Главная » Спорт » Советский тренер-фронтовик сделал из кубинца лучшего боксера-любителя в истории

Советский тренер-фронтовик сделал из кубинца лучшего боксера-любителя в истории

Теофило Стивенсон отказывался от 2 миллионов долларов, чтобы не предать любовь Кубы.

Советский тренер-фронтовик сделал из кубинца лучшего боксера-любителя в истории

Восемь лет назад в возрасте 60 лет умер, пожалуй, лучший боксер-любитель в истории – трехкратный олимпийский чемпион Теофило Стивенсон. Он был настолько хорош в ринге, что сам Дон Кинг предлагал ему два миллиона долларов за бой за чемпионский пояс с Мохаммедом Али в первом же поединке в профессионалах.

Но все могло сложиться совсем иначе, ведь боксера Стивенсона сделал советский тренер-фронтовик, который прошел три войны. Теофило называл его вторым отцом.

СССР отправил на Кубу тренеров, чтобы помочь подготовиться к Олимпиаде-1972. В итоге кубинцы стали первыми, опередив советских боксеров

Сейчас это кажется невероятным, но мир бокса мог просто не заметить одну из главных звезд в истории и будущего национального героя Кубы.

Отец Стивенсона, Теофило-старший, также занимался боксом, но не добился значимых высот и быстро завязал с этим. Поначалу точно также складывалось и с сыном. Старт его карьеры был совсем не впечатляющим – 14 поражений в 20 поединках. Но после этого Стивенсон проведет еще 312 поединков, в которых проиграет всего 8 раз.

Как ни странно, в этом ему помогла политика. В 1969-м Советский Союз отправил в дружественную Кубу группу из тренеров помогать местным наставникам восстанавливать кубинский бокс и работать с наиболее одаренными талантами в их подготовке к Олимпиаде-1972 года в Мюнхене.

Советский тренер-фронтовик сделал из кубинца лучшего боксера-любителя в истории

Стивенсон в группу одаренных никак не входил, но одному из тренеров – Андрею Червоненко – Теофило приглянулся. В первую очередь из-за счет габаритов, большого размаха рук, скорости и убойной правой руке. Червоненко поставил ему технику и работу ног. В результате получился некий микс ударной мощи Владимира Кличко и техники Тайсона Фьюри.

Червоненко не просто тренер: он довольно много воевал. В 1938-м в возрасте 20 лет был призван в ряды Красной армии, а уже в следующем году принимал участие в боях на Халкин-Голе, зимой 1940-го воевал на финском фронте. В Великой Отечественной войне был в строю с первого дня. В 1944-м получил ранение и был комиссован в звании лейтенанта. Награжден орденом «Отечественной войны» 1 степени.

За все время работы тренером Андрей Кондратьевич воспитал 37 мастеров спорта, но главный его подопечный – Теофило Стивенсон. Червоненко работал с кубинскими боксерами три года: с 1969-го по 1972-й, но это сотрудничество было настолько успешным, что про советского специалиста на Кубе помнят до сих пор.

Особенно Альсидес Сагарра, который возглавлял кубинскую команду 36 лет:

Советский тренер-фронтовик сделал из кубинца лучшего боксера-любителя в истории

«У нас на Кубе до сих пор с признательностью и уважением вспоминают Андрея Червоненко, который возрождал наш бокс в конце 60-х – начале 70-х. Ведь именно он воспитал гордость Кубы – трехкратного олимпийского чемпиона Теофило Стивенсона. А когда срок командировки подошел к концу – передал мне, рассмеявшись: «Главное – не испорть».

Теофило до конца жизни не забывал о вкладе Червоненко в успех, отзываясь о нем, как о втором отце.

После кубинской командировки Червоненко вернулся в Москву. Вместе с боксерами заводской секции ЗИЛа своими силами построили Дворец бокса, где проводили подготовку к большим стартам отечественные и зарубежные боксеры. В 1985 году стал заслуженным тренером СССР. Умер в 1995-м.

Кажется, Червоненко за те три года, что работал на Кубе, даже перестарался, потому как Олимпийские игры 1972 года завершились триумфом кубинской команды: первое общекомандное место – три золота, серебро и бронза. Советская сборная довольствовалась вторым местом .

Успех Стивенсона стал историческим: до него американцы 12 лет правили в тяжелом весе. Впрочем, если посмотреть на фамилии боксеров, завоевавших золотые медали, то этому совсем не стоит удивляться.

В 1960-м олимпийским чемпионом стал Кассиус Клей (Мохаммед Али), в 1964-м – Джо Фрейзер, в 1968-м – Джордж Форман. Никто в США не сомневался, что и в Мюнхене Дуэйн Бобик возьмет золото. Он считался главным фаворитом не просто так. За год до Олимпиады Бобик выиграл чемпионат мира и победил самого Стивенсона на Пан-Американских играх. Дуэйн отличался от своих предшественников тем, что был белым боксером. В Америке его так и называли: большой белой надеждой. 

Стивенсон и Бобик сошлись на стадии 1/4 финала, но кубинец взял убедительный реванш, избив соперника. Несколько раз он отправлял его в нокдауны, а в третьем наглухо вырубил ударом справа. До этого поединка Бобик не проигрывал 65 боев подряд. Теофило вообще побеждал нокаутом в каждом поединке, а его соперник по финалу румын Ион Алексе просто отказался выходить с ним в ринг.

Тот турнир стал настоящим триумфом Стивенсона. Помимо золотой медали он получил Кубок Вэла Баркера как самый техничный боксер турнира. Советский Союз также наградил его званием Заслуженного мастера спорта.

На родину Стивенсон вернулся национальным героем и любимцем Фиделя Кастро. Несмотря на всю бедность жизни населения Кубы, команданте подарил боксеру двухэтажный особняк в центре Гаваны.

Советский тренер-фронтовик сделал из кубинца лучшего боксера-любителя в истории

Стивенсон отказался от 2 миллионов долларов за бой с Али, хотя получат стипендию в 35 долларов. Теофилио говорил, что любовь кубинцев дороже

Стивенсон начал получать предложения о переходе в профессионалы сразу после успеха на дебютной Олимпиаде. Профессиональный бокс на Кубе был вне закона, поэтому ему необходимо было попросту бежать, как спустя десятилетия это делали сотни кубинских боксеров. Осуществить подобное он мог по сути в любой момент, так как часто выступал и в Европе, и в США.

Лишь спустя многие годы, когда в многочисленных интервью ему задавали вопрос, было бы ему интересно боксировать в профессионалах и стать чемпионом мира, он ответил утвердительно, но не мог пойти на это, так как считал такой шаг предательством для всех кубинцев:

«Конечно, мне бы хотелось побоксировать с Мохаммедом Али. Но тогда я не был готов покинуть Кубу ни за какие деньги. Это было просто невозможно. Поступил бы я иначе, если бы вернуть время назад? Нет. Я ни о чем не жалею. Все произошло так, как произошло».

После завоевания второй золотой медали на Олимпиаде в Монреале в 1976 году, Дон Кинг сделал официальное предложение Стивенсону провести чемпионский бой с Али в первом же бою на профессиональном ринге . Впрочем, самого Величайшего Стивенсон вовсе не впечатлил.

«Такой себе боксер. Я просмотрел парочку его боев. Что я могу сказать? В третьем раунде он уже не тянул функционально. А как бы он выглядел, если бы дрался со мной все 15 раундов? Профессиональный бокс – это другой спорт. Против таких парней как я, Джордж Форман, Джо Фрейзер или Кен Нортон, когда на него все время оказывают давление… Сами подумайте, что бы с ним было», – сказал Али.

Советский тренер-фронтовик сделал из кубинца лучшего боксера-любителя в истории

В истории бокса лишь однажды золотой медалист Олимпийских игр в первом же бою получил шанс подраться за чемпионский бой в профессионалах. В 1957 году Флойд Паттерсон показал чемпиону Мельбурна-1956 года австралийцу Питеру Радемахеру на деле разницу между любительским и профессиональным боксом – нокаут в шестом раунде.

Но интерес к потенциальному бою Али – Стивенсон был огромный, как у телевидения, так и у фанатов. Кинг предлагал Теофило совершенно заоблачный гонорар даже по нынешним временам – 2 миллиона долларов. В 1976 году это было целым состоянием. Чтобы понимать уровень: на Кубе Стивенсон получал стипендию в 35 долларов.

Узнав о столь больших деньгах для кубинца, Али лишь бросил: «Если он не примет предложение размером в 2 миллиона долларов, то он – круглый дурак».

Стивенсон в ответ сказал свою самую легендарную фразу: «Двум миллионам долларов я предпочитаю любовь восьми миллионов кубинцев».

Эти слова моментально разошлись по всем американским медиа и вызывали лишь недоумение.

Стивенсон выиграл и третью подряд Олимпиаду в Москве, став на тот момент лишь вторым после Ласло Паппа, кто стал трехкратным олимпийским чемпионом. За все бои на Играх лишь дважды его соперники услышали финальный гонг.

Советский тренер-фронтовик сделал из кубинца лучшего боксера-любителя в истории

Он готов был покорить еще не одни Олимпийские игры, но в 1984 году не мог выступить, так как Куба бойкотировала Олимпиаду в Лос-Андежесе, также как и Игры в Сеуле спустя четыре года. Зная об этом, в 1987 году Стивенсон объявил о завершении карьеры. Спустя 20 лет его достижение по количеству золотых медалей повторит соотечественник Феликс Савон.

С Мохаммедом Али они стали друзьями. Величайший боксер среди профессионалов дважды наведывался в гости к Величайшему любителю на Кубу в гости. Стивенсон однажды встречался с Али в США.

Советский тренер-фронтовик сделал из кубинца лучшего боксера-любителя в истории

Покидая в 1999-м Америку, Стивенсон в аэропорту Майами выбил два зуба одному сотрудников. Теофило признался, что тот оскорбил Кастро и его политику. Боксера объявили в федеральный розыск. С тех пор больше США он не посещал. К слову, боксер был почетным телохранителем Фиделя. Команданте видел в боксере один из символов кубинской революции.

В последние годы жизни прославленный боксер работал тренером и занимал пост вице-президента кубинской федерации бокса. Незадолго до смерти несколько журналистов взяли у него интервью. Они отмечали, то жил великий боксер более чем скромно, в глаза бросалась зависимость боксера от алкоголя.

11 июня 2012 года Стивенсон умер от сердечного приступа. Его провожали тысячи верных почитателей, многочисленные ученики и звезды кубинского бокса. Но Кастро на похороны так и не пришел.

Фото: Gettyimages.ru/Al Bello, Jorge Rey / Stringer; globallookpress.com/imago sportfotodienst via www.im/www.imago-images.de; East News/RAFAEL PEREZ; rusboxing.ru

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector