Главная » Регионы » Новосибирск » После поисков Ирины Синельниковой бердчане примкнули к «Лизе Алерт»

После поисков Ирины Синельниковой бердчане примкнули к «Лизе Алерт»

После поисков Ирины Синельниковой бердчане примкнули к «Лизе Алерт»

Трагедия с Ириной Синельниковой, задушенной при продаже автомобиля, заставила жителей Бердска Новосибирской области примкнуть к поисково-спасательному отряду «Лиза Алерт». Поиск потерявшейся девушки был одним из самых массовых. Желающих влиться в ряды «Лизы Алерт» оказалось очень много: 75 бердчан. Впервые встреча по обучению новичков состоялась за пределами Новосибирска.

Трагедия, которая произошла в Бердске чуть меньше месяца назад, объединила сотни бердчан. Девушка поехала продавать автомобиль и пропала, ее искали, но нашли задушенной.

«Во время поисков было очень сложно: болотистая местность, сыро, мокро. Особенно осенью, трава выше головы, крапива. Но если одеваться, как говорят, соблюдать технику безопасности, все будет хорошо», – рассказал бердчанин Евгений Чепурнов, уже участвовавший в поисках.

У Светланы Игониной вся жизнь связана с медициной: работала в травматологии, видела много пострадавших, и хорошо знает, что вовремя помочь человеку с травмой, тяжелой болезнью – это  половина удачи: «Надо действовать! Хочется быть полезной».

После поисков Ирины Синельниковой бердчане примкнули к «Лизе Алерт»

Анна И. пояснила, что участвовала в поиске Ирины: сначала увидела комментарии в интернете, потом решила выехать в лес. «Мы тонули в снегу, всюду искали. Поняла: чем нас больше, тем больше шанс найти человека!». Евгений Карандашов попал в отряд случайно: «Когда пропала Ира, мы следили за тем, как развиваются события, на рабочем месте (туристический магазин охоты и рыбалки). И одновременно помогали поисковикам: снаряжали их фонариками, термосами. Я сам давно обучался этой специальности, имею навыки по оказанию помощи, но не закончил университет. А попасть в специализированные спасательные организации, бригады очень тяжело. И если мое желание помогать людям реализуется и мои способности пригодятся, будет здорово».

В 21 веке люди не должны погибать

История отряда началась с драматичных событий, случившихся в 2010 году в подмосковном Орехово-Зуево: пятилетняя девочка Лиза Фомкина вместе со своей тетей ушла в лес и не вернулась. Родители девочки заявили в полицию, поиск правоохранителей и МЧС оказался неэффективным. Мощный клич кинули в соцсетях: «Кто может, приезжайте, помогите найти ребенка!». Собралось несколько сотен человек, которые на протяжении десяти дней прочесывали лес. На девятые сутки нашли тетю, которая умерла от переохлаждения, потому что всю одежду отдала ребенку. Через сутки нашли Лизу, ее тоже, к сожалению, спасти не успели. Это было для всех ударом. В сентябрьском лесу, под дождем, столько времени ребенок выживал, а несколько сотен взрослых были где-то рядом, но не могли ему помочь, потому что не имели оборудования, навыков. И тогда все поняли, что в 21 веке дети и взрослые не должны погибать при таких обстоятельствах. Решили, что этим делом надо заниматься серьезно.

Пора бить тревогу, поиску быть!

Как организована поисково-спасательная деятельность и что делать людям, у которых случилась беда? Допустим, потерялся человек, близкие его хватились. Во-первых, отметила специалист по работе с новичками Леся Куграшова, злополучное правило о том, что полиция может принять заявление о пропаже человека только спустя трое суток, это легенда. Вы можете сделать это хоть через 20 минут. Например, если бабушка ровно в 16 часов всегда садится смотреть свой любимый сериал, а уже полпятого, и вы не знаете, где она, пора бить тревогу. Если человек знает о группе «Лиза Алерт», он звонит на горячую линию. Каждую секунду три оператора в разных городах страны сидят на этом номере. Это первые люди, которые сталкиваются с чужой трагедией.

Следующее звено в системе поиска – инфогруппа. Сидя в интернете и на телефоне, представители группы узнают все о потерявшемся: обстоятельства случившегося, что он любит, с кем дружит, чем болеет, взял ли телефон, имеет ли гараж, дачу. Дальше эта информация распространяется в сетях, различных пабликах. И вот, получив полную информацию от «прозвонщиков» и распространителей, руководитель инфогруппы принимает решение: быть поиску или нет? Практически всегда поиск стартует.

Чтобы у этого ребенка было будущее

За позывными «Ворона», «Медведь», «Флейта» стоят обычные люди, которых что-то заставляет часами лазить по болотам и лесам, чтобы найти пропавшего человека; для которых интересы их жизни не ограничиваются только своей семьей и домом. 

Алеся Яблонских не выезжает на поиски, но именно ее голос звучит в телефоне: «Не забудьте, пожалуйста, термос с чаем. Сменная обувь и фонарик обязательны. Будете приезжать на место – регистрируйтесь».

– Для поисковой деятельности нет преград ни в возрасте, ни в мобильности. И не нужно качать головой и думать: как можно все успеть? Мне 43 года, у меня двое детей, я по профессии прораб. У нас есть семьи, в которых по двое, трое, даже пятеро детей. Это координаторы, картографы – и все они тоже находят в своей жизни какой-то кусочек времени для поиска. Отряд «Лиза Алерт» – это часть моей жизни.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector