Главная » Регионы » Казань » Ошибка резидента: проект в «Алабуге» все-таки ввел «Интерскол» в банкротство

Ошибка резидента: проект в «Алабуге» все-таки ввел «Интерскол» в банкротство

Один из флагманов ОЭЗ идет ко дну из-за валютного кредита Сбербанка, взятого на строительство завода в Татарстане

Завод по производству электроинструмента «Интерскол-Алабуга» в ближайшее время приступит к банкротным процедурам. Это стало неизбежным после провала переговоров по реструктуризации валютного займа «Интерскола» перед Сбербанком на 1,2 млрд рублей — материнская компания вошла в процедуру наблюдения. Впрочем, новый гендиректор завода еще надеется найти инвестора: «Восстановить платежеспособность предприятия возможно, мы уже начинаем работать в этом направлении».

Ошибка резидента: проект в «Алабуге» все-таки ввел «Интерскол» в банкротство

ЗА ПРИГОВОРЕННЫМ ПОНАБЛЮДАЮТ ПЯТЬ МЕСЯЦЕВ

В понедельник Арбитражный суд Московской области начал процедуру банкротства бывшего лидера российского рынка электроинструментов АО «Интерскол», признав обоснованным заявление СБК «Геофизика» (дочерняя структура Сбербанка, которая специализируется на работе с проблемными должниками). Временным управляющим «Интерскола» назначен Артем Евсеев, который в течение пяти месяцев, пока будет длиться процедура наблюдения, должен будет провести оценку и анализ финансовых активов компании-должника, а также поиск способов их сохранения. Ну и заодно постараться выявить признаки преднамеренного банкротства.

Отметим, что на стадии наблюдения предприятие может продолжить работу, однако при этом ограничиваются полномочия руководства компании. Топ-менеджменту запрещается заниматься реорганизацией компании, включая создание филиалов, юридических лиц и представительств. Если же к середине августа временный управляющий придет к выводу, что вариантов спасения предприятия нет, то банкротство перейдет в стадию конкурсного производства, когда выявленные активы компании будут продаваться с торгов, а вырученные средства пойдут на удовлетворение требований кредиторов.

Пока решением суда в реестр требований кредиторов АО «Интерскол» включены требования СБК «Геофизика» в размере 1,182 млрд рублей, в том числе 1,161 млрд рублей, обеспеченные залоговым имуществом должника в виде товаров в обороте. В ближайшее время в реестр кредиторов будут включены требования ВТБ и UniCredit Bank (на сумму 250,5 млн рублей), которые также подавали иски о банкротстве «Интерскола». Точный размер требований ВТБ не указан, но известно, что общая задолженность компании по данным на середину 2018 года составляла 6 млрд рублей.

ВТБ уже неудачно попытался через суд наложить арест на доли АО «Интерскол» в уставном капитале ООО «Быковский электро-инструментальный завод» (54,53%), ООО «ТК «Московский-Новая Адыгея» (30%) и ООО «Интерскол-2000» (100%). Также банк претендует на принадлежащие АО «Интерскол» объекты интеллектуальной собственности, в том числе патенты на дизайн и промышленные образцы различных электроинструментов, а также на товарные знаки «Интерскол», Interskol и Felisatti.

Ошибка резидента: проект в «Алабуге» все-таки ввел «Интерскол» в банкротство

ОДНИМ РЕЗИДЕНТОМ МЕНЬШЕ?

Решение о банкротстве материнской компании «Интерскол» предопределяет судьбу завода по производству электроинструментов «Интерскол-Алабуга». Напомним, что в Арбитражном суде РТ рассматривается аналогичный иск СБК «Геофизика» о банкротстве одного из крупных резидентов ОЭЗ «Алабуга». Однако там слушания постоянно откладывались, так как представители  «Интерскол-Алабуга» заявляли, что в рамках рассмотрения иска к материнской компании еще возможно заключение с кредиторами соглашения о реструктуризации долга и нужно лишь подождать решения Арбитражного суда Московской области.

Очередные слушания в Казани назначены на 27 марта, и теперь их итог фактически предопределен: в отношении «Интерскол-Алабуга» тоже должна быть введена процедура банкротства. Во всяком случае, последние препятствия устранены.

ПЛАНОВ ГРОМАДЬЕ

А ведь все начиналось так хорошо! 13 октября 2014 года в присутствии президента РТ Рустама Минниханова в ОЭЗ «Алабуга» был запущен завод «Интерскол-Алабуга» и прошла закладка первого камня в основание второй площадки. В церемонии также принял депутат Госдумы РФ Николай Валуев — можно сказать, лицо компании, ее постоянный медиапартнер.

Ошибка резидента: проект в «Алабуге» все-таки ввел «Интерскол» в банкротство

Предполагалось, что завод в ОЭЗ «Алабуга» станет главной производственной площадкой российского лидера в области электроинструментов АО «Интерскол», созданного в 1991 году сотрудниками ВНИИСМИ (ведущего НИИ электроинструментальной отрасли в СССР) во главе с нынешним генеральным директором Сергеем Назаровым. По данным «СПАРК-Интерфакс», по 32,5% компании принадлежит Назарову и Степану Орлову, 20% — Сергею Окуневу, а 15% — Валерию Лотину.

Первая собственная производственная площадка у компании появилась в 2002 году в подмосковном Быково. Кроме этого, у «Интерскола» еще есть мощности во Владимире и два совместных предприятия в КНР: в городе Дзинхуа (Interskol Crown Group) и в городе Шанхае (Interskol manufacturing Ltd.).

Донором для «Интерскол-Алабуга» стал крупнейший испанский инструментальный завод Casals, выпускающий профессиональные перфораторы и деревообрабатывающую технику под брендом Freud Industrial. Заметим, что еще в 2009 году Назаров по аналогичной схеме переоснастил свое производство в Быково — итальянский завод Felisatti со всем оборудованием, патентами, технологиями и, собственно, брендом и сборочными линиями и автоматизированными обрабатывающими центрами были перевезены из Италии в Россию. В Быково продолжилось производство инструментов под брендом Felisatti для европейского рынка. Однако в России этот бренд был малознаком, и здесь решено было развивать собственный бренд «Интерскол».

Вскоре продукция «Интерскола» появилась в гипермаркетах «Леруа Мерлен», OBI и Castorama. Параллельно Назаров начал создавать собственную сеть супермаркетов по торговле инструментами MachineStore.

Ошибка резидента: проект в «Алабуге» все-таки ввел «Интерскол» в банкротство

ЖЕРТВА ГЕОПОЛИТИКИ?

Развиваясь «Интерскол» активно кредитовался, в том числе занимал у банков на развитие завода в Быково и строительство елабужского резидента. Но фатальными оказались валютные кредиты, взятые именно на проект в «Алабуге». Стоимость строительства первой очереди завода «Интерскол-Алабуга» мощностью 2 млн единиц продукции составила 1,5 млрд рублей, из которых 1,035 млрд рублей в иностранной валюте предоставил Банк Москвы (сейчас ВТБ). Также на строительство завода в Татарстане производитель в 2014 году привлек валютные кредиты от Сбербанка и UniCredit Bank. Кроме этого, как резидент ОЭЗ «Алабуга» компания получила займ в 500 млн рублей под 5% годовых от фонда развития промышленности в рамках программы импортозамещения, а Российский экспортный центр компенсировал затраты на сертификацию и до 80% транспортных расходов при отправке продукции на экспорт.

В 2015 году из-за резкого падения курса рубля общая сумма валютных кредитов увеличилась вдвое до 6 млрд рублей. Кроме того, из-за санкций компания в течение года не могла получить заказанное в Европе и Японии оборудование. «Мы попали под санкции в рамках поставки высокоточного оборудования, точность которого свыше 5 микрон. Мы практически год не могли его получить», — рассказывал Назаров.

Вдобавок в российской экономике начался спад. «Спрос изменился: потребитель выбирает более дешевый инструмент. Соответственно, в приоритете многих производителей мы наблюдаем выпуск чрезвычайно бюджетных линеек и игру по ценам. Усилилась конкуренция, в результате чего закрылось очень много розничных инструментальных магазинов, в среднем по России — 35 процентов. Идет пересмотр позиционирования как продукта, так и игроков», — в 2017 году в своем интервью отмечал Назаров.

Ошибка резидента: проект в «Алабуге» все-таки ввел «Интерскол» в банкротство

По итогам 2016 года чистый убыток компании составил 321 млн рублей при выручке 5,9 млрд рублей. В результате почти вся операционная прибыль стала идти на погашение процентов по долгам. Тем не менее «Интерскол» до последнего продолжал удерживать 19% российского рынка электроинструментов.

Руководство компании надеялось выкрутиться. В июле 2018 года в газете «Ведомости» появилась информация о том, что известный российский предприниматель, сооснователь группы «Технониколь» и «Рыбаков фонда» Игорь Рыбаков готов инвестировать в «Интерскол» 500 млн рублей. За свою помощь он хотел получить контрольный пакет компании. Однако, по данным газеты, Рыбаков выдвинул свое условие: «Интерскол» должен договориться с банками о реструктуризации кредитов сроком на 7 лет с отсрочкой выплат по ним на 2 года. В ВТБ изданию подтвердили, что вместе с рядом других банков ведут переговоры о реструктуризации кредитной задолженности компании.

Однако уже 1 августа 2018 года ПАО «Сбербанк России» подал в Арбитражный суд Московской области заявление о признании АО «Интерскол» банкротом с суммой требований в размере 1,18 млрд рублей. Еще через два дня Сбербанк подал заявление на банкротство ООО «Интерскол-Алабуга» как поручителя по долгам материнской компании. Сумма претензий банка также составила 1,18 млрд рублей. 24 сентября между банком и его дочерней структурой ООО «СБК Геофизика» был заключен договор цессии — банк передал ей права требований по долгам «Интерскол» и «Интерскол-Алабуга».

Все время, пока шли суды, представители «Интерскола» надеялись на урегулирование вопроса мирным путем, давая понять, что все дело в неуступчивой позиции Сбербанка, который отказывается рефинансировать кредиты компании. «Сейчас идут активные переговоры на уровне министерства с тем, чтобы рефинансировать задолженность Сбербанка. Все понимают, что если допустить банкротство компании, то 150 человек, которые там работают в Елабуге, окажутся на улице», — подчеркивали представители «Интерскола», выступая в Арбитражном суде РТ.

Однако что-то противопоставить в суде тщательно задокументированным претензиям Сбербанка они не смогли, хотя и пытались оспорить каждую цифру.

Ошибка резидента: проект в «Алабуге» все-таки ввел «Интерскол» в банкротство

«ЕЩЕ НЕ ВСЕ ПОТЕРЯНО»

Тем временем на самом «Интерскол-Алабуга» ситуация с каждым днем ухудшалась. В августе 2018 года большинство сотрудников отправили в корпоративный отпуск. В конце сентября «Интерскол-Алабуга» покинул ее гендиректор Айрат Галеев, который перешел в КАМАЗ на должность заместителя исполнительного директора по работе с группой компаний.

К осени сборка инструмента на заводе упала с 50 тыс. штук в месяц до 1–2 тыс. — из остатков комплектующих. «Новых приходов комплектующих уже нет», — рассказывал в октябре источник «БИЗНЕС Online» на заводе. Владелец компании Назаров, по его словам, был на заводе в последний раз более года назад. «Выступал перед коллективом, убеждал, что скоро все наладится, что надо чуть-чуть потерпеть. Однако такие его выступления были уже не раз. Народ ему особо не поверил», — говорит он. 

В свою очередь в руководстве  ОЭЗ «Алабуга» постоянно подчеркивали, что, несмотря на  существующие финансовые сложности, которые испытывает резидент, его будут продолжать всячески поддерживать. «У него на территории ОЭЗ „Алабуга“ современное производство, выпускающее востребованную продукцию», — отмечали в пресс-службе особой зоны.

Несмотря на неизбежное начало процедуры банкротства, руководство «Интерскол-Алабуга» не теряет оптимизма. Как рассказал «БИЗНЕС Online» новый директор завода Фаниль Нигматуллин, собственники компании в настоящее время заняты поисками инвесторов, готовых вложиться в производство. «Я считаю, что еще не все потеряно. Завод можно сохранить, потому что у нас есть все, чтобы хоть завтра начать выпуск инструмента», — сообщил Нигматуллин.

«Допустим, введут процедуру наблюдения, на 5 или на 6 месяцев. В течение этого времени временный управляющий должен будет принять решение, способен ли завод восстановить свою платежеспособность или нет. Я полагаю, что он придет к выводу о том, что восстановить платежеспособность завода возможно, мы уже начинаем работать в этом направлении. В апреле планируем приступить к производству», — заявил он.

По словам Нигматуллина, сейчас на заводе трудятся 136 работников (в лучшие времена — около 700 человек). Из них чуть меньше половины находятся в оплачиваемых административных отпусках, им выплачивается 2/3 от оклада. Остальные сотрудники — на своих рабочих местах.

«Мы намерены производить большие и малые УШМ (угловая шлифмашинка, „болгарка“ — прим. ред.), кроме этого, ведется разработка нового инструмента. Мы поэтому и не сократили специалистов, а отправили в отпуска. Мы не хотим их терять, готовить их очень долго, поэтому на время вынужденного простоя и отправили их на 2/3 зарплаты. Но в любой момент мы можем их вызвать на работу», — заявил нам директор завода. 

Не исключает «хэппи энда» и эксперт-аналитик АО «Финам» Алексей Калачев. По его словам, в качестве актива предприятия «Интерскол-Алабуга» можно рассматривать современное оборудование, конкурентоспособную продукцию и отлаженные торговые связи. «К сожалению, многие новые производства, запущенные в 2013–2015 годы на кредитные средства (особенно на валютные кредиты) в расчете на рост рынков и международные связи, оказались в сложном положении, когда ситуация изменилась», — отметил «БИЗНЕС Online» эксперт.

С учетом долгов реальную стоимость завода «Интерскол-Алабуга» он оценил максимум в 1-1,5 млрд рублей. «Это достаточно привлекательная цена как для конкурентов, так и для изначальных собственников компании, чтобы поучаствовать в конкурсе, если имущество будет продаваться в составе единого производственно-имущественного комплекса», — подчеркнул Калачев. По его мнению, прохождение процедуры банкротства может еще закончиться для предприятия вполне счастливо, если завод будет продан профильному инвестору (хотя бы и прежнему собственнику или связанным с ним лицам). «В этом случае все сохранится как было, но уже не будут довлеть прежние долги. Поэтому процедуру банкротства иногда используют для оздоровления, как это ни парадоксально звучит», — добавляет Калачев.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector