Главная » Регионы » Казань » Никита Высоцкий: «Мы едем в Нижнекамск потому, что здесь этот проект любят»

Никита Высоцкий: «Мы едем в Нижнекамск потому, что здесь этот проект любят»

В столице татарстанской нефтехимии в шестой раз отметили день рождения Владимира Высоцкого

«Такого, как в Нижнекамске, нет нигде», — говорит сын Владимира Высоцкого, Никита, который в шестой год подряд привозит в небольшой город московских звезд. В Нижнекамске складывается уникальная ситуация, когда с педантичной последовательностью масштабно из года в год отмечают день рождения поэта, приглашая на скромную сцену местного Дома народного творчества «известных актеров, которых трудно собрать в одном месте».

Никита Высоцкий: «Мы едем в Нижнекамск потому, что здесь этот проект любят»

«ЗДРАВСТВУЙ, РОДНОЙ НИЖНЕКАМСК»

81-й день рождения Владимира Высоцкого отмечали в прошедшие выходные в Нижнекамске. Праздновали традиционно со столичным размахом. На сцене Дома народного творчества выступили Гоша Куценко, Сергей Гармаш, Александр Домогаров, Валерия Ланская, Екатерина Гусева, Анастасия Макеева, а также ансамбль «Песни нашего века» и оркестр «Глобалис». Проект «Своя колея» проходит в Нижнекамске уже шестой год и за все эти годы только набирает обороты. Например, в этом году празднования растянулись на два дня, так как вдобавок к концерту Никита Высоцкий привез в Нижнекамск еще и спектакль «Здравствуйте, Владимир Высоцкий». Постановка основана на письмах, которые присылали барду при жизни. Спектакль ставили к прошлом году в Москве к юбилею. Премьера прошла с громким успехом, на репетицию заходил Владимир Путин, а в эти выходные увидеть постановку смогли нижнекамцы.

Концерт же с участием московских звезд прошел при полном аншлаге. По традиции первое отделение концерта артисты делили сцену с местными коллективами. Например, известный «Диалог у телевизора» Гоша Куценко исполнил с паре с местной актрисой, а Сергей Гармаш пел «В Ленинграде-городе, у Пяти Углов» в сопровождении танцевального ансамбля из Нижнекамска «Нардуган». На сцене появились и чиновники. Так песню «Кораблиная любовь» спела руководитель управления по делам молодежи и спорту исполкома нижнекамского района Айгуль Аитова вместе с ансамблем «Песни нашего века». Наверное, одним из самых запоминающихся моментов концерта стало соло Гармаша. Артист без сопровождения оркестра зачитал знаменитое «Письмо в редакцию телевизионной передачи «Очевидное невероятное». Кстати, свой выход он сопроводил словами: «Здравствуй, дорогой, наверное, уже родной Нижнекамск».

Никита Высоцкий: «Мы едем в Нижнекамск потому, что здесь этот проект любят»

Проект «Своя колея» в Нижнекамске проводится при поддержке мэрии города. И, судя по всему, исполком не только поддерживает мероприятие, но является практически основным его организатором и спонсором. Стоимость билетов варьируется от 1 тыс. рублей до 2,5 тыс. рублей. Но, конечно же, продажи не могут покрыть всех расходов на фестиваль. Известно, что проведение празднования дня рождения Высоцкого спонсируют ряд предприятий, вкладываются и отдельные люди. В зале можно было встретить таких людей как гендиректор ПАО «Нижнекамскнефтехим» Азат Бикмурзин, гендиректор ОАО «ТАИФ-НК» Рушан Шамгунов, бывший директор ТАНЕКО Хамза Багманов, известный в Татарстане строитель и экс-депутат госсовета РТ Валерий Самилов, предприниматель Сергей Донгузов и другие.

Во время концерта из уст Никиты Высоцкого часто звучали слова благодарности в адрес мэра Нижнекамска Айдара Метшина. Не обошел стороной его и Гоша Куценко, который активнее всех освещал празднования в Нижнекамске в своем аккаунте в Инстаграм. «Нижнекамск, спасибо за концерт! Летим в Москву! Спасибо Никите Владимировичу Высоцкому и Айдару Метшину! В который раз мы видим счастливых зрителей. Понимая, мы не зря чтим Владимира Семёновича! Знаем его поэзию. Мы в одной стране живем! Молодежь- присоединяйтесь! Прислушайтесь к словам Высоцкого. Он всегда был за Вас», — написал актер.

Перед началом концерта нам удалось поговорить с Куценко и разузнать у него, почему тот уже столько лет подряд поет песни Высоцкого.


— Вы впервые приезжаете в Нижнекамск с проектом «Своя колея»?

— Я в Нижнекамске не первый раз. Мы в прошлый раз более-менее посмотрели город, а сегодня мы прилетели — и нас сразу увезли куда-то в лес. Там очень красиво, спокойно. Я просто больной в этот раз приехал, ко мне вызывали врачей.

— Как вам Нижнекамск? Нравится, жить можно?

— Надо пожить, чтобы понять. Надо с кем-то пожить. В Нижнекамске чудесные дети.

— Почему вы поете песни Высоцкого?

— Кто-то же должен это делать.

— Сейчас кого ни спроси — все фанаты Высоцкого.

— Ну и слава Богу, значит наша схема работает. Первый раз Никита [Никита Высоцкий, сын Владимира Высоцкого] пригласил меня на выступление в Звездном городке. С тех пор я почти каждый год участвую. А с Владимиром Семеновичем я вообще с детства. У меня папа коллекционировал магнитофоны — «Весна», «Юпитер», «Маяк». Мое детство проходило с магнитофонами, я был музыкальным всегда, сколько помню, с детства звучал Высоцкий. Артисты сейчас поют Высоцкого и, я думаю, Владимир Семенович растворился на миллионы частиц. Эта задача, которая лежит на плечах у Никиты. Это правильно и круто. Нужно, чтобы следующее поколение знало эти песни.


— Вы говорите, что 17 лет поете песни Высоцкого. По вашим наблюдениям, за эти годы почитатели его творчества поменялись? Кажется, что чаще всего людей сейчас привлекает критический настрой в его песнях? Может это своего рода мода?

— Я так не считаю. В этом есть здравый смысл, вот и все. Для меня Высоцкий, во-первых, поэт. Я довольно неплохо знаю его поэзию. Тексты его песен я называю поэзией, думаю, что он прекрасный лирик, герой своего времени. Он так рано ушел… Иногда задумываюсь, есть ли сейчас артисты, которым 42 года и они столько сделали в жизни, столько начувствовали. Он очень сильный поэт и если это понимать, а не видеть в нем какой-то штамп, который на футболке, относиться к нему как к Пушкину Александру Сергеевичу… Я вам скажу, что у Высоцкого есть строки, которые Александр Сергеевич оценил бы, я вас уверяю.

— Какие, например?

— Да все песни, которые я пою. Такое ощущение, что вы не очень хорошо Высоцкого знаете, поэтому задаете такие вопросы. Вот для вас мы это и делаем. «Здесь лапы у елей дрожат на весу» почитайте внимательно. Он много писал для кино, много песен не вошли в фильмы. Он как раз был оппозиционером в этом смысле, он был гонимый, его не брали сниматься. Он был человеком, который мог сказать правду в глаза или сочинить песню, просто взять и спеть ее. Спеть правду. У него было потрясающее чувство юмора. Он мог и за душу взять хорошей лирикой, и снести тебе голову военными песнями, а потом рассмешить. Как он смешил людей. Нам артистам вечно на концертах доставались его веселые песни, а эстрадники орали его голосистые песни. Веселые самые сложные. И он пел их еще на большой скорости, у него мозг был ой-ой. Я как-то на концерте проклинал себя за то, что все поют лирические песни и ноты тянут, а мне доставались скороговорки неблагодарные. Но я вам скажу, это очень смешные песни. Он был и «Смехопанорама» и Comedy Club своего времени. То, что сейчас делает Семен Слепаков, тогда делал Владимир Семенович. Не говоря о его кино и театре, а театр, «Таганка» тогда были революционными. Он был революционным человеком. Я когда-то его называл своим первым президентом.


«В ПРОШЕДШИЙ ГОД 80-ЛЕТИЯ БЫЛО ОЧЕНЬ МНОГО ВСЕГО С ИЗЛИШКОМ — И УЛИЦЫ ОТКРЫВАЮТ, И АЭРОПОРТ НАЗЫВАЮТ»

Корреспондент «БИЗНЕС Online» также встретился с сыном Владимира Высоцкого Никитой, чтобы поговорить о проекте.

— Многие удивляются тому, что таким масштабные празднования проходят в небольшом Нижнекамске. Почему именно Нижнекамск, ведь ваш отец был здесь буквально пару часов в 1974 году? Такое ощущение, что за этим скрывается некий влиятельный почитатель творчества Высоцкого?

— Наверное, да. Вообще у любого события есть кто-то, кто это делает, само собой ничего не делается. Я познакомился с Айдаром Раисовичем [Метшиным] году, наверное, в 2010, когда мы занимались продвижением картины «Высоцкий. Спасибо, что живой». Потом я к нему обратился в довольно в сложной ситуации, которая возникла с проектом «Я, конечно, вернусь». Проблемы обычные — денег нет. Вот тогда вот мы поговорили о том, что хорошо бы, чтобы это происходило в Нижнекамске и дальше. Я думал, что это ни к чем не обязывающие слова. А здесь началась работа и мы откликнулись. Это моя работа, я директор музея Высоцкого, благотворительного фонда. Мне кажется, что здесь эта программа востребована людьми, которые живут в Нижнекамске. Я не занимался билетами, но что-то мне подсказывает, что мест в зале не будет. В всяком случае так было в прежние годы. Так что это безусловно, заслуга мэра Нижнекамска. Это его увлеченность, его последовательность и наша готовность. Но мне кажется, что он не один, просто люди в городе эту программу хотят. Пока люди хотят, концерты будут проходить.

— Как смотрите на то, чтобы такие концерты проводить в Казани?

— Я не концертный продюсер. Здесь я участник, а не мотор этого дела. Да, я разговариваю с артистами, чтобы они приехали. Почти все они мои друзья.

— Возможно, такие масштабные празднования дня рождения Высокого будут органичнее смотреться в Казани?

— Не мне решать. Я же это делал не потому, что хотел, чтобы это имело какое-то неорганичное звучание. Я это делал, потому что это нужно было здесь. Мы присылали сюда выставки, привозили артистов, готовили программы. Это все подготавливается, репетируется, а не чтобы люди выскочили на сцену со своими минусами или плюсами, отработали, сели в автобус и уехали. Нет, это всегда штучная программа, ее второй раз больше нигде не будет. У меня нет ощущения, что мы кого-то обижаем, если мы куда-то не едем. Мы едем в Нижнекамск, потому что здесь этот проект любят. Фактически здесь его сделали. Вообще «Своя колея» — это совместный проект фонда и канала. Он не гастрольный, очень тяжелый проект — с оркестром, с новыми аранжировками, с известными актерами, которых трудно собрать в одном месте. Я вам скажу так. Не только в Казани, в других городах это не делается. Бывают, конечно, концерты. И в Казани были программы, там есть очень много людей, которые этого хотят. Но именно этот ежегодный проект проходит только здесь. Если вы меня спросите, а где еще? Я даже не скажу. Наверное, в Екатеринбурге есть люди, которые там это делают по-своему. Но такого, как в Нижнекамске, нет нигде.

Никита Высоцкий: «Мы едем в Нижнекамск потому, что здесь этот проект любят»

— Кажется, что любовь к Высоцкому становится модной. Сказать в обществе, что я равнодушен к Высоцкому как-то даже страшновато. Например, когда вышел фильм про Фредди Меркьюри не принято было говорить, что не нравится Queen. С Высоцким вы такого не замечаете?

— Я так не думаю. Скорее вы говорите о каком-то медийном пространстве. Может быть такое есть. Все каналы в памятные юбилейный дни начинают между собой соревноваться. Но людям не навяжешь ничего. Можно проложить коммуникацию к человеку, который говорит «я равнодушен к Высоцкому». Можно постараться сегодняшним вечером вас заинтересовать, чтобы вы после залезли в интернет, посмотрели бы биографию, почитали стихи. Вот так можно сделать, а навязать не получится. Мне кажется, что на самом деле в прошедший год 80-летия было очень много всего немного с излишком — и улицы открывают, и аэропорт называют, памятники, книги, передачи. Всего в избытке. Но это объясняется просто — 80 лет. Обратите внимание, сколько людей, связанных с Высоцким и с тем временем в этот год 80-летия ушли — Говорухин, Кобзон, совсем недавно Иван Бортник. Поколение Высоцкого уходит. Есть ощущение того, что не то чтобы догуливаем последние денечки, но что Высоцкий уходит в историю. Это ощущение у тех, кто Высоцкого любит, вызывает такую активность: давайте увековечим, пока мы живы, пока мы помним. Мое поколение — мне 55 лет будет — последнее, которое помнит это время, мы Высоцкого слышали и видели живьем. И то, с большой натяжкой. Мне было 16 лет, когда отец умер. Этим и вызвано желание сделать все, чтобы не забылось. Но это не мода. Это ощущение того, что это превращается в историю. А хочется, чтобы это было современностью, но не модой, а любовью к нему.

Вдова Мандельштама написала про Маяковского, что его насаждали про большевиках, как картошку при Петре. Жестко, не совсем справедливо. Маяковский великий поэт, я думаю, что она это понимала не хуже, чем я. Не повредит ли это Высоцкому? Может быть и повредит, а где-то наоборот. Например, сегодня будут выступать дети, да, они делают какие-то заученные движения, но Высоцкий останется и прорастет в них. И это не мода. Это стоит того, чтобы быть в нашей жизни, как стоит того Тургенев, Есенин, Мандельштам, Пастернак, Маяковский. Нужно, чтобы они были. Когда их не будет — будет хуже. Без Высоцкого жизнь хуже, чем с ним. В этом я уверен, поэтому я этим занимаюсь. А сделать его модным, как Че Гевара — никто толком не знает, кто это и чем занимался, но майки с его изображением носят…

— Вы заговорили о вреде. Если ввести в Google «Высоцкий», то в первых строках будет история с передачей «Пусть говорят» и якобы внебрачных детях Высоцкого.

— Это не касается Высоцкого. Я потому и ушел из студии, потому что это шоу про людей, которые хотят известности. Если бы они хотели на самом деле что-то узнать, они бы действовали иначе, а не через «Пусть говорят». Но это не несет пользу Высоцкому, но и вреда тоже. Это просто пройдет мимо. Есть еще много подобного. Например, есть книга «Высоцкий — агент КГБ». Люди всерьез читают. Я судился за клевету и засудил их, но все равно в магазинах эта книга есть, торговля, что с ней сделаешь. Это было всегда. Вы сейчас на это обратили внимание, а я в этом живу много-много лет. Это легко приходит и легко уходит.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector