Главная » Политика » «Шаг в сторону диктатуры»: для чего в Киргизии меняют конституцию

«Шаг в сторону диктатуры»: для чего в Киргизии меняют конституцию

close


Владимир Воронин/AP

11 апреля в Киргизии проходит референдум по поправкам в конституцию, в случае принятия которых страна окончательно перейдет к президентской форме правления. Мало кто сомневается, что они будут одобрены, однако критики президента страны Садыра Жапарова обвиняют его в желании ввести диктатуру. «Газета.Ru» — о том, как изменится жизнь Киргизии после изменения основного закона.

Поменять конституцию Киргизии предложил президент страны Садыр Жапаров, пришедший к власти в результате революции в октябре 2020 года. По его словам, этот шаг, наконец, поможет республике обрести стабильность.

Основной смысл изменений состоит в значительном расширении полномочий главы государства. По сути, новый проект конституции завершает переход страны к президентской форме правления, что в январе 2021 года поддержало более 80% избирателей.

В случае принятия поправок, президент страны сможет оставаться на два срока по пять лет, а не на один шестилетний. Кроме того, он будет фактически возглавлять правительство, назначать и снимать премьера и всех министров. Глава правительства страны одновременно сможет руководить аппаратом президента.

Кроме того, снизится количество депутатов Жогорку кенеш (киргизского парламента) — со 120 до 90 — а законодатели потеряют право выражать недоверие правительству.

В Киргизии также может появиться новый консультативный орган — Народный курултай. Он должен принимать решения по ключевым вопросам развития страны, включая вопросы национальной культуры, языка и межэтнических отношений. Борьба за нравственность также проявляется в виде расплывчатого запрета на публикацию вредной информации. Под запрет также попадут медиа и мероприятия, которые противоречат традициям и ценностям народов страны.

Нынешний референдум по конституции для Киргизии станет уже девятым с момента обретения республикой независимости. Основной закон был принят в 1993 году. Затем его пересматривали в 1994, 1996, 1998, 2003, 2007, 2010 и 2016 годах.

Предлагаемые сейчас изменения в конституцию были раскритикованы сразу несколькими организациями. В частности, Совет Европы и ОБСЕ выразили обеспокоенность новыми полномочиями главы государства, а Human Rights Watch предлагал Киргизии сначала провести выборы в парламент, так как нынешний состав продолжает свою работу из-за «революции», несмотря на истекшие сроки полномочий.

Центризбирком зарегистрировал 15 групп агитаций, 12 из которых призывают поддержать поправки в конституцию, а три выступают против.

Для утверждения поправок необходимо, чтобы их поддержало простое большинство при минимальной явке в 30%. Избирателям предлагают в бюллетене три варианта — «Да», «Нет», «Против всех».

Следить за ходом голосования приглашены международные наблюдатели из 31 государства, в том числе и от России.

4 октября 2020 года в Киргизии прошли парламентские выборы, где первые три места официально заняли партии, близкие к семье бывшего президента страны Сооронбая Жээнбекова. Затем сторонники оппозиции вышли на улицы, где их сначала жестко разогнали. После этого оппозиционеры смогли захватить административные здания, выборы признали недействительными, а премьером был назначен Жапаров. В январе 2021 года он выиграл президентские выборы, получив 79% голосов.

При этом эксперты полагают, что изменения в конституцию из-за несостоятельности президентско-парламентского строя можно рассматривать как «шаг в сторону диктатуры». Жапаров же категорически опровергает мнение о желании президента стать диктатором, утверждая, что страна в случае утверждения поправок получит «диктатуру закона».

«В стране то и дело происходили перевороты и дестабилизация. Нынешняя команда во главе с Жапаровым использует нестабильную политическую ситуацию в своих интересах и монополизирует власть, пытается максимально юридически закрепить это», — говорит старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН имени Е. Примакова Станислав Притчин.

Эксперт по Средней Азии, доктор исторических наук Александр Князев также подчеркивает, что политический опыт Киргизии говорит о невозможности добиться там гарантированной стабильности из-за родоплеменных традиций. При этом эксперт называет нынешнюю реформу главного закона попыткой Жапарова утвердить авторитарный режим.

Притчин отмечает, что у Жапарова все же есть шансы выстроить единую вертикаль власти.

«По крайней мере, сейчас довольно интересен расклад сил в элитах — есть южные кланы во главе с председателем Госкомитета национальной безопасности Камчыбеком Ташиевым и спикером парламента Талантом Мамытовым, есть северные кланы во главе с самим Жапаровым. Но опыт киргизской государственности показывает, что всегда в какой-то момент начинаются трения и внутри правящей команды, и между кланами. Всегда очень сложно соблюдать баланс, и чаще всего недовольные в итоге собираются в коалиции, что приводит к революциям. Монополизация власти — повторяющаяся ошибка в Киргизии», — говорит эксперт ИМЭМО РАН.

По словам Притчина, у Жапарова также пока сохраняется поддержка улицы, но отсутствие результатов и недовольство кланов, которые оказались за бортом правящей группы, опять могут привести к митингам и протестам, попыткам силового свержения.

«Единственный шанс для Киргизии найти баланс — это, можно сказать, просвещенная диктатура, когда единый центр власти будет стараться соблюдать все региональные интересы. Это хорошо например, делал президент Алмазбек Атамбаев, который смог просидеть на своей должности весь срок», — говорит политолог.

Введение института Курултая Притчин объясняет дополнительной попыткой легитимировать в глазах населения решения, которые уже будут утверждены. К похожей точке зрения склоняется Князев. Он добавляет, учреждение Курултая — это еще и попытка закончить формирование этнической национальной идентичности.

close


Владимир Воронин/AP

Источник

Прокрутить до верха
Adblock
detector