Главная » Политика » Воевать хочет только Хафтар: как гасят конфликт в Ливии

Воевать хочет только Хафтар: как гасят конфликт в Ливии

В Брюсселе главы МИД стран-членов ЕС обсудили способы контроля над выполнением двух главных пунктов Берлинской конференции по Ливии — оружейного эмбарго и мониторинга перемирия. Несмотря на то что эмбарго ООН было установлено еще в 2011 году, в страну периодически поставляется вооружение. Сами же стороны конфликта так и не сели за стол переговоров, что и вовсе ставит под сомнение результаты конференции.

20 января в Брюсселе состоялось заседание Совета Евросоюза по иностранным делам, в ходе которого главы МИД государств-членов ЕС обсудили выполнение договоренностей по Ливии, принятых на конференции в Берлине. Так, в центре дискуссии оказались способы контроля за соблюдением оружейного эмбарго и мониторинга перемирия.

По итогам заседания глава дипломатии ЕС Жозеп Боррел заявил, что совет ЕС в ближайшее время выступит с конкретными предложениями по этим двум пунктам.

Евросоюз, таким образом, демонстрирует, что планирует играть не последнюю роль в урегулировании внутриливийского конфликта.

«Мы попросили рабочие органы Совета представить в ближайшее время конкретные предложения о том, как достичь соблюдения перемирия и оружейного эмбарго», — сказал Боррел.

Берлинская конференция по урегулированию ситуации в Ливии прошла днем ранее. В связи с обострением конфликта к мероприятию было приковано достаточно пристальное внимание. Впрочем, нельзя не заметить, что военное наступление на столицу Триполи глава ливийской национальной армии (ЛНА) фельдмаршал Халифа Хафтар начал еще в апреле 2019 года.

Новый виток конфликту придало вмешательство Турции, которая в конце ноября заключила меморандум о сотрудничестве в военной сфере и о взаимопонимании по морским зонам с правительством национального согласия (ПНС) во главе с Файезом Сараджем. В январе парламент Турции одобрил введение военных сил в Ливию для поддержки. Уже после этого был запущен механизм международных переговоров.

Ливия стала предметом обсуждения президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана в ходе их встречи 8 января. Результатом переговоров и стало перемирие в Ливии. 13 января в Москве прошли переговоры в формате «2+2» между Россией, Турцией, Сараджем и Хафтаром, однако противники отказались от личной встречи, в результате чего турецким и российским дипломатам пришлось общаться с ними по отдельности.

Впрочем, результаты той встречи нельзя назвать положительными — фельдмаршал отказался подписывать итоговое соглашение. Он настаивает на вводе ЛНА в столицу Ливии Триполи, а также на формировании правительства национального единства, которое получило бы вотум доверия парламента.

В то же время, по данным телеканал Sky News — Arabia, Сарадж настаивает на отводе войск ЛНА на позиции по состоянию на 4 апреля 2019 года, когда было объявлено о начале наступления Хафтара.

Неудачей также завершилась организованная 8 января Римом встреча итальянского премьера Джузеппе Конте с Сарраджем и Хафтаром — фельдмаршал попросту покинул мероприятие, так и не встретившись ни со своим противником, ни с главой правительства Италии.

Учитывая результаты всех этих переговоров, особых прорывов на встрече в Берлине ожидать не приходилось.

Тем не менее, в ситуацию в Ливии уже втянуто сразу несколько международных игроков, которые занимают разные стороны конфликта. Соответственно, предметом особого интереса стали договоренности, к которым пришли участники конференции.

Правительству национального согласия в Триполи оказывают поддержку Турция, Катар и ООН. Официально сторону Хафтара занимает Египет, многие также уверены в том, что фельдмаршала поддерживают Объединенные Арабские Эмираты, Италия, Франция и Россия.

В берлинской конференции приняли участие Ангела Меркель, Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган, президент Франции Эммануэль Макрон, премьер-министр Италии Джузеппе Конте, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон и госсекретарь США Майк Помпео.

В числе других приглашенных стран были Объединенные Арабские Эмираты, Египет, Алжир, Китай и Республика Конго. Также на встрече присутствовали лидеры Организации Объединенных Наций, Европейского союза, Африканского союза и Лиги арабских государств.

Пожалуй, главным пунктом соглашения стало подтверждение эмбарго на поставки вооружения в Ливию, а также отказ в предоставлении военной помощи любой из сторон конфликта.

«Мы получили обещания от всех делегатов, что участники этой конференции не будут оказывать поддержку враждующим сторонам в Ливии и прекратят все действия, пока соблюдается соглашение о прекращении огня», — сказала на итоговой пресс-конференции канцлер Германии Ангела Меркель.

Это положение во многом касается Турции, которая уже приступила к военной помощи Сараджу. Однако Эрдоган, возвращаясь с конференции, заявил журналистам, что на сегодняшний день в Ливии присутствуют только турецкие военные советники. По его словам, несмотря на запрос ПНС о военной помощи и его одобрение турецким парламентом, войска страны еще не отправлены в Ливию.

Сам же Эрдоган обвинял Париж, Египет и ОАЭ в поставках оружия в Ливию, а Москву в том, что на стороне Хафтара воюют «наемники» российской частной военной компании «Вагнер» (деятельность ЧВК запрещена российским законодательством).

Меркель, отвечая на вопрос о сроках вывода иностранных военных с территории Ливии, заявила, что речь идет о прекращении наращивания вмешательства. При этом вывод уже присутствующего контингента, а также поставленных вооружений будет обсуждаться после полного прекращения огня.

Так или иначе, учитывая, что подписавшие итоговый документ страны поддерживают разные стороны конфликта, именно пункт о невмешательстве третьих лиц в конфликт стал главным результатом. Однако будут ли участники конференции придерживаться коммюнике — другой вопрос, ведь в страну поставлялось оружие, несмотря на эмбарго ООН.

Итоговый документ также предполагает, что нарушителя режима прекращения огня ждут санкции. Глава ПНС Файез Саррадж в интервью, распространенном в понедельник агентством Reuters, заявил, что готов соблюдать режим прекращения огня и продолжать политический диалог со своими оппонентами.

При этом, как сообщает РИА «Новости» со ссылкой на источник, Хафтар не стал подписывать соглашение о перемирии. К слову, исключение для берлинской конференции оппоненты не стали делать и отказались от личной встречи друг с другом, что также демонстрирует, насколько стороны далеки от заключения конкретных договоренностей.

Хафтару удалось заручиться определенными успехами в своей военной операции, сейчас он чувствует себя в позиции почти победителя, соответственно, идти на компромиссы и терять уже завоеванные достижения ему не представляется допустимым.

В субботу силы, верные генералу Хафтару, заблокировали экспорт нефти из ведущих портов страны. В связи с этим участники берлинской конференции зафиксировали положение о недопустимости атак на объекты нефтяной инфраструктуры Ливии.

В соглашении закреплено также создание военной мониторинговой комиссии «пять плюс пять», что стало определенным продвижением — по этому пункту, например, Хафтар также отказался идти навстречу в ходе переговоров в Москве. На этот раз, как сообщила Ангела Меркель, он все же назначил своих представителей в военную комиссию.

Так или иначе, нельзя недооценивать сам факт состоявшейся конференции. Число участников можно назвать впечатляющим — все стороны, которые так или иначе замешаны во внутриливийском конфликте, сели за стол переговоров и согласовали план по установлению мира.

Но главный вопрос в урегулировании конфликта повис в воздухе — о каких продвижениях можно говорить, если противники так и не встретились лично, а договаривались между собой, преимущественно, внешние игроки.

Некоторые участники конференции, в том числе Россия и Германия, признали, что назвать результаты прорывными нельзя. Глава МИД России Сергей Лавров отметил, что стороны конфликта в Ливии еще далеки от согласия.

«В целом, мы считаем конференцию весьма полезной, — сказал он после берлинского саммита. — Понятно, что решать в конечном итоге самим ливийцам, понятно, что пока завязать устойчивый серьезный диалог между ними не получается, слишком велики различия в подходах».

Не придает оптимизма и настрой Эрдогана — после конференции он заявил, что не сядет за стол переговоров с Хафтаром.

«Я сразу сказал Путину, что мы не принимаем роль посредника. Путин сказал, что возьмет на себя Хафтара, и предложил мне работать с Сараджем, чтобы решить проблему. У нас с ним такой подход. А вообще-то я по моим политическим воззрениям за один стол с террористом не сяду, и ему не дам сесть», — сказал Эрдоган турецким журналистам, возвращаясь с конференции по Ливии в Берлине.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector