Главная » Экономика » Бизнес » НИПИ Урбанистики понизил масштаб. Ликвидируемый институт завел себе новое юрлицо

НИПИ Урбанистики понизил масштаб. Ликвидируемый институт завел себе новое юрлицо

Государственное АО «Российский НИПИ Урбанистики», которое ликвидируется с конца прошлого года с долгами в сотни миллионов, завело двойника. На прошлой неделе, 6 августа, было зарегистрировано АО «Ленинградский НИПИ Урбанистики».

У двух компаний один руководитель – Никита Котов – и общий адрес: Бассейная, 21а. «ЛенНИПИ» на 100% принадлежит «РосНИПИ», а значит, конечный владелец у обоих – Росимущество. Если бы не ностальгическая отсылка к ленинградским корням, эти две компании можно было бы спутать. Но дьявол кроется в деталях: у «старого» – огромные долги, арест имущества, банкротный процесс с 2016-го и ликвидация, а у «нового» – ничего подобного нет. Более того, уставный капитал у новой компании в разы больше, чем у учредителя – 435 млн рублей. 

Откуда у, в общем-то, разорившегося института взялись полмиллиарда на учреждение «дочки», не сообщается. На самый ценный (в рублях) актив предприятия — 15-этажное здание советской постройки на Бассейной, 21а, где институту принадлежит около 7 тыс. м2, — кредиторы давно положили глаз. Но и оно не стоит таких денег — эксперты по недвижимости оценивали его максимум в 200 млн рублей.

На балансе предприятия по состоянию на 31 декабря 2018 года находилось активов всего на 81 млн рублей, из которых 28 млн — дебиторская задолженность, которую предприятие сейчас активно пытается вернуть в судах. Стоимость основных активов, в которую теоретических может быть «зашита» цена здания, в глазах бухгалтеров — 44,5 млн рублей (это ниже рыночной цены за счет начисленной амортизации). Собственно, это все деньги, которыми, даже только на бумаге, мог располагать «РосНИПИ», учреждая новую «дочку» и оплачивая заявленный уставный капитал.

Никита Котов не берет трубку сотового телефона, а некогда крупнейший кредитор, юридическая фирма «S&K Вертикаль» уже перепродала обязательства института, и ее специалисты не нашли времени для общения на эту тему. Впрочем, этой зимой партнер «S&K Вертикаль» Андрей Микони довольно правдоподобно предсказал будущее «РосНИПИ Урбанистики». По одному из описанных им сценариев, управляющие институтом решат «акционировать» остатки активов, то есть, передадут в новое, чистое от долгов АО все активы, включая трудовой коллектив.

С судьбой этого предприятия хорошо знаком Андрей Степаненко, глава «Российского аукционного дома». Несколько лет назад «РосНИПИ» готовился к приватизации, оценка 100% его акций была около 300 млн рублей. Однако продажа была отменена.

«Был объявлен аукцион за 290 млн, было подано 3 заявки с задатками от профильных российских инвесторов – проектных организаций. Но за 3 дня до аукциона он был отменён», – вспоминает Степаненко, отмечая, что решение об этом принимал на тот момент замглавы Росимущества Иван Аксенов. 

После этого на предприятии начались большие сложности. В основном их связывают с деятельностью бывшего руководства института, организовавшего собственную фирму со схожим названием — ООО «Институт «Ленгипрогор»» (так в СССР назывался НИПИ Урбанистики). В числе учредителей и руководителей «Ленгипрогора» значился Владимир Щитинский, до 2016 года возглавлявший «РосНИПИ», и бывший член совета директоров госинститута Юрий Перелыгин. Кроме того, совладельцем «Ленгипрогора» система «СПАРК-Интерфакс» запомнила Светлану Ялову, супругу сегодняшнего вице-губернатора Ленобласти Дмитрия Ялова. Кстати, сам он в 2004-2006 гг. был гендиректором «Ленгипрогора», а затем его место заняла Светлана Ялова, проработав там до 2011 года. Прокомментировать эту историю Дмитрий Ялов отказался, сославшись в телефонном разговоре с корреспондентом «Фонтанки» на то, что находится в отпуске.

До 2015 года выручка «Ленгипрогора» была заметно меньше доходов «РосНИПИ». А в 2016 году, когда Владимир Щитинский, наконец, покинул госпредприятие, ситуация резко изменилась (см. график).

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

В 2018 году «РосНИПИ» смог выручить всего 7,5 млн рублей, и соревноваться с ним стало уже неинтересно.

В том же 2016 году кредиторы НИПИ Урбанистики массово пошли в суд, а позже приставы арестовали здание на Бассейной за долги. Стоимость института резко снизилась. По последней оценке — зимой этого года — она составляла 83 млн рублей. Такой была начальная цена на аукционе РАД. Нижняя планка –  41,5 млн рублей, – за эту сумму теоретически можно было получить «РосНИПИ» «со всеми потрохами». Но покупателя так и не нашлось.

В прошлом году стало казаться, что у института появился шанс. Поговаривали, что «на самом верху» принято принципиальное решение сохранять институт и не допускать его банкротства и разбазаривания активов. Его финансовым оздоровлением занялась дочерняя структура Внешэкономбанка, ООО «ВЭБ капитал». Его представители сообщали «Фонтанке», что по итогам аудита информация о кредитных обязательствах сомнительного происхождения была передана правоохранителям. Какое развитие получила криминальная часть этой истории, редакции неизвестно. Но хорошо знакомый с этим делом собеседник «Фонтанки» с горечью рассказывает, мол, ВЭБ так ничем не помог, лишь давал обещания, накопил новых долгов на 100 млн рублей, а затем ушел.

«Наличие в реестре требований недобросовестного кредитора и значительный объем задолженности, накопленной ранее, не позволили реализовать программу восстановления платежеспособности общества, нормализовать производственную деятельность не удалось», – так описывали ситуацию в «ВЭБ Капитал».

К слову, отвлекаясь от меркантильных вопросов, знающие люди объясняют: главный актив НИПИ Урбанистики — вовсе не здание на Бассейной (пребывающее в довольно нетоварном виде), а уникальный архив. Ведь этот институт в советские годы был главным проектировщиком десятков городов — от Владивостока до маленьких военных ЗАТО. И эти чертежи не только важны для будущего планирования и развития населенных пунктов, но представляют интерес и с точки зрения вопросов национальной безопасности.

«Предприятие, очевидно, обанкротится теперь, и, наверное, все кончится распродажей имущества. Но мы надеемся, что архив института не был украден и сохранился», – говорит Андрей Степаненко.

Денис Лебедев, «Фонтанка.ру»

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector