кредиторских требований и в процессе внешнего управления имущество компании не может быть арестовано. Это особенно важно для КЗСК, учитывая, что часть его активов на сумму более 1 млрд рублей заложена по кредитам обанкротившегося Спурт банка и попадает в конкурсную массу под контролем АСВ. Впрочем, мораторий не касается зарплаты сотрудников предприятия.

План оздоровления КЗСК Павел Медведев должен составить в течение месяца. Управляющий обладает большими возможностями – он управляет всеми процессами, контролирует инвентаризацию и распоряжается имуществом, ведет бухгалтерский, финансовый, статистический учет и отчетность, реестр кредиторских требований, принимает меры по взысканию дебиторской задолженности. Важно, что он имеет право и продать какое-то имущество предприятия, но по согласованию с кредиторами.

Не в морг, а в реанимацию: КЗСК дали 1,5 года на оздоровление

ГОСУДАРСТВО БЕРЕТ ПОД КРЫЛО

Случай с КЗСК очень сложный, поскольку здесь переплетены масса обстоятельств и целый круг интересантов. Так, особое влияние на процедуру внешнего управления будет оказывать тот факт, что КЗСК после долгих процедур и уже в процессе банкротного наблюдения все-таки включили в список стратегически важных предприятий России. А это значит, что внешнее управление будет проходить под зорким оком государства, в частности, минпромторга России, который включен по судебному делу третьим лицом.

Вообще-то предприятия, входящие в „особый список“, стараются до банкротства не доводить – для этого предусмотрены специальные меры, например, проводится более жесткий госконтроль, ФНС реструктуризирует их задолженность, минпромторг участвует в переговорах о реструктуризации всех долгов. Помогает и госбюджет – государство санирует стратегически важные заводы. Словом, жаль, что КЗСК не попал в заветный список раньше – многих проблем он бы мог избежать…

Но раз уж так случилось, новый статус хотя бы поможет минимизировать потери во время банкротства. Важно, что при принятии графика оздоровления может быть предоставлена государственная гарантия. Внешний управляющий не может отказаться от поручаемых предприятию гособоронзаказов. Торги по продаже имущества предприятия проводятся в форме конкурса. КЗСК уже нельзя будет перепрофилировать. Даже если часть имущественного комплекса решено продать, его в приоритетном порядке может выкупить государство в течение месяца. К участию в торгах не допускаются конкурсные кредиторы и их аффилированные лица. Напомним, что основной кредитор КЗСК – госкорпорация Внешэкономбанк (КЗСК поручился по кредиту КЗСК-Силикона). А главным претендентом на выкуп считается госкорпорация „Ростех“, которой, конечно, чем меньше конкурентов на торгах, тем лучше — цену можно будет опускать до бесконечности.

Внешний управляющий должен быть обязательно аккредитован для работы с предприятиями-„стратегами“. Для этого арбитражному управляющему нужно специально обучаться в течение года и получить особое разрешение. Павел Медведев, как указано в судебных документах, „соответствует требованиям Перечня требований к кандидатуре арбитражного управляющего в деле о банкротстве стратегического предприятия или организации“.

Не в морг, а в реанимацию: КЗСК дали 1,5 года на оздоровление

ПОРУЧИЛСЯ НА 7,8 МИЛЛИАРДОВ

«БИЗНЕС Online» не удалось связаться с Павлом Медведевым: в открытом доступе нет ни его сотового телефона, ни электронной почты. По городскому номеру, указанному для кредиторов КЗСК, нам давать контакты Медведева отказались, посоветовав отправить запрос на абонентский ящик.

Как указано в судебных документах на момент старта наблюдения, у Казанского завода синтетического каучука задолженность по кредитам перед банками составляет 1,025 млрд рублей (очевидно, имеется в виду Спурт банк), задолженность по займам перед третьими лицами составляет 1,9 млрд рублей (неясно, о чем речь), а обязательства перед Внешэкономбанком – поручительство по кредиту КЗСК-Силикон – составляют 7,8 млрд рублей. При этом, по данным бухгалтерской отчетности-2017, на конец декабря 2017 года баланс предприятия составляет чуть более 4 млрд рублей. (Стоит отметить, что часть имущественного комплекса на Лебедева уже числится на балансе Спурта). Выручка предприятия в 2017 году составила 662 млн рублей, а чистый убыток – 1,7 млрд рублей (вероятно, сказался как раз оформленный на предприятие кредит на строительство «КЗСК-Селикона»). Стоит помнить, что КЗСК в прошлом году сократил объемы производства и частично переходил на трехдневку, о чем неоднократно сокрушались на собраниях совета директоров «Татнефтехиминвест-холдинга».

Напомним, что на 30% КЗСК принадлежит Евгении Даутовой, по данным на 2017 год другие владельцы не раскрываются, а в отчете за 2016 год сказано, что еще около 20% КЗСК принадлежит ООО «Газ-маркет» (также Даутовой), 19,9% — ООО «Стройтранском», 19,7% — ООО «Торговый дом „Ирис“, 9,6% — ООО „Тирэм“.

По тем же судебным документам, среди активов КЗСК год назад значились здания на сумму 222 млн рублей, земельные участки на 361 млн рублей, сооружения на 56 млн рублей, передаточные устройства на сумму 214 млн рублей, „дебиторка“ на 510 млн рублей. За неудачный 2017 год и они, конечно, могли поистратиться.

Строящийся завод КЗСК-Силикон (на 51% принадлежит КЗСК) был признан банкротом 29 января 2018 года. Торгов пока не объявлялось. Имущество „КЗСК-Силикон“ описано в пяти томах: часть его заложена в Спурт банке, часть – в ВЭБе, часть на 1,6 млрд рублей – нигде не заложена и будет предметом дележа кредиторов.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector