Главная » Регионы » Казань » Татарстан в числе лидеров антирейтинга тех регионов, где силовики преследуют бизнес

Татарстан в числе лидеров антирейтинга тех регионов, где силовики преследуют бизнес

Впрочем, читатели «БИЗНЕС Online» этому не удивлены

Сегодня стали известны детали текста доклада Бориса Титова, который он накануне представил Владимиру Путину. «БИЗНЕС Online» изучил внушительный документ и выяснил, как суды обходят ограничения на содержание предпринимателей в СИЗО, как система «Платон» стала рекордсменом по взносам и помогла собрать государству дополнительные 179 млрд рублей, а также выслушал доводы экспертов за возвращение залога в судебную практику.

Татарстан в числе лидеров антирейтинга тех регионов, где силовики преследуют бизнес

«СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ ПОД СТРАЖЕЙ ЯВЛЯЕТСЯ ОЧЕНЬ СИЛЬНЫМ НЕГАТИВНЫМ ВЛИЯНИЕМ НА ЕГО БИЗНЕС»

Российские бизнесмены не стали жить лучше — такой вывод можно сделать из ежегодного доклада уполномоченного по правам предпринимателей Бориса Титова, который он накануне представил президенту РФ Владимиру Путину. По традиции бизнес-омбудсмен собрал все проблемы, на которые жалуются предприниматели. В итоге получилось 32 раздела: начиная от антимонопольного регулирования, налоговых проблем и трудностей малого и среднего бизнеса и заканчивая сложностями с развивающейся цифровой экономикой и интеллектуальной собственностью.

Однако отдельным, и едва ли не самым важным, разделом доклада Титова становится уголовное преследование предпринимателей — теме, о которой вроде все больше говорят, но на деле все остается по-прежнему (или даже становится хуже). Так, по данным бизнес-омбудсмена, 30,5% обращений в его адрес связаны с жалобами на уголовное преследование. Лидером (а точнее — антилидером!) прошлого года (впрочем, как и 2017-го) стала Москва, на которую пришлось 24,7% обращений. Далее по количеству обращений следует Ростовская область, Краснодарский край, Московская область и замыкает «черную пятерку» Санкт-Петербург. Татарстан примыкает к антилидерам рейтинга, чему читатели «БИЗНЕС Online» вряд ли удивлены — количество публикаций на тему о том, как преследуют, закрывают или судят бизнесменов, тому свидетельство. Однако, судя по всему, с уголовным преследованием предпринимателей в РТ стало чуть лучше: если по итогам 2017 года республика стояла пятой (5,2% всех обращений), то теперь переместилась на шестую строку топа регионов (2,8%). К слову, в докладе упоминается, что уполномоченный по делам предпринимателей в РТ Тимур Нагуманов выделил пять ключевых проблем бизнеса в республике. Среди них, например, он отметил такие «вечные» темы, как проблемы предпринимателей с банками и избыточное административное давление, а также довольно экстравагантные типа избыточных требований к регистрации медицинских изделий из-за соглашения в рамках ЕАЭС или невозможность ведения хозяйственной деятельности на участках в границах зон сибиреязвенных скотомогильников.

Татарстан в числе лидеров антирейтинга тех регионов, где силовики преследуют бизнес

В целом, как отмечается в докладе Титова, 80% обращений предпринимателей касаются жалоб на неправомерное возбуждение уголовного дела, причем часто по фактам гражданско-правовых споров. При этом 50% предпринимателей обвиняются по ст. 159 УК РФ («Мошенничество»), а суды упорно не хотят признавать в них предпринимательскую деятельность.

Кроме того, суды по-прежнему исправно отправляют бизнесменов коротать время в СИЗО. Так поступили, по данным уполномоченного, в отношении каждого второго обратившегося с этой жалобой. «Самой большой проблемой является применение меры пресечения, связанной с лишением свободы во время предварительного следствия, а также во время суда, то есть судебного процесса. Содержание предпринимателя под стражей является очень сильным негативным влиянием на его бизнес», — заверял Титов Путина. По мнению бизнес-омбудсмена, достаточной мерой пресечения для предпринимателей должен быть залог. «Он сегодня применяется, но пока не очень часто», — отмечает Борис Юрьевич. Однако президент РФ пока не спешил отдавать поручение срочно разобраться в вопросе, лишь осторожно рекомендуя «внимательно проанализировать ситуацию». «Здесь важна, конечно, сумма залога. Потому что, если предполагаемое преступление тянет на миллиарды, а сумма залога 10 копеек, то тогда это не работает», — поспорил Путин, но тем не менее согласился, что такая мера пресечения все-таки может быть действенным инструментом, который позволит и дело расследовать, и бизнес не закрывать.

Между тем в докладе Титов также обращает внимание, что суды полюбили заодно вменять ст. 210 УК РФ («Организация преступного сообщества»), которая как раз позволяет игнорировать ограничения по мере пресечения, а заодно обосновывать необходимость ее продления. Так что, естественно, бизнес-омбудсмен просит такую практику прекратить.

Татарстан в числе лидеров антирейтинга тех регионов, где силовики преследуют бизнес

«ПОГРУЖЕНИЕ В КРИМИНАЛЬНУЮ СРЕДУ ПРИВОДИТ К НЕПРАВОМЕРНОМУ ДАВЛЕНИЮ»

Помимо этого, в докладе отмечены проблемы с изъятием документации и носителей информации, поскольку не прописаны сроки их возврата. В то же время Титов указывает, что место и объект оперативно-разыскных мероприятий зачастую определены неконкретно, поэтому от них могут пострадать и те компании, которые к проверки никакого отношения не имели вовсе. А еще порой осмотр места происшествия превращается в обыск.

Прописаны в докладе случаи, когда предприниматели вынужденно скрываются за границей, так как в России в отношении них завели уголовное дело и заочно арестовали. «Заявители выражают желание вернуться в Россию для участия в завершении расследования, однако им требуются гарантии неприменения в отношении них такой меры пресечения, как заключение под стражу», — поясняет Титов.

И, наконец, даже если приговор вступил в силу, то мучения бизнесменов на этом не только не заканчиваются, но и продолжаются. Мало того, что компания, скорее всего, прекратит существование, так и в местах не столь отдаленных найдутся свои сборщики податей. «Погружение в криминальную среду приводит к неправомерному давлению на предпринимателей со стороны представителей криминального мира с целью вымогательства. При оценке „платежеспособности“ ориентиром является сумма ущерба, определенная приговором», — говорится в докладе. Чтобы избежать таких последствий, уполномоченный по правам предпринимателей предлагает разделить при отбывании наказания «лиц отрицательной и положительной направленности». А чтобы бизнесмены не деградировали за решеткой, Титов выступает за создание в местах лишения свободы производства на условиях ГЧП и привлечение осужденных предпринимателей к управлению производственными участками.

«ВОЗБУЖДЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА СЕЙЧАС ОЦЕНИВАЕТСЯ КАК ДОСТИЖЕНИЕ ДОЛЖНОСТНОГО ЛИЦА»

Еще одна часть обширного доклада Титова посвящена административному давлению на бизнес. Подсчитаны индексы для 81 региона, основываясь на данных местных уполномоченных по правам предпринимателей, территориальных органов федеральной власти, Росстата, судебной статистики и т. д. В итоге в тройку лучших попали Удмуртия, Хакасия и Марий Эл, где индекс административного давления на бизнес самый низкий (2,5, 2,9 и 2,9 соответственно). Тройка худших представлена Курской, Ростовской и Саратовской областями (индекс 5,1 у всех). Татарстан на данной карте оказался в середнячках с индексом 3,8, а это 39-е место.

В итоге в аппарате уполномоченного, проанализировав все регионы России, пришли к выводу, что число проверок снижается, но количество штрафов, наложенных на предпринимателей, и их общая сумма продолжили расти. Так, в 2018 году к административной ответственности привлекли почти 1 млн юрлиц, то есть по факту каждый четвертый предприниматель, а общий размер наложенных штрафов, по данным Росстата, превысил 179 млрд рублей. «Рекордсменом» стала система «Платон», которая принесла бюджету 7,8 млрд рублей, еще 4 млрд собрали по системе автоматического весогабаритного контроля и 1,37 млрд рублей — за нарушение требований технических регламентов.

При этом снижение числа проверок — это результат введения надзорных каникул, а не риск-ориентированного подхода. В докладе отмечается, что обычные проверки теперь замещаются иными формами контроля — рейды, контрольные закупки, возбуждение дел «по КоАП». «По мере снижения числа проверок, число дел об административных правонарушениях почти не снижается, по ряду ведомств доля дел об административных правонарушениях без проведения плановых и внеплановых проверок продолжает расти или сохраняется на прежнем уровне», — указывается в документе. В то же время некоторые ведомства все чаще проводят проверки «по поручениям». Например, Роспотребнадзор, с одной стороны, все реже устраивает внеплановые проверки, но зато с лихвой компенсирует их проверками «по поручению» правительства РФ. Так, по данным Титова, если в 2012 году по этому основанию ведомство провело почти 24,5 тыс. проверок, то к 2017-му их количество возросло почти до 82 тысяч.

Более того, все еще к бизнесу предъявляются избыточные требования, а за каждое нарушение — наказание. «Большинство ведомств не смогли внедрить принцип „предупреждение как первое наказание“», — подчеркивается в документе. С этой задачей справились только в МЧС России, остальные ведомства продолжают сразу наказывать предпринимателей.

В докладе уполномоченного указано, что до сих пор невозможно оценить работу контрольно-надзорных органов, поскольку даже они сами не знают все об обязательных требованиях, которые должны контролировать. «Основные проблемы связаны с непрозрачностью системы обязательных требований, избыточными, устаревшими и необоснованными требованиями — по экспертным оценкам, в России действует более 2 млн обязательных требований», — подсчитали в аппарате бизнес-омбудсмена. Например, к предприятиям общепита предъявляется список из 790 пунктов, из них более 190 — только от Роспотребнадзора. При этом у соседей, в Казахстане, проверочный лист по данной сфере деятельности состоит из 38 требований, а за океаном — в США — 78 требований.

Более того, Титов убежден, что отнюдь не за каждое нарушение бизнесменов следует карать штрафом, поскольку иногда можно «понять и простить». «Наложение штрафа или возбуждение уголовного дела против предпринимателя сейчас оценивается как достижение должностного лица, хотя должно быть наоборот: любое серьезное нарушение — провал контролера; любой случай причиненного вреда — провал контрольно-надзорного органа! Основная задача государственного контроля — предупреждать нарушения, помогать, а не карать и собирать штрафы», — поясняется в докладе.

ОПРОС ФСО: БИЗНЕСУ ВСЕ ЧАЩЕ ПРЕДЪЯВЛЯЮТ ТРЕБОВАНИЯ, О КОТОРЫХ ОН НЕ ПОДОЗРЕВАЕТ

Одним из приложений к докладу Титова стал довольно любопытный социологический опрос, призванный оценить влияние административной среды на развитие бизнеса в РФ. Его в марте текущего года провела служба специальной связи и информации ФСО России. В опросе приняли участие собственники предприятий (55,5%), руководители, их замы и менеджеры. Их ответы, увы, к оптимизму не располагают.

Так, сразу две трети респондентов негативно оценили ситуацию с защитой прав и законных интересов предпринимателей: 50,1% опрошенных считают, что те защищены недостаточно, а 16,4% — что абсолютно не защищены. И только один из пяти бизнесменов (18,9%) уверен в обратном. При этом половина респондентов утверждают, что за последний год ситуация с защитой прав и законных интересов предпринимателей ухудшилась.

Такие настроения понятны. О росте административной нагрузки на бизнес в марте заявили 47,1% опрошенных. Для сравнения: в прошлом году так думали 42,8% предпринимателей. При этом 36,2% говорят, что выплачивают в виде налогов и страховых взносов в фонд оплаты труда до 20% выручки, еще 40,3% оценили эти расходы в диапазоне 20–40%, а 12,8% тратят на эти цели более 40% вырученных средств.

Татарстан в числе лидеров антирейтинга тех регионов, где силовики преследуют бизнес

Проверки, помимо налоговых, проводились в прошлом году в 49% организаций — в основном визиты инспекторов носили плановый характер. О выявленных в ходе проверок нарушениях заявили 48,3% респондентов, об отсутствии таковых — 45,6%. Интересно, что более 45% предпринимателей, уличенных в тех или иных нарушениях, согласны с обоснованностью большей части претензий, хотя годом так думали лишь 30% опрошенных. Что характерно, более половины респондентов (53%), к которым в прошлом году приходили инспекции, заявили, что в ходе проверок проверялось соблюдение требований, о существовании которых они и не подозревали. И по сравнению с предыдущим годом доля таких случаев возросла на 8,3 процентного пункта.

По мнению трети предпринимателей (35,6%), сотрудники контрольно-надзорных органов в основном формально исполняют должностные обязанности. Почти столько же (33,7%) респондентов считают, что контролеры стремятся выявлять реальные нарушения и содействовать предпринимателям в соблюдении обязательных требований. При этом каждый восьмой (12,5%) бизнесмен подозревает проверяющих в корыстных намерениях.

Любопытным образом разделились мнения о том, насколько «хотелки» различных ведомств понятны и «вменяемы». Половина бизнесменов (51%), которым предъявляются требования противопожарной безопасности, оценили их как доступные и понятные. Однако 46,4% считают, что эти притязания доступны и понятны только специалистам. И если год назад каждый третий предприниматель отмечал полную обоснованность противопожарных требований, то в марте 2019-го так думал только каждый четвертый. А более половины респондентов (53,2%) считают предъявляемые запросы в той или иной степени избыточными (годом ранее— 46%).

Татарстан в числе лидеров антирейтинга тех регионов, где силовики преследуют бизнес

В случае с Роспотребнадзором 48% предпринимателей называют его требования понятными, а 49,2% — доступными только специалистам. Лишь каждый пятый считает обоснованными установленные ведомством рамки, а 56,4% называют их в той или иной степени избыточными (год назад — 48,7%).

Ростехнадзор. Его требования понятны 41,7% респондентов и слишком мудрены для 56,5%. С обоснованностью требований согласны 18,4%, а называют их избыточными 46,7% опрошенных.

Требования Россельхознадзора считают доступными 46,6% предпринимателей, к деятельности которых они предъявляются, за год этот показатель вырос на 7,2 процентных пункта. В то же время половина предпринимателей (50,9%) охарактеризовала «хотелки» ведомства как понятные только экспертам. С обоснованностью требований тут вообще фиаско: лишь каждый шестой бизнесмен (16,5%) называет их необходимыми. В той или иной степени избыточными притязания Россельхознадзора считают 45,3% респондентов (год назад — 33,7%).

Татарстан в числе лидеров антирейтинга тех регионов, где силовики преследуют бизнес

Обжаловать результаты проверок решились 27,6% респондентов, но только треть обращений были удовлетворены. Относительное малое число жалобщиков объясняется общими настроениями среди предпринимателей. Каждый пятый из них (18,3%) считает, что у него нет никаких шансов выиграть судебное разбирательство в случае, если его оппонентом будут государственные органы, а 28,5% респондентов полагают, что эти шансы низкие. Что касается административных наказаний, то половина опрошенных говорят, что за последние три года те ужесточились в той или иной степени, смягчение мер отметили лишь 6,2% опрошенных.

Татарстан в числе лидеров антирейтинга тех регионов, где силовики преследуют бизнес

В отдельный блок можно выделить ответы предпринимателей на вопросы, так сказать, государственного масштаба.

ГОСПОМОЩЬ. О государственной поддержке своей компании заявили 24% предпринимателей, но каждый пятый из них остался недоволен этой помощью. При этом бизнес на 70,6% в прошлом году не пострадал от срыва оплаты по государственным контрактам.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ. Более половины (58,7%) респондентов считают, что за последний год экономическая ситуация ухудшилась, и лишь 11,6% бизнесменов отмечают ее улучшение.

НАЦПРОЕКТЫ. Только половина респондентов (49,6%) имеет свое мнение о значимости нацпроектов для экономики РФ. И лишь чуть больше половины из них считают эти проекты эффективным способом развития экономики.

ПОВЫШЕНИЕ НДС. После повышения НДС с 1 января 2019 года 55,8% опрошенных бизнесменов были вынуждены повысить отпускные цены на большинство товаров и услуг. Более чем в половине случаев рост цен составил до 4%.

Татарстан в числе лидеров антирейтинга тех регионов, где силовики преследуют бизнес

При этом на вопрос «Что делать?» применительно к себе бизнесмены дают несколько вариантов ответов. Основными мерами, которые планировали респонденты на ближайшие 2–3 месяца в связи с текущей экономической ситуацией, являются: сохранение команды — 21,5%; увеличение стоимости продукции (услуг) — 18,8%; отказ от планов по развитию бизнеса — 16,9%. Наконец, каждый четвертый опрошенный (27,6%) предпринимать ничего не планировал.

Татарстан в числе лидеров антирейтинга тех регионов, где силовики преследуют бизнес

«УСИЛЕНИЕ АДМИНИСТРАТИВНОГО ДАВЛЕНИЯ И НАЛОГОВОГО ТЕРРОРА ВЫЗВАНО ДЕНЕЖНЫМ ГОЛОДОМ»

Михаил Делягин — директор Института проблем глобализации:

— За последние годы бизнес-климат у нас в стране отчетливо ухудшается, потому что резко выросло силовое давление на бизнес. Нужно отметить, что предприниматели, конечно, совершают преступления, и достаточно много, и самых разных преступлений. Но проблема заключается в том, что огромное число предпринимателей сажают в СИЗО просто для того, чтобы отнять у них бизнес. И ни для чего больше. Даже Путин озвучил статистику, какая часть предпринимателей потом выпускается без возбуждения уголовного дела. То есть когда человека потом выпускают, это юридическое доказательство того, что его арестовывали не потому, что его подозревали в совершении преступлений. Его арестовывали просто, чтобы отобрать у него деньги, отобрать у него бизнес. И это рейдерство широкомасштабное, в каждой точке. И, естественно, это ведет к ухудшению того, что деликатно называется деловым климатом. При этом надо отметить, что под деловым климатом обычно понимаются только формальные условия для ведения бизнеса и совершенно не учитываются реальные условия, потому что, помимо удобства ведения бизнеса, скорости регистрации, безопасности и прочего, существует такое понятие, как рентабельность. Когда вы рентабельность бизнеса не включаете в понятие делового климата, вы перестаете понимать, что вы описываете. А рентабельность бизнеса в нашей стране хотя и выше европейской, но тоже очень ощутимо снижается за последние годы. И это главная проблема ухудшения делового климата. Когда государство по всей стране устраивает искусственный денежный голод, то оно тем самым ухудшает деловой климат значительно сильнее, чем любой агрессивный правоохранитель. Правда, и усиление административного давления и налогового террора тоже вызвано этим денежным голодом, потому что резко обостряется конкуренция за финансовые потоки — как легальные, так и нелегальные.

Иван Грачев  экс-председатель комитета Госдумы России по энергетике:

— Я думаю, что в среднем бизнес-климат, начиная с 1990 года, когда был такой всплеск роста предпринимателей, дальше начал ухудшаться. И, соответственно, желание молодых людей заниматься бизнесом тоже уменьшалось все эти года. От 50% до 5% аудитории. Фундаментальная причина довольно простая — это хорошо организованная бюрократия в стране, включающая в себя и силовую бюрократию. Просто говорить, что только силовики прижимают, это, наверное, будет таким, односторонним мнением. В целом эта бюрократия хорошо организована и хорошо выжимает соки из бизнеса. А малый бизнес в нашей стране абсолютно не организован, он никогда не имел хорошего политического обеспечения. Все попытки создать что-то, чтобы малый и средний бизнес имел свою политическую машину, свою политическую силу, свое представительство в парламенте и в исполнительной власти, успехом не увенчались. И попытки Титова создать соответствующую партию пока тоже неуспешны.

Поэтому я думаю, что возможности для ведения бизнеса в нашей стране и дальше будут слегка ухудшаться. Полного подавления бизнеса не будет, потому что и президент, и все остальные знают, что малый бизнес — это основа рыночной экономики. Что надо иметь этого бизнеса в 50% от ВВП. Соответственно, время от времени какими-то распоряжениями и командами, чтобы действовать в этом направлении, власти разражаются. И это частично дает толчок развитию предпринимательства. А в целом организованная бюрократия устраивает тех, кто призван отнимать и делить. И они имеют всю полноту власти. А те, кто призваны созидать, умножать и суммировать, они к власти отношения не имеют. В этом смысле правящая элита страны некомплектна. Отсюда и отсутствие должного экономического роста и так далее. Поэтому я не вижу никаких оснований, чтобы эти тенденции изменились. Но это не значит, что нужно опустить руки и перестать бороться. На самом деле от этого фундаментально зависит развитие страны. И все, что можно сделать на данном этапе, надо делать. Зависит от числа малых предприятий и степени их свободы. Все правильные экономики — смешаны, они имеют мощную централизованную составляющую, и имеют мощную рыночную составляющую, которая на самом деле тождественна малому бизнесу. Поскольку все функции рынка подчиняются законам больших чисел и, соответственно, зависят от числа независимых, свободных собственников. Это и есть малый бизнес. Если этого не сделать, то такая страна будет, как Советский Союз — потихоньку телепаться, развиваться, но только до большого кризиса.

«ДАЖЕ ЕСЛИ ОН СБЕЖИТ ЗА ГРАНИЦУ — ЗАЛОГ ОСТАНЕТСЯ»

Александр Коган — адвокат:

— Мы об этом говорим на протяжении лет десяти уже, наверное. Все правильно. Залог — это допустимая, цивилизованная мера пресечения. Человек уворовал, например, 12 или 20 миллионов рублей — пусть внесет такой залог и все, какие проблемы?

Но все зависит от того, какой предприниматель. Если он держит сапожную мастерскую, где оборот 500 тысяч рублей, то ему не надо назначать залог в 10 миллионов рублей. Тогда, конечно, такой денежный залог — глупость. А если это серьезный предприниматель, к которому предъявляются претензии, — пусть платит соответствующий денежный залог, если не хочет в следственном изоляторе оказаться. Обеспечительная мера — почему бы и нет. Причем залог может быть не обязательно в денежном выражении. Это могут быть акции, земля, строения, машины. Ради бога! Во всем мире так! И даже не только по экономическим преступлениям. Даже если он сбежит за границу — залог останется.

Владимир Гусев  адвокат:

— В принципе, не исключено, конечно, что предприниматели будут платить залог и уезжать куда-то за границу. Но с точки зрения прогрессивности, адекватности залога как меры пресечения, обеспечивающей выполнение процессуальных мероприятий, я считаю, что это было бы неплохо, если так произойдет, и предпринимателей по преступлениям в сфере предпринимательства или связанного с предпринимательством, будут отправлять не в СИЗО, а под залог. Залог, запрещение определенного вида действий — такую прогрессивную меру суды уже начали принимать, правда, пока не сильно активно. Возможно, запрещение какого-либо рода действий тоже приведет к более адекватному итогу. Чтобы не потерять бизнес, не сидеть в следственном изоляторе, пока идет следствие. Ведь предприниматель, находящийся на свободе, может и способствовать проведению следственных мероприятий. Предоставлять какие-то документы и всего прочего. Ведь это же он занимался этим бизнесом. Зачастую, когда он находится в следственном изоляторе, тот же защитник не может найти, собрать эти документы. Его жена, дети, не имеют доступа к этому предприятию. Мы же прекрасно понимаем, что это достаточно сложно, если ты находишься в следственном изоляторе. Поэтому мера, связанная с запретом каких-либо действий, приведет к достаточно адекватному отношению государства в качестве меры пресечения и в то же время поможет защитить права предпринимателей.

Татарстан в числе лидеров антирейтинга тех регионов, где силовики преследуют бизнес

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector