Главная » Спорт » Первые слова Хабиба после смерти отца. Пережить трагедию помогла религия, конфликт с Конором позади

Первые слова Хабиба после смерти отца. Пережить трагедию помогла религия, конфликт с Конором позади

Если Макгрегор победит Порье, то будет реванш с Нурмагомедовым.

Первые слова Хабиба после смерти отца. Пережить трагедию помогла религия, конфликт с Конором позади

Чемпион UFC в легком весе Хабиб Нурмагомедов готовится к защите титула: 24 октября он встретится с Джастином Гэтжи. Это будет первый поединок российского бойца после смерти Абдулманапа Нурмагомедова: отца и тренера Хабиба. 

А 14 августа спортсмен провел первую пресс-конференцию. На мероприятии в Москве Хабиб говорил не только про потерю отца, но и про бои: поединок с Жоржем Сен-Пьером, боксерское противостояние с Флойдом Мейвезером, а еще про Конора.

Ниже – главное из слов Хабиба.

Хабиб хорошо относится к Гэтжи, а еще верит в бои с Фергюсоном и Сен-Пьером. Реванш с Котором тоже возможен

– С Гэтжи я знаком давно. Он мне помогал, когда я тяжело сгонял вес. У меня к Джастину нет неприязни. Уважаю его за труд. Он очень многое прошел в этом виде спорта. Вы сами видели, что он делал в бою с Фергюсоном. Мы сделаем свое дело и уйдем.

Слабые стороны Гэтжи – он устает. Хочу проходить Джастину в ноги, чтобы он быстро уставал. Хочу затянуть бой дальше, чтобы он не чувствовал себя уверенно. Он очень хорош в начале. Это взрывной боец, который не любит затягивать. Но я сосредоточен на своих навыках. Очень самокритично отношусь к тому, что меня называют лучшим в этом виде спорта.

О борьбе Гэтжи информация точно не преувеличена. Он борется, очень крепкий. Нет проблем, если не удастся перевести в партер, подеремся в стойке: у меня есть уверенность в себе.

Но я думаю, что Гэтжи не опаснее в стойке, чем Конор. Во-первых, бой покажет. Но мое бойцовское айкью так говорит. 

Первые слова Хабиба после смерти отца. Пережить трагедию помогла религия, конфликт с Конором позади

Реванш с Конором? После Гэтжи я подрался бы с любым, кто победит Порье, будь то Макгрегор или Фергюсон. Конор или Тони, победите Дастина, и я с вами подерусь. Если Сен-Пьер возвращается и получится драться с ним — я этого хочу. У нас на двоих больше 25 лет выигрышных серий. Этот бой был мечтой моего отца. В следующем году Сен-Пьеру будет 40 лет. Но я хочу с ним подраться. Было бы идеально. После боя с Гэтжи будут переговоры с Сен-Пьером. С моей стороны и со стороны UFC интерес есть.

В глубине души верю, что бой с Фергюсоном состоится. У Тони большие шансы. Если я выиграю у Джастина, я бы хотел видеть его в списке моих соперников. Не знаю, что должно случиться, чтобы мы с Фергюсоном подрались… Я настраиваюсь на него как на самый сложный бой. Я бы хотел, чтобы он вернулся.

Не изменилось ли отношение к Конору? Помимо спорта есть человеческие отношения. Я двигаюсь дальше. Было и было. У меня отец таким был. Яблоко от яблони, как говорится. Конечно, если отцу желают здоровья, к этому хорошо относишься.

Возможный бой с Мейвезером или другой боксерский поединок? Предложения есть, в том числе с Мейвезером. Мне даже пообещали заплатить за меня штраф, который наложит UFC в случае боксерского боя. Хотя это не в моем стиле, я подписал с UFC договор. Но бой с Мейвезером – это интересно.

Хабиб собирается доделать то, чем занимался Абдулманап. Пережить смерть отца помогла религия

– Тренировки в школе отца продолжаются. Зал, к сожалению, закрыт. С 1 сентября планируем открыть, если пандемия пойдет на спад. Это было основной целью отца.

Первые слова Хабиба после смерти отца. Пережить трагедию помогла религия, конфликт с Конором позади

У него было очень много планов. До сих пор читаю его записные книжки. Все, что смогу, делаю и буду делать. Недавно встречался с главой республики, хотим довести до ума школу, которую дал нам Владимир Владимирович. Надо сделать много работы. Школа будет высоко в горах – 2 200 метров над уровнем моря. Там будут проходить сборы. Хотим сделать базу туристическим достоянием. Я всегда говорил, что отец хочет принести много пользы окружающим. После боя я продолжу его дело.

Как верующий человек я верю, что все зависит от воли Всевышнего. Мы не знаем, как повернется наша жизнь через год, может, половина из нас уйдет. Уход моего отца – тоже воля Всевышнего. Религия мне очень помогает справиться с этим. Религия для меня навигатор, без навигатора очень тяжело двигаться вперед.

Кто будет руководить школой? При отце уже был управляющий. Отец тренировал, сам тренировался – получал удовольствие от зала. У него был кабинет, он оттуда даже мог покричать что-то бойцам. По главному тренеру думаем. Хочу, чтобы им стал Шамиль Завуров, хотя ограничивать его не хочется этой должностью.

У меня есть бизнес, есть бизнес-проекты. Буду двигаться аккуратно. Через года 3-4 я смогу сделать 200-300 рабочих мест. Сельское хозяйство очень близко для меня: 13 лет я прожил в селе, ухаживал за коровами, бычками. Помню, сажали помидоры. Уже есть бизнес в сельском хозяйстве

Первые слова Хабиба после смерти отца. Пережить трагедию помогла религия, конфликт с Конором позади

Я могу более серьезными вещами заниматься, чем быть просто тренером. Зачем из пушки стрелять по воробьям? Дайте мне пострелять по хорошим стенам. Для чего мне просто тренировать. Даже отец в последние годы был уже больше не тренер, а общественный деятель. Я не хотел бы себя ограничивать только работой тренера.

Фото: РИА Новости/Евгений Одиноков; instagram.com/khabib_nurmagomedov; Gettyimages.ru/Douglas P. DeFelice

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector