Главная » Политика » «Укрепление авторитета ЕС»: Европа хочет вмешаться в ливийский процесс

«Укрепление авторитета ЕС»: Европа хочет вмешаться в ливийский процесс

close


Amru Salahuddien/Global Look Press via ZUMA Press

ЕС намерен занять более активную роль в урегулировании ливийского конфликта. Европейская служба внешних связей разработала план размещения миссии для наблюдения за режимом прекращения огня в Ливии. Глава евродипломатии Жозеп Боррель давно демонстрирует стремление укрепить позиции объединения в североафриканской стране, однако причиной активизировать усилия отчасти случит то, что процессом урегулирования конфликта уже активно занимаются Россия и Турция.

Евросоюз начинает активную работу по ливийскому вопросу. Руководство объединения разработало план размещения европейских военных наблюдателей в Ливии, что демонстрирует стремление главы дипломатии ЕС Жозепа Борреля придать Евросоюзу более активную роль за пределами его границ.

Постановление, подготовленное внешнеполитическим подразделением ЕС, приводит Politico. В документе излагается ряд вариантов по укреплению режима прекращения огня в Ливии.

21 августа Правительство национального согласия в Ливии, поддерживаемое ООН, объявило о «немедленном прекращении огня» и приостановке всех военных операций на территории республики. В палате представителей (избранный постоянный парламент, заседающий на востоке страны) поддержали инициативу, призвав к выводу с территории Ливии всех иностранных формирований, а также к возобновлению нефтедобычи.

Сейчас режим прекращения огня в стране не введен в правовое поле. Евросоюз, судя по всему, намерен стать одним из участников этого процесса. И, по всей вероятности, на его желание повлияла инициативность третьих сторон — России и Турции.

Россия и Турция перехватывают повестку

Вообще ход конфликта в Ливии был резко преломлен, когда в него вступила Анкара и поддержала ПНС во главе с Фаийезом Сарраджем. В январе стороны утвердили подписанный меморандум о военном сотрудничестве.

Согласно документу, Турция в любой момент может ввести в Ливию войска, если об этом попросит Саррадж. До этого, впрочем, не дошло, однако Анкара направила в страну дополнительное вооружение и военных советников несмотря на то, что результатом берлинской конференции по Ливии стало подтверждение эмбарго на поставки вооружения в Ливию, а также отказ в предоставлении военной помощи любой из сторон конфликта.

Вскоре противник Сарраджа, фельдмаршал Халифа Хафтар и подконтрольная ему Ливийская национальная армия (ЛНА) начали терпеть неудачи. ПНС достаточно быстро вернули контроль над потерянными позициями и даже захватили новые. Затем стороны перешли к диалогу, результатом которого и стало прекращение огня.

Евросоюз, тем временем, забеспокоился, что на ливийском направлении воплощается один из худших для него сценариев, при котором третьи участники — Россия, которую обвиняют в поддержке Хафтара, и Турция — договорятся о политическом урегулировании ситуации в Ливии на своих условиях.

А 15-16 сентября в Анкаре состоялись российско-турецкие межведомственные переговоры по Ливии.

«Консультации в Анкаре между российскими и турецкими дипломатами и представителями оборонных ведомств, были направлены на то, чтобы помочь сторонам закрепить и ввести в правовое поле режим прекращения боевых действий, который по факту установился за последние пару месяцев. Я надеюсь, что мы сможем с этим справиться. Ливийская государственность, уничтоженная этой агрессией, должна быть восстановлена. Россия и Турция среди тех, кто хочет этому поспособствовать», — рассказывал несколькими днями позже глава МИД России Сергей Лавров в интервью телеканалу Al Arabiya.

Он отмечал, что Россия, в отличие от многих других внешних участников конфликта, с самого начала установила и поддерживала контакты со всеми ливийскими сторонами — упрек, в том числе, и в адрес Евросоюза.

Дело в том, что в самом содружестве солидарной позиции относительно ливийского конфликта нет. В неофициальной поддержке фельдмаршала Халифы Хафтара не раз обвиняли Францию, сторону Сарраджа занимает Италия. Помимо стратегических интересов всех внешних участников конфликта, особым предметом интереса, несомненно, стали ливийские ресурсы.

Страна с населением менее 7 млн человек владеет наибольшими запасами нефти и газа в Африке. Еще большую привлекательность для внешних игроков создает географическое положение Ливии и ее близость к Европе, что позволяет осуществлять экспорт напрямую на западные рынки через Средиземное море, в то время как конкурирующие производители углеводородных ресурсов вынуждены экспортировать свои товары через потенциально опасные морские пути.

И именно Турции удалось сделать наиболее удачную ставку. Как отмечает директор Центра изучения новой Турции Юрий Мавашев, теперь поддерживаемое Анкарой ПНС полностью контролирует запад Ливии и даже может рассчитывать на получение контроля над стратегическим «нефтяным полумесяцем» страны — дугой прибрежных городов и нефтяных объектов, располагающихся во внутренних районах между столицей Триполи и городом Бенгази, находящемся на востоке государства.

По мнению эксперта, договоренности России и Турции по ливийскому вопросу могут «напрямую касаться контроля практически всего экспорта нефти, нефтепродуктов и производства».

«В этом смысле куда важнее, в чьих руках останется главная прибрежная автострада, соединяющая Тунис и Египет. Города Рас-Лануф и Брега находятся именно там. Если сторонам действительно удалось найти инклюзивное и долгосрочное решение, то это будет «сделкой века»», — считает Мавашев.

Впрочем, Россия настаивает, что раздел нефтяных ресурсов проходит без внешнего участия. Одновременно с этим Москва считает, что зарубежное военное присутствие в Ливии сейчас стало бы лишним.

«Прежде, чем мы сможем справиться с последствиями нынешнего кризиса, начавшегося в 2011 году в результате агрессии НАТО, нам необходимо преодолеть те «дебри», которые оставила НАТО в Ливии, и восстановить ливийскую государственность. И только тогда суверенное, независимое ливийское государство сможет решить, кого [из иностранных военных] они рады видеть на своей земле, а кого нет, — сказал Лавров. — До того как ливийцы решат, кому они рады, а кому нет, им нужно договориться, каким они хотят видеть свое государство».

У Брюсселя, впрочем, другое мнение на этот счет.

Евросоюз берется за укрепление авторитета

В документе о размещении европейских военных наблюдателей в Ливии упоминается возможность проведения военной миссии, состоящей из двух бригад от 5 до 10 тыс. человек. При этом на данном этапе конфликта реализация этого сценария исключается Евросоюзом, так как «политические и физические риски» такой операции будут «далеко идущими».

При этом в докладе Европейской службы внешних связей отмечается, что любое военное присутствие в Ливии будет нести «очень высокий» уровень угрозы.

«Это особенно верно для сил ЕС, занимающих позицию между сторонами конфликта. Благодаря поддержке третьих государств и доверенных лиц, количество военной техники, доступной обеим сторонам, является значительным, — говорится в документе. — Наращивание военной мощи Турции и ее непосредственное участие в боевых действиях сопровождается развертыванием истребителей».

По информации Politico,

сразу несколько министров обороны стран-членов ЕС в разговоре с Боррелем назвали планы по присутствию в Ливии европейского военного контингента «сумасшедшими».

Глава дипломатии ЕС представил свой проект в сентябре на неформальной встрече министров обороны ЕС в Берлине. Некоторые из них считают, что условия для введения европейских военных в североафриканскую страну отсутствуют.

Однако Жозеп Боррель считает необходимым воспользоваться окном возможностей для Евросоюза, чтобы проявить себя в урегулировании ливийского конфликта. Такой шанс выпадает как раз в связи с тем, что шаткое перемирие между ПНС и ЛНА предстоит в ближайшем будущем преобразовать в нечто более постоянное.

«Если в Ливии будет прекращение огня, то Европейский союз должен быть готов помочь в его соблюдении и мониторинге — возможно, даже с солдатами, например, в рамках миссии ЕС», — говорил он в январе немецкому журналу Spiegel.

В документе Европейской службы внешних связей подчеркивается, что целью более активного участия содружества в Ливии является «укрепление авторитета ЕС как субъекта безопасности в странах южного соседства».

Проект предлагает три сценария. Первый вариант предусматривает, что переговоры между сторонами конфликта приведут к формальному соглашению о механизме наблюдения за прекращением огня. Евросоюз, в таком случае, будет оказывать помощь в этом процессе под руководством Ливии.

Второй сценарий предлагает реализацию механизма наблюдения под руководством ООН. Евросоюз мог бы вносить свой вклад, выделяя средства, персонал, и делясь опытом. Такой сценарий также сделал бы роль ЕС более заметной, однако содружество не сможет полностью контролировать процесс.

Еще один способ поддержать усилия в соблюдении перемирия под эгидой ООН — усилить операцию IRINI — военно-морскую и воздушную миссию ЕС, отвечающую за соблюдение оружейного эмбарго ООН. Таким образом, Брюссель рассчитывает «поддержать наблюдение за прекращением огня посредством воздушного наблюдения за Ливией».

Наконец, третий вариант — создание отдельной миссии ЕС по военной службе и наблюдению. Такая операция потребует использования воздушного пространства Ливии и «полного формирования сил государствами-членами ЕС». Однако такой сценарий, отмечается в документе, несет «ассиметричную угрозу со стороны террористических групп, которая может привести к жертвам».

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector