Главная » Политика » «Теряем не голоса, а жизни»: как коронавирус разрывает Испанию

«Теряем не голоса, а жизни»: как коронавирус разрывает Испанию

close


Susana Vera/Reuters

Политическое устройство осложнило борьбу Испании с эпидемией коронавируса. Региональные лидеры вступили в противостояние с правительством Педро Санчеса, обвиняя его в узурпации власти. Между тем страна занимает второе место в мире по уровню смертности от COVID-19.

Испания обошла Китай по количеству смертей от коронавируса и теперь уступает только Италии. 4934 испанцев стали жертвами пандемии. Это число растет с ужасающей скоростью, и Испания в ближайшее время вполне может принять на себя роль главной горячей точки Европы.

Премьер-министр страны Педро Санчес сравнивает ущерб от распространения коронавируса с войной и призывает испанский народ справиться с этим кризисом вместе.

Между тем именно разобщенность Испании поставила страну в столь уязвимое положение.

Хотя формально Испания считается унитарным государством, де-факто она одна из самых децентрализованных стран Европы. Испания представляет собой объединение из 17 автономных сообществ, при чем пять из них — Каталония, Страна Басков, Наварра, Галисия и Андалусия — имеют расширенную автономию. В каждой из них своя собственная система здравоохранения, действующая по своему усмотрению и без согласования с соседями.

Такая форма государственного устройства сильно осложнила принятие Испанией общей стратегии реагирования на ситуацию с коронавирусом.

Центральное правительство под руководством Санчеса приняло серьезные ограничительные меры. По словам самого премьер-министра, «без сомнения, самые жесткие и строгие в Европе и одни из самых жестких в мире».

Однако это вызвало недовольство в регионах.

Не обладающий беспрекословным авторитетом премьер-министр столкнулся с сопротивлением со стороны местных лидеров. Они восприняли введение режима чрезвычайного положения как попытку узурпации власти со стороны Санчеса.

Вирус застал Испанию в момент, когда страна только начала восстанавливаться после десятилетней рецессии. При этом пока еще скромный экономический рост был обеспечен за счет жесточайшей экономии средств, которая привела к закрытию целых крыльев некоторых больниц.

Столкнувшись с нехваткой масок, защитного снаряжения, кроватей для интенсивной терапии, тестовых наборов и вентиляторов, региональные правительства, испытывающие недостаток финансовых средств, независимо друг от друга пытались приобрести все необходимое в Китае и других странах. Однако введение режима ЧП остановило эту практику.

Президент автономного сообщества Мадрид обвинила центральное правительство в препятствовании закупок ее регионом тестов на коронавирус. При этом именно Мадрид стал центром распространения болезни по стране. Чтобы справиться с этим, правительство Санчеса ввело строгие ограничительные меры в регионе, и это ударило по политической репутации мадридского президента.

Подобные конфликты между правительством и региональными властями вскоре начали разгораться по всей стране.

Санчес и его правительство вводил все новые и новые ограничения, а деньги из-за них теряли региональные власти.

Хуже всего ситуация складывается в Каталонии, где сепаратистки настроенное правительство с большим скепсисом относится ко всем мерам центральных властей. Именно в этом регионе призыв Санчеса к национальному единству был воспринят как покушение на автономию регионов. Проблема заключается еще и в том, что Мадрид, Каталония и Страна Басков — еще один регион с сепаратистскими настроениями — являются наиболее промышленно развитыми регионами, по чьим экономикам ограничения бьют сильнее всего.

При этом когда распространение коронавируса приобрело пугающий масштаб, эти регионы принялись критиковать правительство за недостаточную решимость.

Так, например, представитель сепаратистской партии «Каталонские левые республиканцы» Габриэль Руфиан обвинил Санчеса в «задержке и некомпетентности, которые ведут к потере не голосов, а жизней».

«Мы можем понять, что сейчас каждая мера кажется недостаточной, но всего неделю назад она могла показаться избыточной, — ответил Санчес. — Ограничение свобод — это то, что демократическое правительство может делать только тогда, когда это абсолютно необходимо».

Призыв к единству был поддержан королем Филиппом VI в его первом обращении к нации с момента начала эпидемии: «Мы должны оставить наши разногласия в стороне. Мы должны объединиться вокруг одной единственной цели: преодолеть эту серьезную ситуацию. И нам нужно сделать это вместе».

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector