Не пропускать
Главная » Регионы » Казань » Повелители «мертвых»: топ-20 арбитражных управляющих Татарстана

Повелители «мертвых»: топ-20 арбитражных управляющих Татарстана

Кураторы банкротств о руководящей руке Семина, жалобах Мусина, спасении «Вамина» и «Сувара», а также рисках самому оказаться банкротом

«Часть из нас убьют, часть посадят, а часть сама уйдет из профессии», — вот такую мрачную перспективу для арбитражных управляющих нарисовал один из их представителей. Невзирая на риски, это все более востребованная профессия как в Татарстане, так и в России в целом. «БИЗНЕС Online» с помощью экспертов отобрал топ-20 управляющих имуществом миллиардеров, самых опытных арбитражников и тех, кто готов за скромное вознаграждение помогать очиститься от долгов обычным гражданам.

Повелители «мертвых»: топ-20 арбитражных управляющих Татарстана

«НА ПРИБЫЛЬНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ АБЫ КОГО НЕ НАЗНАЧАТ»

По закону кандидата в арбитражные управляющие определяет саморегулируемая организация, которую, в свою очередь, выбирает собрание кредиторов. У самих арбитражных управляющих на этот счет такое мнение: «Назначают, очевидно, того, к кому есть доверие». В первую очередь, здесь играют роль связи и опыт: «На прибыльное предприятие абы кого не назначат». Правда, участники рынка рассказывают, что в некоторых СРО якобы есть такая практика: арбитражному управляющему предлагают заплатить за назначение 10-15 тысяч рублей.

Другие замечают, что опыт позволяет проводить процедуру банкротства чисто технически, а остальное сильно зависит от внешних причин. К примеру, когда банкротят крупное предприятие, у властей, как правило, есть определенные пожелания, как это должно происходить. Арбитражному управляющему нужно уметь подстраиваться под политическую конъюнктуру.

И, конечно же, хорошего арбитражного управляющего должны знать в профессиональном сообществе, у него должны быть имя и репутация. Самое «сладкое», как и в любой профессии, забирают себе известные, раскрученные персоны. За одним исключением: если основной кредитор — банк. «Не работая с банковской системой, я к такому предприятию даже близко не подойду. У меня нет никаких шансов быть назначенным в его арбитражные управляющие, потому что там рулит большой кредитор. Может быть, иногда арбитражник и не имеет опыта, просто за ним стоят какие-то влиятельные фигуры», — рассказывает один из управляющих, пожелавший остаться неназванным. Зачастую управляющий крупным банкротящимся предприятием или банком — это темная лошадка, о которой никому ничего не известно. 

«О „своих“ арбитражных управляющих приходится слышать регулярно, — признает один из участников рынка. — Подразумеваться под этим может разное. Например, что кто-то платит деньги управляющему за лояльность, так сказать, мимо кассы. Но это вовсе не обязательно».

Что для арбитражного управляющего считается самым вопиющим проступком? Они сами определяют это так: «Брать вознаграждение у какой-либо из сторон, либо воровать деньги или имущество из конкурсной массы».

«Среди арбитражных управляющих всегда были те, кто хочет „пошакалить“. Они и создали негативный имидж этой профессии», — сожалеет арбитражный управляющий Рамиль Валиуллин (входит в СРО ПАУ «Содружество»). 

Зарабатывают арбитражные управляющие по-разному. Их вознаграждение состоит из фиксированной суммы (25-45 тыс. рублей в зависимости от процедуры) и процентов от удовлетворенных требований кредиторов. Многие управляющие банкротят «физиков», собирая копеечку к копеечке  — за каждого гражданина-банкрота управляющему полагается единовременная выплата, а не ежемесячная «зарплата», как при банкротстве юрлиц. Другие предпочитает один раз провести банкротство крупной организации и хорошо заработать на процентах от возвращенного долга. Есть те, кто получает за одну-единственную процедуру сопровождения банкротства 50-70 млн рублей. Значительная часть управляющих просто берет числом — по 10-20 «пустых», без какого-либо имущества должников, получая с каждого фиксированное вознаграждение. 

Сейчас предприимчивые люди во многом уходят из этой профессии: не та рентабельность. «Когда мы начинали работать арбитражными управляющими, вознаграждение в 30 тысяч рублей составляло тысячу долларов. Сегодня это уже гораздо меньшая сумма. Да и ту еще нужно получить», — комментируют ситуацию на рынке сами арбитражники.

Повелители «мертвых»: топ-20 арбитражных управляющих Татарстана

птенцы гнезда АЛЕКСЕЯ СЕМИНА

Рамиль Валиуллин, работавший ранее в Агентстве по делам о несостоятельности минземимущества РТ, вспоминает: в конце 1990-х — начале 2000-х было много банкротных предприятий и достаточно мало арбитражников. Львиная их доля была настроена против главы Комитета РТ по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению периода 1999–2005 годов, а ныне опального олигарха Алексея Семина. Последний сделал сильный ход, предложил: «Чем с ворами работать, давайте обучим людей». Дополнительная помимо профильного образования учеба каждого арбитражника при Семине шла 2-3 месяца. До Семина среди арбитражных управляющих, как рассказывают они сами, кого только не было: и бывшие преподаватели, и военные. 

По мнению арбитражного управляющего из СРО ААУ «Евросиб» Марии Мишиной (№15 в нашем рейтинге) Семин сыграл огромную роль в становлении пула арбитражных управляющих в Татарстане и организации их работы. «У нас были дополнительные обучающие курсы с психологическими тренингами, кадровым аудитом, навыкам работе в команде», — вспоминает она. 

При Семине была жесткая политика: в республику не пускали чужие СРО. Тогда в Татарстане работало 150-200 арбитражных управляющих и единственная саморегулируемая организация — Союз СРО ГАУ. Многие из ныне действующих арбитражных управляющих — выходцы из нее. «Они свергли власть Семина и ушли. Создали здесь филиалы других СРО и начали работать. СРО ГАУ ныне уже не имеет прежнего веса на рынке», — объясняет другой наш собеседник из числа арбитражных управляющих.

Не все в восторге от работы будущего магната недвижимости. «Семин нам в чем-то содействовал, но больше всего он содействовал себе: по состоянию на 2009–2010 год он сконцентрировал в своих руках столько недвижимости как никто другой. Но, безусловно, при нем мы имели возможность решать возникающие проблемные вопросы, — отмечает другой наш собеседник. — Как точно выразился мой коллега: «Раньше у нас был свой чиновник, а потом его не стало». 

Арбитражных управляющих, которые ныне работают в Татарстане, можно условно разделить на несколько групп. Это арбитражники первой волны, которые работали еще при Семине. Вторая волна — управляющие, которые также имеют немалый опыт, но пришли в эту сферу чуть позже. Третья волна — молодежь. Сейчас армию арбитражных управляющих пополняет новая, четвертая волна — совсем молодые управляющие, которые выбрали эту профессию, как выразился один из участников рынка, «неизвестно почему». Большинству арбитражников первой волны сейчас уже под 70 лет. «Арбитражные управляющие среднего возраста, которые были в то время (при Семине) помощниками, в настоящее время стали основной движущей силой в этой профессии в Татарстане», — говорит Мария Мишина.  

«нас реально начали убивать»

Сегодня в Татарстане работает большое количество арбитражных управляющих, имеющих членство в саморегулируемых организация разных регионов страны. Это одна из самых зарегулированных с точки зрения закона профессий, что, однако, не мешает ей быть весьма маневренной. Кстати, закон о банкротстве дает возможность кредиторам проводить раздел имущества самостоятельно, без участия назначаемого судом управляющего, но такая практика в России практически не используется. Привлечение арбитражника — фактически обязательная процедура, при этом каждый кредитор стремится продвинуть в управляющие свою кандидатуру.

В последние годы все больше СРО заявляют, что арбитражные управляющие становится мишенью в яростных конфликтах кредиторов и предприятий-банкротов, а также страдают от судебных наказаний вплоть до дисквалификации. Арбитражник подвергается многим опасностям, в том числе угрозе своему здоровью и даже жизни, поскольку решает подчас судьбу миллиардов рублей. «У нас профессия абсолютно беззащитная, нас реально начали убивать. Может сложиться такая ситуация, что часть из нас убьют, часть посадят, а часть сама уйдет из профессии», — заявил на конференции «Федресурса» по банкротству 28 марта этого директор Воронежского филиала СРО «Авангард» Игорь Вышегородцев.

Все это лишь доказывает значимость работы арбитражных управляющих: делить крупные и лакомые активы доверят не каждому. Рынок весьма сложен, а грамотные специалисты — на вес золота. Татарстан не исключение.

Повелители «мертвых»: топ-20 арбитражных управляющих Татарстана

Методология составления рейтинга

«БИЗНЕС Online» составил первый рейтинг наиболее активных профи на рынке банкротств Татарстана, учитывая их опыт, размеры активов под управлением и неформальное влияние. Для этого мы пообщались с полутора десятком управляющих, работающих в республике. 

Первый и самый главный критерий отбора — масштаб обанкроченных предприятий. «У крупных предприятий значительно больше и кредиторов», — говорит арбитражный управляющий Елена Рогожкина (номер два нашего Топ-20, член Союза АУ «Возрождение»). Конечно, влияет не столько число кредиторов, сколько совокупный размер реестра их требований. 

Второй показатель — число проведенных арбитражником банкротных процедур. У управляющего, так же, как у хорошего хирурга, должна быть богатая практика: говорят участники рынка. Люди этой профессии во многом индивидуалисты, тем не менее, это командная работа. «Есть управляющие, которые работают чуть ли не у себя на кухне, ведут за раз по три процедуры. А есть и те, кто подходит к этому как к крупному бизнесу, нанимает штат юристов, консультантов», — отмечает один из активных участников банкротного процесса. 

«Арбитражный управляющий не должен быть психом-одиночкой», — говорит его коллега Екатерина Бурнашевская (№7 рейтинга). — Необходима слаженная команда, которая всегда может его поддержать (управляющему может понадобиться и кладовщик, и программист, и юрист, и организатор торгов и т. д.). Сам управляющий должен быть, прежде всего, руководителем. «Взыскать дебиторскую задолженность предприятия, у которого 5-10 контрагентов, я могу и сам. Но если это крупный холдинг с большим числом юрлиц и неимоверным количеством контрагентов, нужно привлекать команду специалистов», — соглашается Сергей Сергеев (№ 20) из СРО ААУ «Евросиб».

Арбитражный управляющий, член СРО арбитражных управляющих Центрального федерального округа Сергей Кондратьев (пятое место в Топ-20) добавляет третий критерий — соотношение удовлетворенных и неудовлетворенных жалоб на управляющего в судах. 

«Как оценивать работу арбитражного управляющего? По результату. Чтобы на месте обанкроченного предприятия не осталась выжженная пустыня:  сохранилось какое-то производство», — подводит итог критериям эффективности арбитражников один из старожилов рынка Шамиль Гарипов (№6).

Повелители «мертвых»: топ-20 арбитражных управляющих Татарстана

«КЛУБ» управляющих имуществом Мусина, Королькова, лИвады и прочих VIP-банкротов 

Самый известный арбитражный управляющий в Татарстане — это уже упомянутый Сергей Кондратьев. Он один из старожилов рынка, работал еще у Семина в комитете по банкротству. Причина его долгого нахождения на арбитражном Олимпе связана с масштабом предприятий, которые он банкротил: это, например, судоходная компания «Татфлот» (процедура растянулась на 1999–2007 годы) или ОАО «ВАМИН Татарстан» (2013-2016). 

Повелители «мертвых»: топ-20 арбитражных управляющих Татарстана

Именно Сергей Витальевич завершал банкротство ООО «Туган Авылым», построенного бенефициаром некогда влиятельной бизнес-империи «Нур-1» Маннафом Сагдиевым ресторанного комплекса  в стилистике татарской деревни в центре Казани. «Кондратьев в профессии с 90-х годов. Это о многом говорит», — отмечает руководитель его СРО Шамиль Гарипов.

Впрочем, с этим мнением согласны не все. «Кондратьев управляющий хороший, но не самый-самый. Просто он везучий и имеет связи во властных структурах», — заметил на условиях анонимности один из участников рынка.  Напомним: Сергей Витальевич и сам ходил во власть: в 2007 году был замруководителя исполкома Казани по земельным и имущественным вопросам, а в 2011–2013 годах — депутатом Казгордумы. Заметим, что в крупных банкротствах с политическим окрасом свобода «творчества» арбитражного управлющего ограничена — например, в том же банкротстве «Вамина» первую скрипку играл скорее мобилизованный для этой миссии из аппарата президента РТ Марат Муратов.

Повелители «мертвых»: топ-20 арбитражных управляющих Татарстана

Интересно, что открытом доступе есть три жалобы на Сергея Кондратьева — Росреестр пытался привлечь его к ответственности в связи с делом ВАМИНа. Сначала из-за того, что своевременно не взыскал 16,8 млн рублей дебиторской задолженности, но Кондратьева не привлекли за истечением срока давности. Во второй раз арбитражника обвинили в том, что он не принял мер по оценке и реализации имущества в залоге у Татагропромбанка. Но, как констатировал суд, Кондратьев устранил нарушение еще до составления протокола. В итоге: освободили от ответственности в связи с малозначительностью, ограничившись устным замечанием. В третий раз Кондратьев якобы не все, что мог, сделал для сохранности имущества агрохолдинга. Но суд пришел к выводу, что все дело в особенностях банкротства «ВАМИНа» — большой объем имущества, территориальная отдаленность объектов.

Несмотря на былые заслуги, первое место в своем ТОП-20 эксперты неожиданно отдали не Сергею Витальевичу, а его сыну Ивану Кондратьеву — члену той же СРО, который сейчас ведет банкротство четырех предприятий и одного физлица в Татарстане. Совокупный реестр требований кредиторов к находящимся сейчас под его управлением должникам приближается к 5 млрд рублей. Чего стоит только ООО «Сувар-Девелопмент» — как рассказывал «БИЗНЕС Online», у оставленной на растерзание кредиторам компании нашлось активов на 5,7 млрд рублей. Несмотря на то, что Иван Кондратьев по сравнению с некоторыми своими коллегами недавно в строю, с него уже пытались взыскать 2,7 млн рублей убытков. Такой иск поступил в Арбитражный суд РТ от жителя Уссурийска Дмитрия Ворожбита. Впрочем, до рассмотрения дело не дошло: в мае этого года истец отказался от своих требований.

Кстати, и сам Кондратьев-старший заявил «БИЗНЕС Оnline», что сейчас он скорее наставник, нежели непосредственный участник банкротных процессов. По-видимому, он имел в виду как раз сына Ивана. «Направляю, учу. Есть пара „физиков“, но это больше для разминки ума», — отметил он. К моменту публикации этого материала у Кондратьева-старшего в активе и вовсе остался один банкрот — физическое лицо. Зато какой! Это бенефициар компании «Сувар» Евгений Корольков. Благодаря ему одному Сергей Витальевич также остался в клубе управляющих банкротами-миллииардерами. Требования кредиторов к Королькову потянули более чем на миллиард рублей.

Повелители «мертвых»: топ-20 арбитражных управляющих Татарстана

Занявшая в нашем рейтинге второе место Елена Рогожкина родом из Удмуртии и является членом московской СРО «Союз арбитражных управляющих «Возрождение», но она очень активно работает в Татарстане. Высокое место оправдано тем, что в настоящее время Елена Александровна ведет банкротство примерно десятка компаний, близких к лопнувшему «Татфондбанку». Но главное: она управляет имуществом самого известного в РТ банкрота-физлица — бывшего предправления Роберта Мусина. Размер требований кредиторов к нему относительно скромен —  564,05 млн рублей. Запросы кредиторов были гораздо выше: так, в марте этого года Арбитражный суд РТ отказал конкурсному управляющему Татфондбанка — АСВ — во вхождению в реестр кредиторов Роберта Ринатовича с суммой в 21,5 млрд рублей.  

Кстати, Роберт Ренатович очень недоволен своей управляющей: в июне–июле он подал на Елену две жалобы. Мусин обвиняет ее в бездействии и ненадлежащем исполнении обязанностей финансового управляющего. Она якобы необоснованно привлекает помощников, не оформляя с ними договор и не отражая их гонорары в отчетах. Вообще необоснованное расходование денежных средств и неоправданное привлечение специалистов — традиционно главная претензия к арбитражникам. 

Повелители «мертвых»: топ-20 арбитражных управляющих Татарстана

У Евгения Бурнашевского (№3 рейтинга) нагрузка тоже неслабая: 10 юрлиц, пять из которых в РТ, включая такие небезызвестные компании как «Союзшахтоосушение», «Трак-Центр Казань» и «Реал Групп». А, кроме того, 16 «физиков», 13 — татарстанцы. В целом у Евгения порядка 45 завершенных банкротств физлиц. Совокупный реестр кредиторов его банкротов впечатляет: 2,02 млрд рублей. 

Владимир Белов (четвертый в нашем списке)  член Саморегулируемой организации «Ассоциация Евросибирская саморегулируемая организация арбитражных управляющих» — из совсем недавнего пополнения. Вступил в СРО в 2018 году. Он бывший налоговик и по отзывам коллег, обладает хорошими знаниями. «Это качественное молодое пополнение», — характеризуют его на рынке. Сейчас он ведет банкротство трех юрлиц (одно — в РТ) и трех «физиков», один из которых из Татарстана. Самое примечательное, что именно Белов — финансовый управляющий главы группы компаний «Фон» Анатолия Ливады. Последний также имеет долги с девятью нулями: размер реестра кредиторов перевалил за миллиард рублей (1,13 миллиарда).  

Повелители «мертвых»: топ-20 арбитражных управляющих Татарстана

По-прежнему в строю и Шамиль Гарипов (№ 6). Руководитель филиала СРО, в которую входят Сергей и Иван Кондратьевы, в 2009–2011 годах вел громкое банкротство (от наблюдения до конкурса) строительной компании «Оримекс-Сувар». Затем банкротил трастовую компанию «Казжилгражданстрой» и основателя строительной компании «Стройиндустрия» Айдара Шарифуллина. Сейчас он отвечает за  банкротство пяти юрлиц, три из которых — в Татарстане. В том числе конкурсное производство некогда очень крупной торговой фирмы «Автомир». Буквально в июне был назначен временным управляющим елубужского ООО «Евроальянсстрой». Совокупный реестр требований кредиторов «его» предприятий также больше 1 млрд рублей.

Супругу Евгения Бурнашевского Екатерину Бурнашевскую, коллеги оценивают как «очень грамотную девушку», которая опытна в профессиональном плане. Бурнашевская получила боевое крещение, став в 2013 году конкурсным управляющим ООО «Нур-1» Маннафа Сагдиева. Жаловавшиеся на нее кредиторы тогда дошли до Верховного суда РФ. Бурнашевскую в конце концов даже отстранили от обязанностей конкурсного управляющего, взыскав при этом 1,78 млн. рублей убытков. Кроме того, она была конкурсником известной в РТ швейной фабрики «Адонис». На исходе прошлого года завершила конкурсное производство ООО «Алабуга-Моторс» чистопольского бизнесмена Сергея Исаева (резидент ОЭЗ «Алабуга» планировал собирать легковые китайские автомобили Dongfeng и Zotye. Совокупный  реестр «ее» предприятий весьма близок к миллиарду (942, 56 млн рублей).

Повелители «мертвых»: топ-20 арбитражных управляющих Татарстана

Сейчас в ее производстве банкротные процедуры четырех юрлиц (3 из них татарстанские) и одного «физика». Так, она конкурсный управляющий крупной автозаправочной компании «ОйлТэк» из Зеленодольского района, торгового дома «Автоснабцентр» из Набережных Челнов (продавец запчастей КАМАЗ, официальный дилер и поставщик нескольких десятков самых известных российских производителей запчастей) и несостоявшегося многопрофильного оптово-логистического комплекса ООО «Агромир Казань», учредителем которого выступила Национальная продуктовая компания, связанная с членом Совета Федерации, президентом Национальной ассоциации оптово-распределительных центров Сергеем Лисовским.

Андрей Урлуков (№ 8 из СРО ААУ «Евросиб») — арбитражный управляющий «третьей волны». Работает с 2007 года. У него тоже много предприятий: 11 в разных регионах и 2 «физика». К нашей республике имеют отношение только 7 «юриков». В их числе печально известная фирма «Свей» Рашида Аитова и ООО «Клюкер» (завод «Ключищенская керамика») Анатолия Ливады. Место в первой десятке нашего ТОП-20 ему обеспечено: реестр кредиторов одного только «Клюкера» равен 858,29 млн. рублей. 

У девятого в списке Ильфара Сабирова (входит в Союз «Саморегулируемая организация арбитражных управляющих Северо-Запада»), некогда банкротившего известное еще с 30-х годов прошлого века производственное предприятие «Швейник», АО «Татплодовощпром» и совхоз «Нармонский», сейчас работы по сравнению с некоторыми коллегами, может быть, и не так много: всего 5 юрлиц и трое «физиков». Однако, это как и прежде, широко известные компании. К примеру, ООО «Дрожжановский элеватор». Сабиров пытался признать недействительными сделки должника с рядом компаний на общую сумму в 1,9 млрд рублей. Кроме того, два застройщика — «Стройком» и одна из «дочек» материнской компании Анатолия Ливады «Фон-Ривьера». Сабиров даже вышел в суд с ходатайством о передаче дольщикам ЖК «Солнечный город» квартир. Впрочем, со «Стройкомом» ситуация не менее сложная. Ильфар Сабиров также ведет банкротство Надыра Хайруллина — осужденного на 3,5 года колонии за мошенничество экс-депутата Казгордумы.

Одни из высоких результатов и у Александра Леонова (№11) из Ассоциации СРО АУ «Меркурий». Сейчас в его производстве 23 юрлица и 14 «физиков». Из них в РТ 16 предприятий и 13 физлиц. В том числе такие именитые как основатель логистической (крупнейшей в России) ГК «Смайл» Виталий Тимуца. К слову, размер реестра кредиторов последнего составляет 3,9 млрд рублей.   

Весьма продуктивен и Ирек Шакиров (№13) из Союза СРО АУ Северо-Запада. Сейчас в его производстве 16 банкротных процедур: 14 юрлиц и двое физлиц. Из них 11 в Татарстане. В их числе дочка «Ак Барс» банка ООО «Банковский долговой центр». 12-я, ООО «Фирма «Смайл» Виталия Тимуцы, хотя и банкротится в Марий Эл, имеет к нашей республике непосредственное отношение. Один из двух «физиков» тоже наш — это дочь бывшего министра транспорта РТ и вице-премьера Владимира Швецова Элина Шайер.  

Тезка и однофамилец экс-премьера РТ Ильдар Халиков (№14) из СРО Союз арбитражных управляющих «Правосознание» до недавних пор был финансовым управляющим старшего из братьев Губайдуллиных — Рашита (до 2010 года — первый зампред банка «Зенит», до 2005 года входил в состав набсовета «Ак Барс» банка), но буквально в июне отказался от этой миссии. В его производстве 6 процедур банкротств юрлиц (5 из них в Татарстане) и двух «физиков» (оба в нашей республике). 

В этом году Халиков завершил процедуры банкротства 6 организаций и одного физлица (главы казанского ООО «Консультационный центр «Совет» Ляли Идиятуллиной). В числе юрлиц — как минимум три компании, так или иначе связанные с Робертом Мусиным. Во-первых, принадлежащее ему ООО «Аида-Р», во-вторых, экс-акционер ТФБ ООО «Селена-Синтез» (ей некогда принадлежало 13,2% уставного капитала) и бывший акционер другого банка пула Мусина ОАО «Татагропромбанка» ООО «Реал-Истейт» (владел 9,9%). С учетом того, что банкротство старшего Губайдуллина в 2016 году инициировал тот же ТФБ, Халиков, вероятно, близок к его главному бенефициару,  ныне находящемуся под домашним арестом. 

Повелители «мертвых»: топ-20 арбитражных управляющих Татарстана

БЕРУТ И УМЕНЬЕМ, И ЧИСЛОМ   

Член крупнейшей в России ассоциации СРО «Меркурий» Сергей Лашкин (№ 10 рейтинга) в свое время банкротил фирму «Искандер» основателя компании «Александр ЛТД» Александра Сергеева и Альдермышский молочный завод. Был конкурсником ОАО «Татвториндустрия». Но в историю вошел как арбитражный управляющий, пострадавший по работе: в сентябре 2016 года его задержали и поместили в СИЗО. На тот момент он был конкурсным управляющим печально известной фирмы «Свей» (утвердили в августе 2012 года) Рашида Аитова. Официальная версия не была озвучена, а говорят разное: за действия в интересах бывшего собственника, по многочисленным жалобам кредиторов, из-за того, что не угодил одному, но крупному кредитору из числа кредитных организаций…

Одни его коллеги считают, что «побывать в СИЗО из-за предприятия сомнительный плюс». Другие убеждены, что он просто оказался заложником ситуации. Как бы то ни было, дело в отношении Лашкин прекратили и сегодня он не сидит сложа руки — ведет процедуры четырех предприятий, трех — в РТ. Среди них ООО «ФАН-24» развлекательный комплекс на ул. М. Гафури в Казани с аквапарком и окенариумом, который арбитражнику пока не удается продать. В марте этого года Fun24 выставляли на продажу за 1,3 млрд рублей. Совокупный реестр кредиторов банкротящихся под управленим Лашкина предприятий составил 502,35 млн рублей.  

Мария Мишина также работала еще при Семине. В 2001 году стала помощником арбитражного управляющего (по образованию она юрист). С 2005 года работает самостоятельно. Мишина подсчитала, что участвовала в проведении около 400 банкротных процедур (в том числе как помощник), включая другие регионы: Москву, Челябинск, Киров, Уфу. 

Среди них были и крупные предприятия. К примеру, завод «Эластик» в Нижнекамске (как помощник арбитражного управляющего Рустема Нагимова, который ныне работает в правительстве Москвы). «Предприятие сохранило производственную и финансовую деятельность. Т. е. процедура банкротства благодаря замещению активов не привела к его ликвидации. Как и на большом подмосковном заводе „Вистекс“. Завод вместе со всем оборудованием и земельным участком был реализован с торгов. У него сменился собственник, но деятельность и рабочие места сохранены», — подчеркивает Мишина. Прошло через процедуру банкротства и СХПК «Шушма» (ведет историю с 1937 года!) из Балтасинского района, в котором числилось 150 работников из трех деревень. бывший колхоз был реализован единым лотом для того, чтобы сохранить имущественный комплекс: коровники, свинарники, тракторы. После инвестиций нового владельца продолжает работу.

Сейчас Мишина ведет банкротство шести юрлиц и пяти «физиков» (все из РТ). В том числе ООО «Свиягастрой» (контролирующий владелец — супруга Равиля Зиганшина Светлана). Совокупный реестр кредиторов предприятий под управлением Мишиной приближается к полмиллиарду: 452,6 млн. рублей. 

Алмаз Сабитов (№16), который еще в 2004 году стал членом Союза арбитражных управляющих «Авангард», арбитражник-стахановец: сейчас у него в работе 16 юрлиц и 15 «физиков». Причем, Сабитов, можно сказать, не ходит на сторону: за исключением одного физлица, все процедуры осуществляет в республике. Именно он проводил конкурс в ООО «Реклама-Центр» из Набережных Челнов (крупнейшее предприятием в регионе, специализирующееся на производстве всех видов наружной рекламы), ставшего фигурантом громкого бизнес-противостояния с редакцией «Челны Лтд» за бизнес-центр. А сейчас в руках Сабитова судьбы Васильевского стекольного завода и Чистопольского элеватора.

Без устали трудится и Марат Шарипов (№17) из САУ «Авангард», в которую вступил еще в 2007 году. Ныне он ведет одновременно 36 процедур банкротств (как юрлиц, так и физлиц) по всей стране. Из них 15 юрлиц и 9 «физиков» в родном Татарстане. Громких имен среди его клиентов особенно не замечено, но объем работы впечатляет.

Повелители «мертвых»: топ-20 арбитражных управляющих Татарстана

борцы с «мафией» И альтруисты, «сгоревшие» на работе

Салих Султанбиков (18-й в Топ-20) — член Некоммерческого партнерства «Сибирская гильдия антикризисных управляющих» — яркая и почти легендарная личность. Он стоял у истоков самой первой саморегулируемой организации в РТ —  СРО «ГАУ» (с 2002 года был ее учредителем). По иронии судьбы в 2016 году налоговая потребовала его личного банкротства из-за того, что Султанбиков, будучи конкурсным управляющим ОАО «Бугульминский мясокомбинат», 12 лет держал предприятие на плаву вместо того, чтобы распродать, и все это время тратил деньги на юристов. Сам управляющий объяснил это тем, что все эти годы бился с «мафией» и не давал отравить Бугульму аммиаком. Старожил рынка по-прежнему активен. Сейчас у него в работе 6 юрлиц (3 из них в РТ) и 8 «физиков» — только трое из нашей республики. В их числе Ирина Кузьмина, супруга владельца обанкротившейся «Галереи вин» Якова Цейнштейна. Султанбиков был «выбит» из управляющих Ливады. 

Юлия Афанасьева (№19) из Ассоциация «Саморегулируемая организация арбитражных управляющих ЦФО», по словам руководителя ее филиала Шамиля Гарипова, проводит больше всех банкротств физлиц в Татарстане а, может быть, даже в России. Она на них специализируется. «Работает с народом. В этом ее и ценность. Олигархи, возможно, еще что-то заплатят, а тут чистый альтруизм», — отмечает он. По состоянию на май этого года у Афанасьевой, по ее словам, была в производстве 81 процедура банкротства!

Замыкающий рейтинг Сергей Сергеев — один из арбитражных управляющих первой волны, начинал карьеру в 2003 году в комитете по банкротству Семина (юрист по образованию). В свое время был помощником старейшего арбитражного управляющего РТ Виктора Осипова. Последний, ныне уже пенсионер, проводил процедуру банкротства например, на казанском валяльно-войлочном комбинате «Валком». Сергеев же банкротил скандально известное ООО «Софт-Трейд» — с долгом в 2,7 млрд рублей и уголовными делами. «Мне советовали не соваться в это дело», — вспоминает он. Подавали жалобы, но их разбор показал, что «чисто технически все было в полном порядке». 

Вел процедуру банкротства ООО «Медиа-сервис» (она владела автосалоном Honda на Космонавтов, 71 в Казани), имевшей непосредственное отношение к создателю группы «Таттранском» Ильдару Зиннурову. В итоге Сергеев прекратил дело о банкротстве «Медиа-Сервиса» за недостаточностью средств для проведения процедуры. И как недовольные кредиторы ни оспаривали это решение, дойдя до самой высшей судебной инстанции, отменить его им не удалось.

Сейчас Сергеев не сильно занят: ведет банкротство одного юрлица и одного «физика». Но много занимается общественной и просветительской работой. Возглавляет некоммерческое профессиональное объединение арбитражных управляющих Поволжья, член общественного совета при управлении Росреестра и зампредседателя общероссийского профсоюза арбитражных управляющих ОРГ ПАУ.

ОТ СУМЫ И ДО ТЮРЬМЫ

По мнению Мишиной, арбитражный управляющий — это кризис-менеджер. С ней соглашается Шамиль Гарипов: «Тот же „ВАМИН“ могли разобрать на металлолом, но он работает, просто поменял собственника. „Татфлот“, который в свое время банкротил Кондратьев (старший — прим. ред.), после его ухода тоже не прекратил существование. И после меня, представляете, „Сувар“ еще что-то строит. А мог и не строить. Для этого даже не нужно было стараться».

Огромные суммы, стоящие на кону, и судьба подчас системообразующих предприятий делает работу арбитражников весьма стрессовой, а иногда и опасной. Случаи, когда арбитражные управляющие сами оказываются под следствием, хотя и не часты, но не единичны. К примеру, автовокзал «Южный» (принадлежал ЗАО «Холдинговая компания «Республиканское объединение автовокзалов и автостанций» бывшего министра транспорта и бывшего же вице-премьера РТ Владимира Швецова) стоил карьеры конкурсному управляющему Вакилю Абдрашитову. Как рассказывал «БИЗНЕС Online» его подозревали в особо крупном мошенничестве — продаже автовокзала известному казанскому перевозчику «Буревестник» вдвое-втрое дешевле его стоимости в ущерб кредиторам. В итоге в списках членов своей СРО Абдрашитов больше не состоит.

В феврале прошлого года «БИЗНЕС Online» рассказывал о том, что в Татарстане был отправлен под домашний арест гендиректор союза арбитражных управляющих «Правосознание» Рифат Габтрахманов. Следственный комитет возбудил в отношении него дело по статье «Коммерческий подкуп в особо крупном размере». Фабулу дела связывали с ООО «Открытие», конкурсным управляющим которого был назначен Габтрахманов.

А буквально недавно стало известночто у правоохранительных органов возникли вопросы к банкротству Татреспотребсоюза, которое завершилось еще 7 лет назад. Его рыночная стоимость была оценена в 24,8 млн рублей, а в ходе конкурсного производства удалось получить только 15,4 млн рублей. Требования кредиторов третьей очереди были погашены менее чем на треть. По данным источников «БИЗНЕС Online», СК возбудил уголовное дело о злоупотреблении полномочиями и мошенничестве в отношении Альберта Хайрутдинова — конкурсного управляющего Татпотребсоюза. 

Повелители «мертвых»: топ-20 арбитражных управляющих Татарстана

АРБИТРАЖНИКИ-ВАРЯГИ

И напоследок — про «варягов». Мы не включили в рейтинг арбитражных управляющих по ряду знаковых для Татарстана банкротств по той причине, что эти профессионалы привлечены, как правило, федеральными структурами и никак не связаны с республикой. Они выполняют в РТ по большей части единичные заказы. К примеру, банки банкротит АСВ, и агенство приводит в регионы своих арбитражных управляющих из Москвы, Санкт-Петербурга и других городов.

Иногда «варягов» из-за пределов республики могут привлекать и для чистоты процедуры. Местные, татарстанские, управляющие могут быть подвержены разного рода влияниям или просто боятся вести банкротство того или иного предприятия или известной персоны. «На моей памяти было два случая, когда казанские управляющие отказывались брать должников просто потому, что опасались каких-то проблем для себя лично», — рассказывает один из неместных арбитражников. 

В числе наиболее известных «варягов», конечно, представитель АСВ Василий Столбов, который банкротит в Татарстане Татфондбанк, ИнтехБанк, Спурт Банк и Татагропромбанк. Всего же юрист из Удмуртии ведет банкротство целой дюжины банков по всей стране. Впрочем, его роль, по словам наших собеседников, скорее формальная, реально все значимые решения вырабатываются и принимаются в Москве — или в самом АСВ, или в компании «Вектор права», которая за солидное вознаграждение сопровождает все судебные процессы.  В этом же ряду петербуржец Михаил Павлов, финансовый управляющий осужденной экс-главы Спурт Банка Евгении Даутовой и конкурсник одного из активов Равиля Зиганшина — компании «Татдорстрой». А москвич Глеб Медведев — финансовый управляющий зятя Роберта Мусина Айрата Гилязова. Конкурсный управляющий «КЗСК-Силикон» Аркадий Черкасов тоже москвич. К слову, в в 2003 году Черкасов был №1 в тройке арбитражных управляющих для проведения банкротства НК «ЮКОС», но «Роснефть» заявила ему отвод.

***

По традиции просим читателей не относиться к итоговой таблице, как к истине в последней инстанции. Главным ориентиром для нас были не количественные показатели, а экспертные оценки, которые по определению субъективны. Свое мнение каждый может высказать в комментариях к материалу — оно будет учтено при составлении следующей версии рейтинга.

Повелители «мертвых»: топ-20 арбитражных управляющих Татарстана

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector