Главная » Регионы » Казань » «По квестам Россия впереди планеты всей!»: как Крамин и Еремеев развлекают Лондон

«По квестам Россия впереди планеты всей!»: как Крамин и Еремеев развлекают Лондон

Известный IT-бизнесмен инвестирует $1,6 млн в квеструмы. В Казани не знают, кому их продать, а на Западе хайп только начинается

«В Казани на миллион человек работает штук 100 квестов, а в Лондоне на 15 миллионов — всего 80 точек», — говорит Артем Крамин, основатель франшизы «Выйти из комнаты». Он считает, что открыл золотую жилу — всю начинку готовит в Казани, платя российские зарплаты, а доход получает по-западному. На деньги Дмитрия Еремеева в столице Британии открыто две комнаты, на очереди — еще 6, а в планах — не менее 100. Секретами успеха за рубежом бизнесмены поделились с «БИЗНЕС Online».

«По квестам Россия впереди планеты всей!»: как Крамин и Еремеев развлекают Лондон

«Я ШЕЛ ПО УЛИЦЕ, ГУЛЯЛ, ВИЖУ — ДИМА СИДИТ В РЕСТОРАНЕ…»

Для основателя сети квестов «Выйти из комнаты» Артема Крамина история бизнеса закольцевалась в Лондоне. Пять лет назад он открывал в столице Великобритании свободное пространство «Циферблат» вместе с сооснователем Иваном Митиным, наткнулся на местный escape room (квест-комнату) и решил такой проект запустить и в Казани. А через пять лет с этим же бизнесом вернулся назад и планирует к концу года запустить здесь уже 8 квестов. Причем все получилось случайно.

«У нас весь проект стартовал из Казани. Пять лет назад мы открыли здесь первые две точки, потом начали продвигать франшизу. Через год наши заведения работали уже в десятке городов по всей России, а через некоторое время мы поняли, что хотим расти и шагать куда-то дальше», — рассказал он «БИЗНЕС Online». Крамин объяснил, что хотел запустить проект в Москве, потом подсчитал экономику и понял, что открыться в Нью-Йорке стоит примерно те же деньги. «В общем, мы [с командой] плюнули на все, собрали вещи и уехали на полгода в Нью-Йорк», — говорит он.

Здесь и был открыт первый зарубежный квест-проект, который был продан по франшизе ещё одному школьному другу — Владиславу Матвееву с супругой. С тех пор сеть, которую назвали Komnata, в США разрослась на три города — Нью-Йорк, Бостон и Сан-Антонио и успешно выигрывает различные отраслевые награды. Главное достижение — победа в голосовании, которое проводит среди своих читателей газета USA today. Потом были аналогичные франшизные проекты в Беларуси, Финляндии, Казахстане, Испании, Италии, Андорре, и вот теперь все усилия направлены на Великобританию.Сейчас сеть Komnata насчитывает более 200 комнат в 20 городах в 8 странах мира. В новых городах, где «Комнаты» еще нет, Крамин продаёт франшизу за $5 тысяч, в Нью-Йорке — за $20 тысяч. «Наши франчайзи несколько раз продавали там доли в квестах, в последние разы с оценкой около 150 тысяч долларов за каждый», — поясняет выгодную экономику Крамин.

«По квестам Россия впереди планеты всей!»: как Крамин и Еремеев развлекают Лондон

«Когда вернулись в Казань, я долго ходил с мыслями про Лондон — очень хотелось открываться в Великобритании. Совершенно случайно так получилось, что я шел по улице, гулял, вижу — Дима (Дмитрий Еремеев, основатель ГК Fix) сидит в ресторане. Я его хорошо знаю — мы вместе учились в 131 школе в свое время. Я к нему подсел, разговорился, рассказал про нашу историю, ему идея понравилась, он сказал, что готов лондонские проекты рассмотреть, профинансировать и посмотреть, что из этого получится. Так что последний год мы с ним плотно сотрудничаем, он проинвестировал $1,6 миллиона, — рассказывает Крамин. —  У нас в прошлом году в июле запустилась первая локация. Вот сейчас мы начали новую стройку, готовим еще шесть в этом году».

Сам Еремеев «БИЗНЕС Online» участие в капитале компании подтвердил. «Инвестиции были сделаны в два этапа. В первый было выделено $600 тысяч в капитал, второй этап — $1 миллион в виде конвертируемого займа, — рассказал Еремеев, отказавшись, впрочем, раскрыть свою долю в бизнесе. —  Для начала мы оценили компанию, увидели, что это сам по себе неплохой успешный бизнес. Понятно, что в России дела идут не очень хорошо, российский рынок приносит минимальную выручку. Но квесты успешно работают на рынке больших городов с большим спросом, с огромной покупательской способностью — Лондон, Нью-Йорк и так далее. Для оценки бизнеса мы привлекли независимых специалистов и рассчитываем, что сеть будет активно развиваться и можно будет привлекать более дешевые кредитные деньги».

«Очевидно, что успех там, где покупательская способность, потребность в качественном досуге и высокий чек, — уверен Еремеев. — Здесь к тому же получилась синергия с нашими ресурсами». Бизнесмен напомнил, что офлайновые сервисы развлечений растут по принципу сарафанного радио, и только в последнее время появились различные агрегаторы, экспертизы, сетевые механики продвижения, которые оказываются успешными. А один из профилей его компании — как раз привлечение трафика. Ну, а давнишнее знакомство с Краминым стало дополнительным аргументом.

«По квестам Россия впереди планеты всей!»: как Крамин и Еремеев развлекают Лондон

«ПАРЕНЬ ИЗ КАЗАНИ СДЕЛАЛ ОДИн ИЗ ЛУЧШИХ КВЕСТОВ В США!»

«Любой венчур — это риск, но когда есть понятный рынок, есть понятные люди, есть синергия… Для меня все быстро сложилось. Когда вы инвестируете, вы инвестируете не только в проект, но и в людей. Артем не раз доказал, что может запускать интересные проекты. Парень из Казани сделал один из лучших квестов в США! И его поддержать для меня тоже возможность: он бы и без меня развивался, я уверен, но, возможно, темпы роста были бы какие-то другие. Не так много талантливых предпринимателей, а тут человек self-made, да еще с общими интересами и общими корнями. Плюс я сам люблю квесты — это замечательная штука», — говорит инвестор.

По словам Еремеева, $1,6 млн пойдут не только на лондонские квесты — часть денег будет направлена на разработку систем, компетенций при работе с интернет-трафиком. А дальнейшее участие в капитале будет зависеть от того, как покажет себя финансовая модель. Желающих войти в проект инвесторов, по его словам, много, но пока компания не планирует делать раунд — у нее уже есть деньги и надо делать продукт. «Я ни в коем случае себя не ограничиваю, то есть в случае поднятия раунда я обязательно буду участвовать. Просто венчурные деньги дороже, чем кредитные, и для самого проекта это не всегда хорошо. Как мы рассчитали с моими аналитиками, следующий этап привлечения средств будет интересен банкам. Потому что понятна бизнес-модель, маржинальность. После открытия десяти точек, если они будут успешны, речь пойдет о тиражировании на глобальную модель в 100 квестов «Выйти из комнаты», — отметил Еремеев.

Крамин тоже уверен, что потенциал для этого в Лондоне есть: в туманном Альбионе индустрия квестов не просто не развита, а находится в зачаточном состоянии: «Я сразу могу сказать, что Россия в этом плане впереди планеты всей. Только в Казани на миллион человек работают штук 100 квестов, а в Лондоне на 15 миллионов — всего 80 точек. На самом деле есть объективные причины, почему так происходит: жесткая регуляция, сложно взять в аренду помещение», — говорит он.

Аренда, по словам бизнесмена, в столице Соединенного Королевства действительно очень дорогая: ежемесячный платеж составляет 6 тысяч фунтов (больше 500 тысяч рублей в месяц: на момент публикации фунт стерлингов стоил примерно 85 рублей), а деньги сразу требуют за год вперед. Поэтому чтобы забрать помещение под квест на Ковент-Гарден, Крамину пришлось выложить 72 тысячи фунтов (6,1 млн рублей).

«По квестам Россия впереди планеты всей!»: как Крамин и Еремеев развлекают Лондон

«ДЛЯ ЛОНДОНА $ 10 МЛН — НЕ ТАКИЕ БОЛЬШИЕ ДЕНЬГИ»

При этом проект пока окупается. «Тут ведь и ценник другой, — напоминает Крамин. — Команда отдает в среднем 120 фунтов за час — столько стоит посещение квеста. В рублях это получается больше 10 тысяч (для сравнения — в Казани — 3 тысячи). И эти цены еще будут подниматься. В месяц локацию посещает примерно 200 команд. Пропорция другая, да тут все другое — и зарплаты, и аренда.  Я ожидаю, что мы будем иметь 30 процентов рентабельности, и года за три отобьем деньги. Потенциально здесь еще строить и строить. Я планирую, что мы откроем еще сто штук своих квестов в течение трех лет». Если пропорция сохранится, бизнесмену понадобится еще примерно $16 млн, хотя он ожидает, что уложится в меньшую сумму — где-то в 10 миллионов.

«Для Лондона это не такие большие деньги, на самом деле. Тут очень широкий набор вариантов, начиная просто от банковского кредитования, которое мне больше всего нравится, потому что здесь это самые дешевые деньги, заканчивая частными инвестициями. Это не такие большие деньги, чтобы их сложно было найти. Важен просто качественный продукт. У меня уже были разговоры с людьми, которые готовы такие деньги вложить, вопрос в подтверждении работоспособности идеи, что она здесь в этом городе укоренится и будет нормально работать. Люди просят посмотреть цифры, на основании которых можно будет делать выводы. Я думаю, что после того, как мы запустим все восемь квестов, с деньгами вообще не будет вопросов», — уверен Крамин.

Он отмечает, что для Казани ценник 3-3,5 тысячи рублей на команду сейчас — немаленькие деньги: «Если у тебя ограниченный бюджет, ты на них лучше сходишь в магазин и продуктов купишь. Лондон — это город, в котором развлечения занимают совсем другое место в жизни. Ты не выбираешь между походом в магазин и развлечением на выходные, а просто думаешь, чем бы таким интересным можно было заняться, чего я еще никогда не пробовал. Вопрос в этом смысле стоит принципиально по-другому. Поэтому я сам сейчас сижу здесь и занимаюсь открытиями квестов, потому что с точки зрения рынка, безусловно, в Лондоне конъюнктура лучше. С этим глупо спорить».

«По квестам Россия впереди планеты всей!»: как Крамин и Еремеев развлекают Лондон

«ЛОНДОНСКИЕ КВЕСТЫ ДЕЛАЮТ КАЗАНСКИЕ РЕБЯТА КАЗАНСКИМИ РУКАМИ»

Производство «начинки» «Выйти из комнаты» (декорации, реквизит плюс электронное оборудование) расположено в Казани — все делают казанские ребята казанскими руками, «под ключ», говорит Крамин. Поэтому у него есть возможность за те же деньги, что и европейские конкуренты, сделать продукт по качеству выше на голову. При этом он платит казанские зарплаты, и это примерно в 10 раз дешевле, чем в Великобритании.

«В России очень дешевый труд, который нам нужен: все эти электронщики, бутафоры… Если тебе надо запрограммировать какую-то сложную штуковину, которая работает хитрым образом и как-то открывает что-нибудь, в России нет проблем найти таких специалистов. Люди, которые в результате делают наш продукт, во-первых, в России берут недорого, а во-вторых, их очень много. А в Великобритании таких найти невероятно сложно — они все уже работают в Google и получают заоблачные зарплаты. А продаем продукт мы в результате на местном (лондонском) рынке, который очень дорогой — весь entertainment здесь стоит очень дорого. В общем, нам повезло», — признается он.

При этом Крамин подчеркивает, что современные квесты — это не просто разгадать загадку и открыть кодовый замок, это сложнейшие технические механизмы — как в фильме про Индиану Джонса. В них очень крутые декорации, сложная логика: «Например, ты наступаешь на плиту в полу — открывается проход в стене, наливаешь воды в сундук — открывается окно. Поэтому и оборудование получается дорогое. Неслучайно мы такие деньги тратим. Это не кодовые замочки, не ультрафиолетовые лампочки — это сложные решения. Можно провести аналогию с „Диснейлендом“ — там аттракционы для детей, а это такой вполне себе аттракцион для взрослых». И казанские квесты, по его заверениям, не отстают по качеству, особенно те, которые появились в последние год-два, когда индустрия шагнула далеко вперед.

«По квестам Россия впереди планеты всей!»: как Крамин и Еремеев развлекают Лондон

«в субботу вечером команда на Манхэттене платит 400 долларов за час! В России такого ценника мы добиться не сможем никогда»

Интересно, что Крамин — сын известного кроликовода Анатолия Крамина — тоже начинал свою предпринимательскую деятельность с разведения кроликов. Ранее ему частично принадлежал ООО «Племенной завод кролика» (прекративший деятельность еще в 2010 году). До 2011 года Крамин также был президентом Ассоциации кролиководов Евразии, потом он эту тему закрыл и возглавил ООО «РСТ», занимавшееся, по данным сервиса «Контур.Фокус», научными исследованиями и разработками в области естественных и технических наук до момента ликвидации в 2015 году. Сейчас Крамин-младший не числится учредителем или директором ни в одной действующей в российской юрисдикции компании. Зато 7 июля 2017 он зарегистрировал в Великобритании компанию под названием Komnata LTD и возглавил ее. Еще одним директором числится 25-летняя Ксения Петунова, уроженка Литвы, но гражданка Великобритании.

Большая часть квестов «Выйти из комнаты» работают по франшизе. Создают сценарии, декорации и механизмы компании на аутсорсе, так что в самой головной команде всего шесть человек. Офиса как такового у Komnata LTD нет: все вопросы решаются удаленно.

Сейчас под брендом «Выйти из комнаты» квесты работают, по данным на сайте компании, в 20 городах и восьми странах мира: от Казахстана и Белоруссии до Андорры, Великобритании и США. «У нас нет границ для бизнеса, потому что тема международная, легко продается везде. В Мадриде, например, очень хорошее развитие, штук шесть там работает. Вообще в Испании все неплохо: в Андорре вот две недели назад открылись. Все зависит от того, где есть инициативные люди», — говорит Крамин. А вот в России он открывать новые проекты в ближайшее время не собирается — ценник не тот. «В Нью-Йорке под 200 долларов билеты бывают, по 400. Представляете, в субботу вечером команда на Манхэттене платит 400 долларов за час! В России такого ценника мы добиться не сможем никогда. Поэтому в России будем ориентироваться на производство, работать с программистами, а продавать это все будем европейцам и американцам», — говорит он.

«По квестам Россия впереди планеты всей!»: как Крамин и Еремеев развлекают Лондон

В КАЗАНИ В ФЕВРАЛЕ ВЫСТАВЛЕНЫ НА ПРОДАЖУ СЕМЬ КВЕСТОВ «ВЫЙТИ ИЗ КОМНАТЫ»

Тот факт, что в России дела идут не очень, подтверждает  и сервис «Авито.ру»: в феврале здесь были выставлены на продажу сразу 7 квестов сети «Выйти из комнаты» в трех локациях Казани: на Кави Наджми, Даурской и Баумана. Продавец «Экспресса в багровых тонах» и «Джокер кафе «Сладость или гадость» (просит 350 тысяч рублей за оба) в разговоре с «БИЗНЕС Online» заверил, что проект рентабелен, а избавляется он от него, так как параллельно занимается другим бизнесом и хочет все усилия сконцентрировать на нем. По его словам, сейчас квесты приносят 120-140 тысяч рублей в месяц, а при грамотном маркетинге эта цифра может увеличиться.

«Деньги нужны», — улыбается в трубку в ответ на вопрос «БИЗНЕС Online» о причинах продажи продавец «Семи грешных удовольствий», «Лабиринта Хакайны» и «Секретов опасного человека». Стоимость этого комплекта самая высокая — 1,2 млн рублей, даром что он находится на Даурской. Владелец отказался назвать показатели выручки, уточнив только, что они «высокие», но рассказал, что квесты были созданы в 2014 году. Некоторые посвежее, но все старше трех лет.  В том же объявлении за дополнительные 800 тысяч предлагаются еще два квеста в другой локации — на Баумана. «Низкая арендная плата. В помещении имеются свободные комнаты, в которые можно разместить ещё один квест, что при той же арендной плате даст прирост прибыли. Есть согласованный паспорт на вывеску прямо на ул. Баумана (условия обговариваются отдельно)», — говорится в тексте объявления.

Еще пара квестов (другой сети) продаются в Набережных Челнах, но судя по онлайн-сервисам, такого бума продаж и закрытий квест-комнат, который был пару лет назад, сейчас не наблюдается. Напомним, тогда тот же Крамин говорил, что в 2016 году только в одной Казани разорились сразу 90 квест-комнат.

«По квестам Россия впереди планеты всей!»: как Крамин и Еремеев развлекают Лондон

«США и Европа сами покупают у нас франшизы: наши квесты намного интереснее европейских»

Эксперты, опрошенные «БИЗНЕС Online», подтверждают, что ситуация на рынке российской индустрии квестов довольно печальная, а планы по развитию квест-комнат за рубежом считают вполне логичными.

Анна Черкасова, президент Национальной ассоциации участников квестиндустрии:

— Хайп на квесты не прошел. Некоторым так кажется, потому что когда квесты только появились, их было 5-10 на город, сейчас их намного больше — только в Москве больше 600. Соответственно, весь контингент, который хочет ходить на квесты, знает о них, разошелся по разным проектам. Кажется, что интерес к квестам пропал, но он остался на прежнем уровне, просто клиенты разбрелись. Кроме того, наша ассоциация в 2018 году проводила в Москве исследование, по которому 30% человек от 20 до 35 лет боятся идти на квесты, потому что боятся показаться глупыми перед своей командой.

В целом, да, на рынке стагнация, мы ожидаем, что квеструмы будут объединяться и рекламировать друг друга. Потому что по статистике 2017 года, о квестах слышали 53% населения Москвы, а бывали 20%. Проблема в том, что это малый и средний бизнес, у него нет средств на рекламу. Плюс страшилки в СМИ, что квесты — это небезопасно (имеются в виду единичные случаи травм, чаще всего связанных с паникой во время хоррор-перфомансов — прим.ред.). Сейчас меняется подход к квесту: создаются квестовые сериалы, они живут долго, лет 5-6, но большинство по-прежнему квеструмы, для которых срок жизни значительно меньше. Цена франшизы может быть самой разной, а стоимость создания квеста — от 350-400 тысяч рублей в регионе, 500-600 тысяч в Москве.

О сети «Выйти из комнаты» мы очень хорошо знаем, это очень крутая сеть. Их сочинский квест даже победил в нашей премии «Лучший квест региона». Тут вот какая история: большинство франшиз российские компании покупают из-за рубежа. А с квестами обратная ситуация: США и Европа сами покупают у нас франшизы: наши квесты намного интереснее европейских, потому что мы создаем уникальные загадки и сюжеты, которые нигде не найти. Я думаю, что у «Выйти из комнаты» лондонский проект будет успешным: там более платежеспособная публика, есть послабления по налогообложению, бизнес комфортнее вести.

Андрей Питулов, директор лофт-пространства «Фабрика Алафузова»:

— Назвать креативные пространства способом заработка довольно сложно. Надо смотреть по масштабам. Проекты типа «Флакон» и их франшизы, конечно, делают бизнес. Они пропагандируют, что старые фабрики и заводы можно превратить в креативные пространства, которые приносят деньги. При этом берут такие здания, которые изначально находятся не в очень плохом состоянии в плане физического износа, чтобы можно было сразу заходить и что-то делать. Поэтому они сразу глаз положили на здание фабрики «Адонис», но пока там тоже ничего не происходит.

Квеструмы как открывались, так и позакрывались. Какая-то часть их существует, произошло объединение в какие-то сети и они выживают. Интерес к ним упал за последние 2-3 года. На все это влияет тот факт, что покупательская способность населения падает. И если раньше люди готовы были на какие-то развлечение тратить деньги, то сейчас у многих стоит вопрос выживания.

Крамин уехал потому, что квесты за границей более доходны. Стоимость сделать квест, что здесь в Казани, что в Лондоне или Америке одинакова, а доходность на порядок отличается. У нас предел стоимости в 500-600 рублей на человека.  У нас квест находился на территории, они тоже входили в сеть франшизную у Артема, и они тоже закрыли квест, вынули все датчики, камеры, сложили и уехали.

Артем Захаров, владелец «Франчайзинг 5»:

— Проекты Артема Крамина уже успешно работают на рынке России и США. Я очень рад, что российское предпринимательство, а не нефтегазовые деньги, выходят на такие сложные международные рынки, как Великобритания, и желаю ему удачи.

Если говорить про саму идею развитию квестов по франшизе, то я позитивно оцениваю ее перспективы. Я не хочу давать советы Артему по развитию франшизы. Но тем, кто хочет купить франшизу, нужно присматриваться к предлагаемой бизнес-идее, которая должна быть прибыльна, команде и успешным партнерам, опробовавшим продукт.

Российские компании активно выходят на рынок стран СНГ. В первую очередь — это Белоруссия, Казахстан и Киргизия. В странах дальнего зарубежья потребителями наших франшиз являются русскоязычные люди, которые там живут. Через участие в международных мероприятиях, единичных успех отечественных франшиз, которые присутствуют на зарубежном рынке, эти капли перейдут в ручеек, а ручеек может перейти в полноводную реку. Я оптимистично настроен на это процесс, понятно, что он будет долгий и пройдет с десяток лет.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector