Главная » Политика » «Решение Венецианской комиссии ангажировано»

«Решение Венецианской комиссии ангажировано»

close


Павел Лисицын/РИА «Новости»

Комментируя выводы Венецианской комиссии Совета Европы касательно вносимых в Основной закон РФ изменений эксперты «Газеты.Ru» отметили, что сюрпризом ее решение не стало. Комиссия вполне логично развивает положения европейских конвенций, и от нее трудно было ожидать другого. А вот России следует исходить из необходимости защиты собственной Конституции, тем более что и в ряде стран Запада, решения ЕСПЧ выполняются только тогда, когда они совпадают с местными законами тех или иных стран.

Хотя Венецианская комиссия к тексту по поводу поправки к ст. 79 Конституции РФ и добавила ремарку с обеспокоенностью насчёт новой процедуры увольнения судей Конституционного суда Советом Федерации с подачи президента, остальные поправки, судьбу которых определит в течение ближайших дней российский народ, не стали предметом рассмотрения.

О необходимости и желательности внесения изменений в Конституцию РФ неоднократно говорили многие эксперты и не только российские. Многие нормы, предлагаемые в качестве поправок к действующей Конституции РФ, находятся в русле рекомендаций самой Венецианской комиссии, которая в 1994 году по обращению России проводила экспертизу Конституции РФ, принятой в 1993 году. Это и оптимизация взаимодействия между Федеральным Собранием, Президентом, Правительством и Конституционным Судом, и баланс федеральных, региональных законов, актов местного самоуправления, и уточненное положение об иммунитете судей от уголовного преследования.

Кстати, в одобренном Венецианской комиссией Совета Европы 11-12 декабря 2009 г очередном докладе о конституционных поправках, отмечено: «…легитимность конституционной поправки может быть усилена путем прямого участия народа в процедуре внесения поправок…». Таким образом, голосование, которым будет подкреплено решение национального парламента и Президента России о принятии поправок, идёт прямо в русле этого положения документа Венецианской комиссии.

Проводимое общероссийское голосование соответствует букве и духу документов Венецианской комиссии.

Тем не менее, тот факт, то у комиссии нашлись определенные возражения не удивительно. «Ведь международные органы, международные институты стремятся к продвижению собственных возможностей по влиянию на конституционно-правовые процессы отдельных государств, ссылаясь при этом на сложившееся конвенционное право, право договоров», — говорит профессор, зав.кафедрой государственного и административного права Самарского университета, член Общественной палаты Самарской области Виктор Полянский.

«То, что Венецианская комиссия имеет такую позицию, не вызывает у меня удивления, и я считаю, что они с позиции собственного возможного интереса, в том числе политического, а ни один эксперт не лишен политического интереса, делают вывод о том, что они должны обладать правом по влиянию на внутригосударственные правовые процессы. Я думаю, что мы в данном случае все-таки должны исходить из необходимости защиты собственной Конституции. В тех случаях, когда исполнение тех или иных решений межгосударственных органов входит в противоречие со смыслом норм российской Конституции, мы не должны их исполнять, а международные институты должны относиться к такому праву суверенного государства с уважением, пониманием», — считает эксперт.

Венецианская комиссия Совета Европы также заявила в четверг, что считает решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) обязательными для выполнения государствами – участниками СЕ. «Комиссия уже ранее выражала мнение, что полномочия Конституционного суда РФ объявлять не подлежащими выполнению решения ЕСПЧ противоречат обязанностям РФ по Европейской конвенции по правам человека», – отмечается в докладе.

В этой связи заместитель директора Института истории и политики МПГУ, Член правления Российской ассоциации политической науки Владимир Шаповалов напоминает, что Российская Федерация вступила в Совет Европы 24 года назад, и за это время российское законодательство обильно пронизали многие положения международных договоров в сфере защиты прав человека, общепризнанные принципы и нормы международного права.

«Однако важно учитывать, что Европейский Суд по правам человека в своих решениях не только толкует, но и развивает положения европейских конвенций. Иногда это делается без учёта основных законов стран-участников. На деле мы имеем постепенное расширение международных обязательств, добровольно не взятых на себя Россией в момент ратификации. Точно так же некоторые новые внутренние документы международных организаций создают обязательства, под которыми Россия не подписывалась», — констатирует Шаповалов.

Дело 2013 года

Чего только стоит один случай, когда 2013 году ЕСПЧ вынес решение по делу «Анчугов и Гладков против России»: два заключенных, отбывающих наказание в местах лишения свободы, настаивали на своем праве голосовать на выборах. ЕСПЧ тогда счел, что отсутствие у заключенных права голоса является нарушением Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Но ограничение, лишающее избирательных прав лиц, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда, предусмотрено статьей 32 Конституции Российской Федерации, и естественно, такое решение не может и не должно быть выполнено.

Чтобы устранить такие противоречия Конституционный Суд России в 2015 году получил право разрешать вопрос о возможности исполнения решения международных судов, если это решение принято в интерпретации, противоречащей Конституции. Эта новация тогда породила настороженное обсуждение. Неудивительно, что предлагаемое закрепление нормы в Конституции порождает новую волну настороженности.

Но Конституция – основной закон страны, и занимает главенствующее место в ее правовой системе.

Важно, что и в других государствах-членах Совета Европы решения ЕСПЧ не всегда рассматриваются как обязательные для исполнения. Так, в Федеративной Республике Германия Федеральный Конституционный Суд ФРГ основывает свою правовую позицию на принципе приоритета национальной конституции над решениями ЕСПЧ. То же самое, например, в Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии. Решениям следуют, только если они не противоречат основополагающим нормам национального права.

«Таким образом, позиция России в данном случае состоит в том, что РФ так же, как другие, уважающие свой суверенитет, государства такие, как США, Великобритания, ФРГ, то есть страны, в том числе входящие в состав СЕ, намерена установить в своей Конституции приоритет Конституции на суверенной территории Российской Федерации над другими нормативными актами и другими решениями, если эти решения входят в противоречие с Конституцией страны, что, в общем-то, с нашей точки зрения вполне естественно, поскольку мы же являемся суверенным государством, и наш суверенитет подтверждается тем, что на территории РФ именно основной закон страны обладает высшей юридической силой, а не какие-то решения тех или иных международных инстанций», — отмечает Шаповалов.

Все, что делает Венецианская комиссия, — это рекомендация, уверен эксперт.

«Это ее функция принимать рекомендательные решения. Что касается вчерашнего ее решения, я все-таки склонен рассматривать это решение как политически ангажированное. Он момента инициации его до сегодняшнего принятия решения. Заметьте, инициаторами выступает ряд депутатов ПАСЕ, и здесь нужно эту историю рассматривать в контексте сложных взаимоотношений России с ПАСЕ, вернее с частью делегатов от стран Восточной Европы, которые проводят откровенно антироссийскую политику и стремятся демонстрировать откровенную русофобию по всевозможным поводам. Так и здесь. Таким поводом стало стремление России к суверенитету в правовой сфере, к верховенству Конституции. В этом смысле я думаю, что данное решение, конечно, нужно рассматривать как антироссийскую политическую демонстрацию. Не первую. К сожалению, скорее всего не последнюю, но так или иначе достаточно легко прогнозируемую, потому что та информационная кампания, которая ведется против России, они очень масштабна. Хочу подчеркнуть, что сам процесс принятия конституционных поправок в настоящее время стал объектом широкомасштабной информационной атаки со стороны Запада на Россию. Эту атаку я бы рассматривал, как явный пример грубого вмешательства во внутренние дела РФ», — резюмировал Шаповалов.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector