Главная » Регионы » Казань » Пришел Май: у НАСКО – опять новый хозяин

Пришел Май: у НАСКО – опять новый хозяин

У москвичей, которым Ринат Хайров благополучно продал страховую компанию, отзывают лицензии. Время менять кожу?

Татарстанская страховая компания «НАСКО» вновь сменила владельца. Московская группа «Опора», купившая более 84% актива осенью 2017 года, успела раздать свои страховые портфели и попрощаться с лицензией, а СК «Ангара», которую структуры «Опоры» купили и хотели развивать частично под брендом «НАСКО», потеряла лицензию 1,5 месяца назад. Сейчас НАСКО практически на 100% продана группе инвесторов во главе с известным финансистом Александром Маем. Сумеет ли он вытянуть ее из убытков?

Пришел Май: у НАСКО – опять новый хозяин

наско ПОШЛА ПО РУКАМ

Об изменениях в составе владельцев страховщик предупредил еще 26 апреля, а сообщил о совершенной сделке 13 мая. Однако изначально говорилось, что Александр Май купит не более 10% акций НАСКО, а группа инвесторов в ближайшее время доведет свой пакет акций до блокирующего. Однако в итоге все оказалось куда масштабнее: Май и группа инвесторов приобрели контроль над 99,94% акций, оставшаяся часть (0,06%) пока принадлежит миноритарным акционерам, но у инвесторов есть планы докупить и ее. «После изучения положения компании на рынке, географии деловых операций и перспектив ее развития было достигнуто соглашение о приобретении полного пакета акций СК», — объясняется в пресс-релизе организации. Условия покупки не разглашаются.

Ранее в состав акционеров НАСКО входили 7 юридических лиц: ООО «КСО» (19,95%), АО «РусЭкспрессКредит» (19,62%), ООО «ТК „Персей“» (19,5%), ООО «Техностроймаркет» (19,62%), ООО «СитиИмпульс» (6,43%), ООО Агентство «Спецгарант» (9,82%), ООО «Компания „Терра Эксперт“» (5%). За ними стоят физлица: Наталья Утькова, Нелли Асанова и Анастасия Арешина, Лидия Кун, Елена Хатунцева, Никита Лемзяков, Андрей Кулаков и Ирина Андрусенко. Обнаружить их связь с какой-либо бизнес-группой или крупным предпринимателем нам не удалось.

По сведениям одного из источников на страховом рынке Татарстана, который также судит о ситуации по СМИ и слухам, все последние полтора года после покупки «Опорой» за НАСКО стоял бизнесмен Александр Кондратенков, других реальных перепродаж СК за это время не было, а нынешние собственники — номинальные. «БИЗНЕС Online» направил запрос в НАСКО, уточняя, кто стоит за 7 юрлицами, но на момент публикации ответ не пришел.

Почему же компании спустя столь непродолжительный срок снова пришлось менять владельца? Ответ неочевиден, есть возможность лишь отследить судьбу «Опоры» и близких ей страховых структур в течение 2017–2019 годов. Так, представитель «Опоры» Александр Кананадзе, вошедший в совет директоров НАСКО, дал два интервью «БИЗНЕС Online», в которых объяснял логику покупки и планы по развитию. В октябре 2017 года он говорил, что в орбиту покупки вошло более 84% татарстанской СК, которая пострадала после падения Татфондбанка и нуждалась в спасении. «Не секрет, что с начала 2017-го один из крупнейших татарстанских страховщиков искал инвестора для развития компании. Ее экс-владельцы (речь в первую очередь о депутате Госдумы РФ Ринате Хайрове — прим. ред.) смогли вовремя сориентироваться в ситуации и найти инвестора, который поддержал в сложный для нее период, уже инвестировав в развитие бизнеса более 300 миллионов рублей в виде активов, — гордился Кананадзе. — Буквально в этот же день, 30 августа, компании оказана финансовая помощь, что было уникальным явлением на страховом рынке. Кроме того, подтверждены полномочия всего менеджмента. Эдуард Кабаков остается генеральным директором АО „НАСКО“». Он же, кстати, судя по информации на сайте, значится гендиректором и сейчас.

Пришел Май: у НАСКО – опять новый хозяин

Кананадзе хвалил устойчивость и финпоказатели компании и объяснял планы по ее реструктуризации. Уже тогда он объявил, что «Опора» передаст татарстанской СК ряд своих портфелей: ОСГОП и ОПО, ДМС, страхование имущества и ответственности. «Мы рассматриваем НАСКО как универсальную компанию, которая предоставляет самый широкий спектр страховых продуктов услуг», — объяснял Кананадзе. В декабре 2017 года «Опора» действительно сообщила публике о передаче портфелей.

В 2018 году она продолжила реструктуризацию: уже в январе были заключены договоры купли-продажи долей СК «Ангара» несколькими компаниями, одна из которых является акционером НАСКО. На тот момент «Ангара» работала в Иркутской области и Бурятии и имела лицензии на 24 вида страхования. СК за 9 месяцев 2017 года собрала 468,8 млн рублей, в том числе 397,8 млн составили сборы по ОСАГО, то есть компания специализировалась на автогражданке. «Ангара» объявила, что планирует работать под брендом «НАСКО».

В марте 2018 года «Опора» передала «Ангаре» свой портфель ОСАГО. Его объем не назывался. В свою очередь «Ангара» объявляла о намерении в 2018-м передать НАСКО свой портфель по медстрахованию, страхованию грузов, имущества юрлиц и граждан (за исключением транспортных средств), ответственности, финансовых рисков и от несчастных случаев и болезней. Произошло ли это, неизвестно — публичных сообщений не появлялось. В мае 2018 года «Опора» передала НАСКО портфель по обязательному страхованию ответственности при эксплуатации опасных объектов и обязательному страхованию ответственности перевозчика.

В июле 2018 года СК «Опора» рассталась с лицензиями на деятельность. ЦБ сообщил, что решение принято в связи с неисполнением страховщиком предписаний Банка России надлежащим образом. Однако в самой компании заявили, что уходят с рынка добровольно. «Этот шаг „Опоры“ является последовательным продолжением передачи портфеля по автострахованию в СК „Ангара“ в марте 2018 года. Все действия, связанные с уходом СК „Опора“ со страхового рынка, проходят под контролем Банка России», — сказали представители «Опоры», подчеркнув, что страховщик выполнил все свои обязательства перед клиентами.

«Ангара» проработала еще год и буквально пару месяцев назад начала испытывать проблемы. 21 марта компания неожиданно прекратила выплаты по ОСАГО, получив массу судебных исков и жалоб. А спустя несколько дней Центробанк отозвал у компании лицензию в связи с нарушением закона о страховании, «порядка инвестирования средств страховых резервов и собственных средств, в результате чего величина не соответствующих требованиям порядка активов, в которые инвестированы средства страховых резервов и собственные средства, превышает 20 процентов от величины страховых резервов и составляет более 20 процентов от собственных средств». С 29 марта 2019 года ЦБ назначил в страховую компанию временную администрацию сроком на 6 месяцев.

Словом, вполне вероятно, что отзыв лицензий у партнерских компаний, особенно на фоне скандала с «Ангарой», сподвиг НАСКО сменить кожу.

«БИЗНЕС Online» отправил запрос в НАСКО с просьбой прокомментировать смысл сделки и будущее компании, но на момент публикации ответ не поступил. 

Пришел Май: у НАСКО – опять новый хозяин

WHO IS MR. МАЙ?

50-летний Май хорошо известен на страховом рынке России. В 1996 году он окончил Высшую школу экономики (Германия, Берлин) по специальности «экономика — финансы/инвестиции». С 1997 по 2000 год возглавлял берлинское агентство группы Allianz SE (Германия), попутно завершив обучение в корпоративной школе менеджмента. С 2000 по 2002 год руководил агентской сетью группы. В 2003-м вернулся в Россию и до 2006-го работал в дочерних компаниях Allianz — РОСНО и Allianz Russia, далее — в «Ренессанс Страхование» и «ЭРГО Русь». В сентябре 2008 года стал гендиректором и предправления «ЭРГО Русь». С июля 2010-го занимал также пост гендиректора СК «ЭРГО Жизнь». В июле 2016 года Май покинул компанию и какое-то время преподавал практику страхового дела студентам Школы страхового бизнеса МГИМО.

В феврале 2018 года он получил пост президента ООО «Единый агент», владельцем которого числится учредитель торговой компании «Верона» Ольга Буроличева. Уставный капитал ООО составляет всего лишь 300 тыс. рублей. «Единый агент» выступал в качестве страхового агента «Опоры» и «Ангары», так что продавец и покупатель в сделке НАСКО были хорошо знакомы.

«БИЗНЕС Online» попытался связаться с Маем, но он не взял трубку сотового телефона. 

Директор структурного подразделения ERGO в Казани Фарид Хамадеев несколько раз встречался с Маем, когда тот руководил этой страховой компанией. Как он рассказал нашему изданию, Александр произвел на него самые лучшие впечатления. «Это правильный, бизнес-ориентированный и позитивно мыслящий человек с абсолютно европейскими подходами. Если он станет совладельцем НАСКО, то компания только выиграет от этого», — считает Хамадеев. По его словам, сейчас НАСКО остается заметным игроком: активно работает на рынке ОСАГО и имущественного страхования, участвует в тендерах.

«Май более-менее известен на российском рынке, он работал топ-менеджером в ряде кредитных компаний. Значит, каким-то образом договорились [с Кондратенковым], и Май будет все решения принимать. Хотелось бы, чтобы компания жила долго и исполняла свои обязательства, — констатировал вице-президент союза страховщиков Татарстана, директор ООО „ПолисСервисКонсалтинг“ Рустем Сабиров. — У меня нет под рукой цифр, но то, что в целом на федеральном уровне НАСКО сделала шаги вперед, однозначно. Раньше компания была с перевесом в сторону Татарстана, а сейчас центр тяжести потихоньку стал смещаться в сторону Москвы. И то, что она вошла в тридцатку страховых компаний РФ, тоже о чем-то говорит».  

Пришел Май: у НАСКО – опять новый хозяин

ФИНАНСОВОЕ СОСТОЯНИЕ НАСКО: УБЫТКИ И КАССОВЫЕ РАЗРЫВЫ

Утверждение годовой отчетности СК «НАСКО» за 2018 год ожидается в ближайшие дни, поэтому пока нет официальных данных о прибылях и убытках. Но на сайте компании опубликованы некоторые финансовые отчеты по итогам 2018-го и аудиторское заключение. Согласно им, уставный капитал АО «НАСКО» составляет 900 млн, добавочный капитал — 872,4 млн рублей. Сбор страховых премий за год увеличился более чем в два раза — с 4,2 млрд до 9,2 млрд рублей, но, как оказалось, в основном за счет убыточного ОСАГО. В результате компания вновь получила убыток (349,8 млн), правда, меньше, чем в 2017 году (448,9 млн рублей). Большой вклад в это внесли значительно выросшие общие и административные расходы СК (с 534,1 млн до 1,28 млрд рублей в 2018-м).

В своем заключении аудитор компании жалуется на несоблюдении руководством НАСКО его прошлогодних рекомендаций. Так, он советовал сосредоточить свои усилия на диверсификации страхового портфеля в пользу низко-убыточных видов страхования. В итоге, напротив, в 2018 году доля убыточного ОСАГО в портфеле организации увеличилась с 37% до 57%. «Таким образом ОСАГО становится ключевым фактором, определяющим финансовое состояние организации, и несет в себе угрозу ее финансовому состоянию, а также повышает регуляторные риски», — отмечает аудитор.

Особо его тревожит стремительный рост в группе ОСАГО продаж в таких сегментах, как «Е-Гарант» и электронные полисы. «Убыточность по данным сегментам уже почти в два раза превышает убыточность по классическому ОСАГО», — отмечает аудитор. Также, по его словам, в компании имеются кассовые разрывы и дефицит ликвидности в периоде от трех месяцев до года. Рекомендация специалиста о проведении дополнительного анализа на предмет возможного перераспределения активов для устранения разрыва ликвидности также не выполнена. В связи с этим он предупреждает, что резкие колебания убыточности и ухудшение экономической ситуации могут повлечь задержку или невозможность исполнения НАСКО части своих обязательств.

Как бы отвечая на эти опасения, в преддверии годового собрания акционеров НАСКО вчера опубликовала сообщение о том, что направила в департамент страхового рынка ЦБ РФ информацию о текущем финансовом состоянии компании, согласно которой с начала 2019 года отмечается рост страхового портфеля. «За четыре месяца текущего года СК урегулировано около 55 тысяч убытков на общую сумму 2,3 миллиарда рублей. Компания неукоснительно соблюдает взятые на себя обязательства в отношении страхователей и партнеров, а также требования регулятора, что положительно отражается на качественных показателях финансовой устойчивости, платежеспособности организации и отношении клиентов. Незначительный рост числа отказов в страховом возмещении обусловлен повышением качества процедур внутреннего контроля, при которых выявляются заведомо недостоверные сведения, представленные страхователем (например, использование транспортного средства в работе такси)», — говорится в сообщении компании.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector