Главная » Регионы » Казань » Ольга Айдуганова, ООО «ИПЦ»: « Деление на мужской и женский бизнес очень условное»

Ольга Айдуганова, ООО «ИПЦ»: « Деление на мужской и женский бизнес очень условное»

Директор бугульминского завода о том, как снабжает трубами нефтяников по всей стране, карьере в 24 года и лихих 90-х

«Основная проблема — это ухудшающееся качество металла. Первородного металла осталось мало, трубы изготавливаются из переплавленного. Появились китайские, европейские трубы, но марка той же стали у них уступает по качеству российской», — называет болевую точку рынка металлопроката совладелец бугульминского ООО «Инженерно-производственный центр» Ольга Айдуганова. О том, что интересного в производстве труб и как управлять компанией удаленно, живя в Казани, она рассказала «БИЗНЕС Online».

Ольга Айдуганова, ООО «ИПЦ»: « Деление на мужской и женский бизнес очень условное»

«Идея возникла буквально на кухне»

— Ольга Вячеславовна, на сайте вашей компани указано, что ее основал ваш отец, известный изобретатель. Ваш бизнес можно назвать семейным?

— У нас действительно семейный бизнес. Он изначально таким задумывался, поскольку компанию папа основал вместе с моим дядей. Идея возникла буквально на кухне, когда они разговаривали и решили, что пора открыть свое дело. До того, как была основана наша компания, родители работали в лаборатории ТатНИПИнефть (Татарский научно-исследовательский и проектный институт нефти). Мама у меня химик-технолог, гальваник, папа — инженер-механик химических производств. Наше предприятие было создано еще при Советском Союзе, в 1988 году. И поскольку отец был изобретателем, а дядя — строителем, у них получился хороший симбиоз. Компания долгое время — до 2012 года — занималась строительством трубопроводов по своей запатентованной технологии по всей России. Кроме того, здесь изготавливали муфты, вкладыши, установки и другую продукцию для строительства. Потом наша семья поняла, что нужно самим создавать производство. Завод официально был открыт в 2008 году, когда здесь был построен цех, большое здание АБК. А с 2013 года предприятие переориентировалось на производство и практически перестало заниматься строительством из-за спада в этой сфере.

— Как поделены обязанности в вашем семейном деле?

— После смерти отца бизнес перешел мне, маме и сестре. На самом производстве работаю я, мой двоюродный брат и мой зять. Я отвечаю за общее направление, идеологию, менеджмент, финансы, мой брат — заместитель по развитию — за внешние связи, а зять — за само производство.

— Общий бизнес накладывает свой отпечаток на отношения между родственниками?

— Бывает, что и за семейным столом обсуждаем производственные вопросы. Но тут главное — найти разумный баланс между рабочими и родственными отношениями. В этом и преимущество, что мы одна семья и вынуждены договариваться, находить компромисс, слышать друг друга. Другие бизнес-партнеры в спорных ситуациях могут просто разойтись. А мы работаем на общую цель. И я считаю, что успешно. Об этом говорят и наши финансовые показатели — 260 млн рублей выручки по итогам прошлого года.

Ольга Айдуганова, ООО «ИПЦ»: « Деление на мужской и женский бизнес очень условное»

«ПРОБЛЕМА В ТОМ, ЧТО ЭТИХ МОЛОДЫХ ЛЮДЕЙ ВЫНУЖДАЮТ ЗАНИМАТЬСЯ НЕИНТЕРЕСНЫМ ДЛЯ НИХ ДЕЛОМ»

— Что из себя сегодня представляет Инженерно-производственный центр?

— Мы себя позиционируем как завод трубной продукции. Основной способ защиты трубы от коррозии — это покрытие ее изнутри эпоксидной краской. Но если тело трубы может быть защищено таким образом, то сварной шов нет. Сейчас несколько технологий, которые пытаются защитить эту зону. Мы на этом изначально специализировались, получили патенты. Сегодня мы предлагаем три технологии защиты сварного шва от коррозии и разрушения. Это технология муфтового соединения — замена сварного шва, технология биметаллических втулок и наконечники. Продукция, которую мы сегодня поставляем нефтяникам — это трубы с защитой сварного шва и детали трубопроводов. Еще у нас есть такое направление как электроизолирующие вставки, которые прерывают течение тока по трубе. Мы продаем эту продукцию нефтяникам и газовикам с 2003 года, при этом постоянно совершенствуя технологию.

— А что там нужно еще совершенствовать — трубы все те же, стальные, шов уже защищен?

— В нефтепроводах накапливаются парафины и как ни странно гипс, наша задача — минимизировать его скопление.

— А строительством вы перестали заниматься?

— Строительство и металлообработка занимают небольшую долю в объеме наших услуг.

— Сколько сотрудников у вас работает?

— У нас работает 120 человек — слесари, сварщики, экскаваторщики, конструкторы, технологи… В свое время штат был в 366 человек, но, когда мы отказались от строительства, он сократился до 120. При этом многие монтажники перешли на завод слесарями. Кстати, у нас работает много трудовых династий.

— Наверное, зарплата выше средней по Бугульме?

— Я честно говоря не знаю, какая средняя по Бугульме сейчас, но, думаю, что у нас выше — около 40 тысяч.

Ольга Айдуганова, ООО «ИПЦ»: « Деление на мужской и женский бизнес очень условное»

— Есть ли текучка, кадровый дефицит?

— Текучки у нас совсем нет, а кадровый дефицит есть. Например, не можем найти конструкторов и технологов. К нам приходила выпускница бугульминского КХТИ с красным дипломом, которая не умеет работать с современными программами, в вузе она научилась чертить в AutoCAD, которым сейчас никто уже не пользуется! В этом году мы начали сотрудничать с вузами — хотели взять студентов на практику, нам сказали, что остались только трое. И когда мы еще раз связались с институтом через неделю, остался уже один студент. У нас сейчас в техотделе проходит практику девушка из самарского политеха. Мы сняли ей квартиру. Проблема ведь еще и в том, что способных специалистов разбирают уже на третьем курсе. Год назад мы взяли третьекурсницу бугульминского КХТИ и по договоренности с вузом за свой счет направили на обучение в Самару. Она оказалась толковой и мы ее устроили инженером-технологом, а с институтом пришлось договориться о свободном посещении. С рабочими руками также проблема — договариваемся с техникумами.

— Но ведь часто слышны жалобы, что школьников выдавливают из 9-х классов в училища и техникумы. Это не помогло восполнить дефицит рабочих рук?

— Проблема в том, что этих молодых людей вынуждают заниматься неинтересным для них делом, они учатся ради корочки и не собираются идти на производство. Насколько я знаю, в учебных заведениях их не отчисляют даже несмотря на то, что они практически ничего не знают. Я сейчас говорю даже не про Татарстан, проблема шире и касается не только техникумов, но и вузов.

— Почему не отчисляют?

— А потому что у учебных заведений подушевое финансирование, и если они сегодня отчислят студентов, то в следующем году получат меньше денег.

— В программе социальной ипотеки участвуете? Жилищный вопрос сотрудникам помогаете решать?

— За все время нашего участия в программе, квартиру получил только один сотрудник, поскольку в Бугульме не ведется жилищное строительство. Мы стараемся помогать сотрудникам в других вопросах в рамках нашей собственной социальной программы. Наш бизнес всегда был, что называется с человеческим лицом. Вячеслав Михайлович (Айдуганов — бывший директор, основатель компании -прим.ред.) не раз признавался «Благотворителем года», возрождал традиции меценатства. Наша программа прежде всего направлена на детей работников предприятия. Помогаем тем, кто занимается акробатикой — спонсируем команды для участия во всероссийских соревнованиях, поддерживаем картинг, шахматный клуб, в том числе оплачиваем его ремонт, финансируем выступления глухонемых спортсменов греко-римской борьбы. Кроме того, помогаем своей волейбольной команде — снимаем для нее спортзал, а также участвуем в сплавах, корпоративных мероприятиях, оплачиваем обучение английскому языку тем, кто задействован в международных выставках. Оказываем помощь и по заявлениям.

— А сплавы для вас — это что-то вроде тренинга на укрепление командного духа?

— Я вам откровенно скажу, что, по моему опыту, командные тренинги не эффективны. Я знаю крупную компанию в Москве, где после такого тренинга 80% сотрудников уволилось. Нашей же задачей было просто пообщаться в неформальной обстановке, лучше узнать друг друга. Когда ты попадаешь в экстремальные условия, то переоцениваешь многие вещи. Поэтому наш сплав больше про то, что все мы люди.

Ольга Айдуганова, ООО «ИПЦ»: « Деление на мужской и женский бизнес очень условное»

«В НЕФТЕХИМИИ БЫВАЮТ ОЧЕНЬ АГРЕССИВНЫЕ СРЕДЫ, КОТОРЫЕ НИЧТО НЕ ВЫДЕРЖИВАЕТ»

— С кадрами понятно. А кто потребители вашей продукции? И какова география бизнеса?

— Основные наши потребители — это нефтяники и газовики: «Роснефть», «Лукойл», «Татнефть», «Газпром», «Сургутнефтегаз», малые нефтяные компании. География поставок по России — от Калининграда до Байкала. Сотрудничаем с Белоруссией, Киргизией, Казахстаном. Я считаю, что нам есть, куда расти.

— То есть спрос растет?

— Спрос стабилен. Тьфу-тьфу-тьфу (стучит по столу)

— Значит, у вас рентабельное производство?

— Да, даже несмотря на то, что оно наукоемкое. По итогам прошлого года чистая прибыль составила 30 миллионов рублей. Мы ее традиционно не распределяли, а направили на развитие предприятия.

— Есть ли кредитная нагрузка?

— Без кредитной нагрузки мало кто обходится. Пока у нас ее нет, но мы рассматриваем лизинг как инвестицию, планируем закупать дополнительное оборудование. На данный момент это выгоднее, чем брать кредит.

— Если вы покупаете оборудование, значит расширяетесь?

— Да, мы сейчас строим новый цех.

— Какова специфика бизнеса, в чем особенности применяемой технологии?

— Мы проводим презентации компании, в рамках которых доказываем, почему должна применяться именно наша технология. У нефтяников мы защищаем свои проекты на техническом совете, который допускает их к опытной эксплуатации. Так вот 90% этих эксплуатаций проходит успешно, и мы заключаем договор о поставках.

— А что не так в 10% случаев?

— В нефтехимии бывают очень агрессивные среды, которые ничто не выдерживает, даже нержавеющая сталь. Но мы работаем и над этой задачей.

— А какие у вас отношения с конкурентами?

— Со многими хорошие отношения, мы встречаемся на конференциях, техсоветах.

Ольга Айдуганова, ООО «ИПЦ»: « Деление на мужской и женский бизнес очень условное»

«ОСНОВНАЯ ПРОБЛЕМА — ЭТО УХУДШАЮЩЕЕСЯ КАЧЕСТВО МЕТАЛЛА»

— Ваша компания была основана в лихие 90-е годы. Как удалось ее сохранить, как пережили кризисы?

— Все знают про крах «Татфондбанка», но мало кто помнит, как банкротились банки в 90-е годы. Наша компания в 1998 году потеряла большую сумму в банке, спасли заказчики, которые расплачивались векселями, этими ценными бумагами мы потом рассчитывались с поставщиками.

— А бизнес у отца кто-то пробовал отобрать в 90-е?

— Нет, такого не было.

— Сегодня главными рисками в вашем бизнесе, наверное, являются цены на нефть и газ?

— Да, как только цены падают, объемы строительства сокращаются. В 2012–2013 году цены на нефть упали, и поэтому мы отказались от строительства трубопроводов и занялись производством трубной продукции.

— Есть у вас подушка безопасности на случай падения цен на нефть и газ?

— Трубы нужны всем, не только газовикам и нефтяникам.

— С сырьем есть проблемы?

— Основная проблема — это ухудшающееся качество металла. Первородного металла осталось мало, трубы изготавливаются из переплавленного. Появились китайские, европейские трубы. Но марка той же стали у них уступает по качеству российской.

— Каковы перспективы у рынка металлопроката?

— Сейчас на рынке появились стеклопластиковые трубы, но у них есть ограничения. Пока рынок стальных труб стабилен, их применение очень широко — это не только нефтяная и газовая отрасли, как я говорила. Металл наиболее пластичен, прочен. Поэтому в ближайшие 15 лет, если не появится какого-то революционного материала, наша продукция будет востребована.

— А полиэтиленовые трубы?

— Они не всегда хорошо взаимодействуют со средами. Например, на нефть полиэтиленовую трубу не положишь.

— С оборудованием у вас на предприятии какая ситуация?

— Необходимое нам российское оборудование не выпускается, например, в стране никто не производит сварочных роботов. Поэтому мы планируем закупать импортное. Например, хотим усовершенствовать линию по нанесению покрытия.

Ольга Айдуганова, ООО «ИПЦ»: « Деление на мужской и женский бизнес очень условное»

«РАНЬШЕ СЧИТАЛА, ЧТО ЛУЧШИЕ ПРОДАЖНИКИ ОСОБЕННО В НАШЕЙ СФЕРЕ — ЭТО МУЖЧИНЫ»

— Женщина-руководитель — не редкое явление, но руководить производством чисто мужской специфики не каждая захочет или сможет. Почему вы стали этим заниматься? Ведь имея состоятельного отца, вы могли бы выбрать более женское занятие и род бизнеса…

— Деление на мужской и женский бизнес очень условное на самом деле. В своей практике я часто встречаю успешных женщин-руководителей производственных компаний.

— Но у вас даже не возникало желание заняться каким-то другим бизнесом?

— Идеи возникали, но интерес к этой работе перевесил.

— А что интересного в производстве труб?

— Дело не столько в трубах, сколько в том, что производство требует решения самых разных задач. Например, у нас есть научное направление, мы постоянно усовершенствуем наши разработки и ищем новые. Мы плотно работаем с научными институтами, лабораториями. Возникает много производственных, юридических вопросов, которые мы вместе решаем. И вот эта разноплановость меня привлекает.

— Среди потребителей вашей продукции, наверное, много мужчин, как они воспринимают женщину в качестве руководителя ИПЦ?

— Я думаю, что за 1,5 года моего руководства компанией все привыкли, никто не удивляется. Я же сама нередко выступаю на технических советах, конференциях, защищаю наши проекты. Кроме того, езжу не одна, с коллегами-мужчинами. Вообще раньше считала, что лучшие продажники особенно в нашей сфере — это мужчины, но с недавних пор меня убедили в обратном. Я и сама имею успешный опыт продаж.

— Родители оказали влияние на выбор вашей профессии?

— У меня всегда была свобода выбора, за что я благодарна родителям. В детстве я увлекалась историей и хотела стать археологом. Но в 90-е годы, когда встал вопрос о поступлении, я поняла, что археологи не в приоритете в государстве, мало зарабатывают и я поступила на модное тогда направление «юриспруденция». В этом меня поддержали и родители. На тот момент в компании отца вообще не было юристов и возникало множество вопросов. Какое-то время я консультировала ИПЦ удаленно, поскольку после учебы в Казани я работала сначала в страховой фирме, а затем в правовом управлении строительной компании «Казмонолитстрой». Затем я возглавила это управление. Мне тогда было 24 года.

— Хорошая карьера для вчерашней студентки…

— Да, я горжусь этим, поскольку добилась этой работы и должности сама, без рекомендаций. Тогда в 2006–2007 годах в Казани был строительный бум. В мои обязанности в качестве руководителя, входила, например, инвестиционная оценка проектов. Ко мне до сих пор обращаются за юридическими консультациями. Более того, практически все сотрудники моего отдела теперь сами стали руководителями. Считаю, что в этом есть и моя заслуга.

— Юридического образования хватило, чтобы разобраться в производственных процессах и научных разработках ИПЦ?

— У меня еще два высших образования есть — я училась финансовому менеджменту и психологии в КФУ (улыбается).

— Вы учились заочно и работали?

— Я не видела смысла учиться заочно, так как хотела получить знания. Поэтому я выбрала вечернюю форму обучения.

— С финансовым менеджментом в общем-то понятно при вашей должности, а зачем образование психолога?

— Когда тебе 24 года, ты руководишь правовым управлением строительной компании, и приходит главный инженер, которому под 50, и начинает тебе популярно объяснять, что ты совсем не права… Мне надо было научиться грамотно вести переговоры, отстаивать свою точку зрения. Практические занятия по психологии мне в этом помогли.

Ольга Айдуганова, ООО «ИПЦ»: « Деление на мужской и женский бизнес очень условное»

«КОГДА ТЕБЕ ГОВОРЯТ, ЧТО ТЫ НЕ ПРАВ, ВАЖНО ОТТОРМОЗИТЬСЯ»

— Расскажите, пожалуйста, о своей семье. Как проводите досуг?

— Я живу в Казани, у меня двое детей. Мое хобби — путешествие и чтение книг.

— Получается, вы удаленно управляете компанией?

— Да, сейчас в век интернета — это не проблема. У нас система электронного документооборота. Почти каждую неделю приезжаю в Бугульму, если не в командировке.

— Какие качества вы больше всего цените в человеке?

— Ценю целеустремленность и творческий подход.

— А честность, порядочность?

— Они важны, но не первостепенны.

— Какое самое трудное решение вы приняли на посту руководителя?

— Об увольнении. Когда ты работаешь с человеком, у тебя же возникают какие-то положительные эмоции по отношению к нему…

— А за что приходилось увольнять — за какие-то проступки или как сейчас говорят за то, что сотрудник «не развивается»?

— Очень модное слово «развитие», да? Ко мне приходят на собеседование, я спрашиваю: «Что вы хотите получить от данной работы?» Они отвечают: «Развитие». Я говорю: «Прекрасно, а что вы подразумеваете под этим словом?» И многие не могут ответить. Что касается увольнения, то, как правило, я сначала разговариваю с сотрудником, пытаюсь выяснить, в чем проблема. Но если результата нет, приходится расставаться.

— Каковы планы на развитие вашего бизнеса?

— Я не очень люблю озвучивать про планы, иначе могут не сбыться. Вообще у нас работают очень инициативные ребята, всегда приходят с разными идеями. Мы думаем, какое направление для развития выбрать, задействовав существующие возможности, оборудование. Думаю, что через 5 лет мы внедрим бережливое производство и удвоим наши мощности.

— Это то, чего хотел ваш отец?

— У нас с отцом, возможно, в чем-то было разное видение. Но мне кажется, что за последние 1,5 года наша компания стала более открытой, она стала присутствовать в социальных сетях, что дало нашему предприятию больше возможностей и новых полезных контактов. Мы сейчас переделываем сайт. Не секрет, что еще осталось немало закрытых предприятий — это такое наследие советского прошлого. Мы этот стереотип сломали, наша компания открыта. Почти каждую неделю к нам приезжают партнеры, заказчики, школьники, студенты. Мы проводим для них экскурсии.

— Переделывать систему управления под себя после отца сложно, наверное, было?

— Я прекрасно понимала, что, если сломать человека, он не будет эффективно работать. Важно, чтобы сотрудник сам понял, что изменения нужны, они важны. Поэтому я могу и 10 раз на учебу отправить. А учебы у нас много. Например, пять человек сейчас участвуют в президентской программе подготовки управленческих кадров в Казани. Они обучаются финансовому и инновационному менеджменту. Сначала сотрудники сомневались, что им это нужно, а теперь довольны. Кроме того, мы участники машиностроительного кластера, и внутри него мы активно обмениваемся опытом.

— Вас поначалу, наверное, сравнивали с отцом, тяжело после кого-то рулить бизнесом?

— Думаю, сравнивали. Когда тебе говорят, что ты не прав, первая реакция — это защита, но потом важно оттормозиться, заставить себя подумать, может действительно то, что тебе предлагают, лучше? Я стараюсь оттормаживаться.

Ольга Айдуганова, ООО «ИПЦ»: « Деление на мужской и женский бизнес очень условное»

«То, что мы выжили и успешно работаем 30 лет — уже само по себе достижение»

— Назовите, пожалуйста, три секрета успешного бизнеса.

— Я думаю, что это, прежде всего, приверженность руководству, каким-то идеалам — то есть у руководителя, его заместителей должны быть твердые убеждения о том, как они видят этот бизнес. И эти принципы должны ретранслироваться на остальной коллектив. Я не очень люблю слово команда, но люди, работающие вместе, должны установить такие эффективные взаимосвязи, которые позволят достичь нужного результата. Нужно четко понимать цели и средства, с помощью которых мы можем их добиться.

— И какова миссия вашей компании?

— Я думаю, ее можно определить как сохранение будущего. А одна из ближайших наших целей — внедрение принципов бережливого производства. Мы увидели, как это все здорово реализовано на пермском ПСС.

— А почему именно пермский опыт изучали, не камазовский, например?

— Меня пригласили на ПСС, и я увидела, что у них это реально работает.

— Расскажите, пожалуйста, о главных достижениях вашей компании.

— Мне кажется, то, что мы выжили и успешно работаем 30 лет — уже само по себе достижение (улыбается). Ну и, конечно, это научные разработки, бессварочная технология — это наш вклад в развитие трубопроводного транспорта и в сохранение окружающей среды.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector