Главная » Регионы » Санкт-Петербург » «Они думают, мы от балды приходим и валим». В Никольский и Александровский сады пришли с топорами и пилами

«Они думают, мы от балды приходим и валим». В Никольский и Александровский сады пришли с топорами и пилами

5 восьмидесятилетних вязов и клен — в Никольском саду, 29 вязов — в Александровском будут вырублены.

Зачищать парки от больных растений начали утром 21 января. Городские власти, предугадывая интерес жителей к рубке деревьев в столь знаковых местах Петербурга, подготовились: созвали прессу, принесли пачки бумаг. 

Машины и рабочие приехали в Никольский сад утром во вторник. К полудню на земле оказался клён, его корни полностью сгнили. Сразу после подогнали технику к одному из вязов в дальнем углу. Сначала обрубили крупные ветви, затем повалили ствол. Уже на земле на части порубили бензопилой. Работа над одним растением занимает около часа, потом древесину увозят на свалку.

Как рассказала заместитель председателя комитета по благоустройству Петербурга Оксана Гусева, визуальное обследование деревьев проводится в весенний и летний период, когда только распускаются листья, – благодаря этому получается заранее составить график работ на позднюю осень и зиму и оформить бумаги.

«Если посмотреть, это деревья сухостойные, мёртвые, у них отваливается кора. Как только специалисты определяют, что у них скручиваются листья, сохнут, деревья лучше срубить», – указала на признаки болезни поваленных вязов Гусева, показательно сняла кусок коры с пня и сообщила, что из-за недуга был спилен и клён. Его корни и ствол полностью сгнили. «Он не живой. Все мы не вечны!», – афористично завершила она.

автор видео Сергей Михайличенко/«Фонтанка.ру»

На месте шести вырубленных деревьев в Никольском саду обещают посадить аж 33 саженца липы и рябины: эти виды подходят под ландшафт по высоте и узору кроны. Вязы в городе на замену стараются не использовать: голландская болезнь, заразное грибковое заболевание, выкашивает их в Петербурге с 1995 года. Чаще всего страдают деревья старше 40 лет, – растениям в саду у Крюкова канала было около 80.

К работам в Александровском саду, где в списке обречённых оказались сразу 29 вязов, 21 января приступить не удалось: помешало штормовое предупреждение МЧС. Рубить в ветер запрещено по технике безопасности. В зависимости от погоды, снос начнут 22 или 23 января. Вместо мёртвых растений на территории сада уже посадили 22 новых.

Несмотря на то, что такие вырубки – санитарные и проводятся, чтобы грибком не заразились другие растения, работами часто недовольны горожане. Мастера отказываются предъявлять им порубочные билеты и экспертизы под предлогом того, что это и не нужно. На глаз же определить, что с деревом что-то не так, нередко и невозможно, уверяют чиновники.

Работы в Никольском и Александровском садах согласовал петербургский комитет по благоустройству. Экспертизу провели в 2019 году (в ней участвовали и представители КГИОП, благо сады – объекты культурного наследия), тогда же, говорят, и начали выращивать молодняк. Состояние старых деревьев в порубочном билете № Э-2782, который был выдан 9 января 2020 года, обозначено как «неудовлетворительное». Как объясняют в комблаге, именно этот документ важнее всего: он должен стать стопроцентным доказательством законности вырубки и одновременно разрешением на начало работ, потому что оформляется на основании заключения о болезни растения.

При этом отказались предоставить «Фонтанке» заключение экспертизы, а также сообщить — когда и кем она была проведена, сколько за нее заплачено. Сначала сообщили, что бумаги нет на руках и оперативно её не достать, затем исправились и сказали, что показать-то её «не сложно», вот только совсем не хочется.

«Это как если гаишник просит права, а при этом требует справку от психиатра. То есть права предусматривают, что человек прошёл свидетельство. Точно так и здесь. Я не знаю, где эта справка. Она не затерялась, поймите, но мы не обязаны по каждому требованию её предъявлять. Мы даже и порубочный не предъявляем обычно. Это можно только по требованию органов. А так, чтобы нас терроризировали средства массовой информации… Вы не правоохранительные органы», – заявили «Фонтанке» в пресс-службе комитета по благоустройству.

На ответное утверждение, что горожанам экспертизы не показывали никогда, хотя говорят о них каждый раз, сообщили, что по всем адресам предъявлять документы считают в принципе невозможным: якобы «особенным» со слов защитников и журналистов становится каждый случай, а значит, демонстрация всех документов – «порочная» и трудная для чиновников практика. Горожанам придётся довольствоваться билетами, а если не покажут и их – просто смириться.

Напомним, на прошлой неделе срубили и 76 вязов на Маршала Блюхера. Тогда комблаг тоже ссылался на графиоз или «голландскую болезнь». Весной проспект обещают засадить липами. О том, где Смольный валит деревья, почему и как на это реагируют горожане — читайте в материале «Фонтанки».

В конце января 2019 года на проспекте Александровской фермы в Невском районе именно так свалили десяток рябин. Ранее остановить вырубку тополей на набережной канала Грибоедова пытались активисты, которым документы хотя предъявили, но те оказались без печатей и в рукописном виде.

На вопрос о том, почему в таких случаях жители должны верить рабочим на слово, Гусева подчеркнула, что порубочные билеты у команд по вырубке есть «всегда», экспертизы и заключения о болезнях хранятся в комитете по благоустройству, и запрашивать при сомнении их стоит именно там. По её словам, не нужно заходить за ограничительные ленты и «нарушать технику безопасности»: вся информация, о том, что происходит, на месте, как правило, размещена на специально вывешенных табличках.

«Они думают, мы от балды приходим и валим». В Никольский и Александровский сады пришли с топорами и пилами

Как узнала «Фонтанка», до конца зимы плановую чистку произведут и в Юсуповском саду, и на других объектах.

«Там и вязы есть больные, и очень гнилая ива. Еще на Кулибина, – тоже вяз сухой. Мы, чтобы поставить на плановую рубку что-то, за год начинаем! Сухое, не сухое, – смотрим, затем всё подписываем. Мы фотографии шлём. У меня документы все с собой!», – поделилась с корреспондентом главный мастер садово-паркового хозяйства «Центральное» Адмиралтейского района.

Представляться она отказалась, но охотно достала из сумки три папки с бумагами, среди которых оказалась стопка чёрно-белых фотографий сухих деревьев без листьев летом в Никольском саду. На фоне здоровых зелёных они действительно кажутся мёртвыми.

«Мы не раз сталкивались с защитниками деревьев. Они думают, мы от балды приходим и валим. Но, вы знаете, это же не просто так! Мне же «вышку» тоже надо профинансировать, заказать, – все документы наверху оформляются. У меня же люди не могут просто так работать, без зарплаты», – уверила мастер и сказала, что её специалисты готовы показывать бумаги по первому требованию. За действия же коллег она отвечать не может.

Ольга Минеева, “Фонтанка.ру”

Справка:

Никольский сад у Никольского собора на берегу Крюкова канала разбили в 1753 году. Александровский сад открыли в 1874 году, он примыкает к Адмиралтейству. Оба сквера — объекты культурного наследия. Экспертизу на вырубку зелёных насаждений в 2019 году проводили вместе с Комитетом по охране памятников Петербурга. По информации Комитета по благоустройству, всего в 2019 году в городе на замену уничтоженным растениям высадили около 16,5 тысяч деревьев и кустарников.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector