" /> «Постановочные выборы»: Хаменеи против сторонников Запада
Главная » Политика » «Постановочные выборы»: Хаменеи против сторонников Запада

«Постановочные выборы»: Хаменеи против сторонников Запада

close


Nazanin Tabatabaee/West Asia News Agency/Reuters

В пятницу, 21 февраля, в Иране начинаются парламентские выборы, которые обещают стать самыми неконкурентными в истории. Большую часть противников антизападного курса не допустили, поэтому первое место должно уйти консерваторам. Усиление их позиций сделает курс Тегерана в отношении США и других стран еще более жестким. Чего стоит ожидать от иранских парламентских выборов, в материале «Газеты.Ru».

В Иране стартуют парламентские выборы, которые, как ожидается, станут самой крупной победой сторонников консервативного лагеря. За 290 мест в меджлисе (иранский законодательный орган) будут бороться 7148 кандидатов, хотя изначально в избирательной кампании хотели поучаствовать около 16 тыс. человек.

Традиционных политических партий в Иране нет, политики делятся на три лагеря — реформисты, консерваторы и умеренные.

Первые выступают за сближение с Западом и считаются наиболее либеральными, вторые — ярые сторонники верховного лидера Али Хаменеи и против сотрудничества с западными странами, а третьи являются представителями «золотой середины» между реформаторами и консерваторами.

Консервативный беспредел

В контексте текущей избирательной кампании у реформаторов и умеренных возникли трудности еще на старте — из-за Совета стражей конституции, который проводил проверку всех кандидатов. В этот орган власти входят 12 человек, половину из них назначает Хаменеи, а вторую часть — парламент.

Именно Совет стражей исключил более половины кандидатов из предвыборной гонки, и больше всего от этого пострадали реформаторы с умеренными. Выборы пройдут в 31 провинции, но в некоторых регионах фактически будут представлены только консерваторы. Кроме того, Совет стражей запретил баллотироваться 90 действующим депутатам от реформаторов.

Предстоящие выборы могут стать наименее конкурентными в истории Ирана и больше походят на «назначения». Как отмечал спецпредставитель США Брайан Хук, сегодняшнее голосование будет постановочным, а настоящее якобы прошло в секрете.

Массовая дисквалификация реформистских и умеренных кандидатов, как ожидается, приведет к доминированию консерваторов в парламенте, заявил «Газете.Ru» эксперт клуба «Валдай», старший преподаватель Университета им. Шахида Бехешти (Тегеран) Хамидреза Азизи.

«Парламент, в котором доминируют консерваторы, создаст дополнительные препятствия на пути любого возможного сближения между Ираном и Западом, а также другими странами», — добавил эксперт.

Действия Совета вызвали недовольство президента Ирана Хасана Роухани, который относится к лагерю умеренных. Политик призывал надпарламентский орган власти пересмотреть результаты отбора кандидатов, но получил отказ. В ответ Роухани констатировал, что одобренные Советом претенденты представляют лишь один лагерь — сторонников жесткого курса (консерваторов).

Несогласие президента с действиями Совета стражей, вероятно, указывают на определенные противоречия между Роухани и Хаманеи. Не совсем ясно, как президент собирается развернуть ситуацию в свою сторону, если его срок заканчивается в следующем году. По иранскому законодательству Роухани больше не сможет баллотироваться, а Хаманеи до конца жизни останется главой государства.

Однако усиление консерваторов играет в целом против всех остальных лагерей в Иране. Как ожидается, это отразится и на предстоящих президентских выборах, победителем которых вполне может стать консерватор.

Роухани праздновал победу на выборах в парламент в 2016 году, тогда альянс реформистов и умеренных занял 129 мест в меджлисе. Консерваторы получили 84 мандата, а еще 65 мест ушло «независимым». Это, в частности, помогло президенту успешно избраться на второй срок.

Разочарование народа

Теперь же ситуация поменялась кардинальным образом, по предварительным данным, консерваторы смогут получить большинство в парламенте. Их вероятная победа ознаменует переход к «жесткому курсу», изоляции от Запада и, возможно, ухудшению отношений с другими странами Ближнего Востока. При этом, если реформаторы пришли к власти на волне позитивных событий, то сторонники Хаманеи займут меджлис в достаточно трудный период для Ирана.

Ситуация в стране последовательно ухудшается с 2018 года, после выхода США из сделки по иранской ядерной программы. Вашингтон обвинил Тегеран в нарушении соглашения — разработке оружия массового поражения — и ввел жесткие санкции против республики.

Ограничительные меры наносят серьезный урон экономике Ирана, только в 2019 году она сократилась на 9,5%. Кроме того, в стране систематически растет уровень безработицы и инфляция. В целом действия США разрушили надежду реформистов на сотрудничество с Западом, так как антииранские санкции помешали Европе взаимодействовать с республикой.

Политика «максимального давления» американского лидера Дональда Трампа в итоге сыграла лишь в пользу консерваторов, усилив антизападные настроения в Иране. Однако эйфория продолжалась лишь до ноября 2019 года, когда власти объявили о 33-процентном повышении цен на топливо.

Это решение вызвало массовые народные волнения в Иране, которые за короткий срок охватили практически все регионы страны. Реакция властей на протесты была крайне жесткой, в столкновениях с правоохранительными органами погибли около 1500 человек. Подобное лишь усилило разочарование народа во власти, но возымело действие и погасило протесты.

В начале 2020 года ситуация вновь повернулась в сторону консерваторов, когда американские военные ликвидировали иранского генерала Касема Сулеймани — антизападные настроения вспыхнули в стране с новой силой. На фоне открытой конфронтации с США, иранские власти активно поддерживали выступления против Запада и обещали отомстить Вашингтону.

Впрочем, обострение отношений двух стран в итоге привело к крушению украинского пассажирского самолета над Тегераном. Изначально власти Ирана отказывались признавать свою причастность к катастрофе, но в конечном счете подтвердили, что самолет был сбит «случайно».

Это обстоятельство привело к новым антиправительственным протестам в республике. Сообщения СМИ о том, что Хаманеи приказал скрывать правду о крушении самолета, сделали его главным противником активистов.

Люди неудовлетворены работой как реформаторов, так и консерваторов в нынешнем парламенте, считает Хамидреза Азизи, у многих людей складывается впечатление, что от их голосования ничего не зависит. «Из-за этого ожидается серьезное снижение явки избирателей», — подчеркнул эксперт.

Согласно опросу телеканала IRIB, около 82% респондентов не собираются идти на парламентские выборы. Власти же ожидают, что явка составит не менее 50%.

Вина Трампа?

Аналитики западных изданий расходятся во мнении о том, лежит ли вина за происходящее в Иране на политике «максимального давления» в США. Большинство экспертов сходятся в одном — Вашингтон помог усилению позиций консерваторов.

Появление более жесткого правительства в Иране изначально было в числе главных рисков политики США. Трамп своими действиями фактически увеличил число последователей антизападного лагеря, мешая Тегерану развивать сотрудничество с другими странами с помощью санкций.

Ирония в том, что президент США в своих заявлениях говорит о том, как стремиться «изменить поведение Ирана» в лучшую сторону. Но в итоге, наоборот, заставляет Тегеран перейти к более радикальному политическому курсу.

Впрочем, только США нельзя обвинять в провале реформистов и умеренных в Иране. Духовенство республики последовательно ограничивает реформистскую политику и сужает политический спектр еще со времен Исламской революции 1979 года. Тот же Совет стражей планомерно сокращает неугодных кандидатов перед каждыми выборами в республике, хотя в этот раз он поставил рекорд.

«В этом виноваты не только запреты Совета стражей или давление США, а также разочарование народа в работе правительства. При этом усиление консерваторов в парламенте может стать прелюдией к дальнейшему укреплению их позиций на президентских выборах. Поэтому нам стоит ожидать гораздо менее компромиссной внешней политики Ирана в будущем», — резюмировал Хамидреза Азизи.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector