Главная » Регионы » Казань » «Все мастера со временем увольняются. Мы решили: пусть они уходят от нас к нам»

«Все мастера со временем увольняются. Мы решили: пусть они уходят от нас к нам»

Основатель сети «Чио-Чио» Ильназ Набиуллин открывает в Казани первый бьюти-коворкинг

Уже знакомый по YouTube-каналу Руслана Абдулнасырова франчайзер Набиуллин за полгода нарастил сеть «Чио-Чио» до 370 точек, стал совладельцем барбершопов Big Bro, а теперь перевозит свой бизнес вместе с сотрудниками (!) из Казани в Москву. Автор популярного бизнес-канала перехватил Набиуллина на подъеме к очередному трамплину и выяснил, чем казанец намерен покорить первую столицу: ее, как и Казань, ждет проект Indi — убийца парикмахерских и массажных салонов.

«Все мастера со временем увольняются. Мы решили: пусть они уходят от нас к нам»

«БЕССМЫСЛЕННО СТРОИТЬ БОЛЬШУЮ СЕТЬ НА БЫТОВЫХ УСЛУГАХ»

— Ильназ, о твоей сети парикмахерских «Чио-Чио» мы говорили в мае. Что изменилось за полгода и почему офис завален коробками — ты переезжаешь?

— В октябре мы поставили очередной рекорд — запустили 53 точки за месяц, из них 49 «Чио-Чио», а теперь уезжаем в Москву. Сам я живу и работаю в Москве с января, и это сильный стресс, потому что город большой и незнакомый, со своими правилами и крупными расходами. Но к сентябрю созрело стратегическое решение, и целый офис, 60 человек, в один день получили приглашение в Москву. Примерно половина людей согласились сразу.

— Для чего же ты решил перевезти весь бэк-офис?

— Уезжая, я оставил в Казани нового исполнительного директора. Он из Питера и, думаю, стал моим лучшим кадровым решением за последние несколько лет, но его усилиями топ-менеджмент поменялся процентов на 90. Новый штат надо обучать, из-за чего мне приходилось постоянно мотаться в Казань. Поскольку у меня управляющая компания парикмахерских «Чио-Чио» в Казани, а барбершопов Big Bro — в Ижевске, я прилетал на два дня сюда, потом поездом ехал на два дня в Ижевск, оттуда самолетом возвращался в Москву. Я люблю Казань, но не ненавижу эти переезды — вот и решил подтянуть в Москву всю команду. Там, конечно, акулы крупнее и игра сложнее, но и возможностей больше. Столько объектов, сколько у нас есть по России, в Москве можно открыть, не выезжая из города.

— Каких ошибок ты наделал за эти полгода и какие выводы сделал?

— Времени и денег в суете мы потеряли огромное количество. К примеру, помнишь, мы кричали, что откроем 4601 точку, чтобы стать номером один на рынке? На практике, когда переваливаешь лимит выручки и приходит время менять упрощенную систему налогообложения на общую, заработок кратно снижается. В какой-то момент я понял, что другие ребята отказывались от чрезмерного развития сетей не из-за лени, а потому, что они умнее и все посчитали заранее. Бессмысленно строить большую сеть на бытовых услугах. Чем больше бизнес — тем выше риски, в том числе и в отношениях с налоговой.

«Все мастера со временем увольняются. Мы решили: пусть они уходят от нас к нам»

«ДАВАЙТЕ ЗАНИМАТЬСЯ НЕ ДРАКАМИ, А СПОРТОМ»

— Ты продал квартиру в Казани?

— Продал и вложил деньги в дом в Москве. Пока живу там на съемной квартире, дом на Новой Риге достраиваю.

— А офис какой снял?

— Практически на границе МКАДа, больше тысячи квадратных метров, где-то по 800–900 рублей за метр. 700 метров ушло на бьюти-коворкинг Indi, самый крупный в России. Через стену будет офис управляющей компании, в этом же здании мы открываем парикмахерскую и еще начнем развивать проект эконом-барбершопов «Площадка».


— Расскажи пока про Big Bro. Как ты вообще оказался в этой франшизе?

— Мы с друзьями сидели в бане, делились планами. Я рассказал, что намерен в этом году купить сеть парикмахерских, а мой друг Марат — о том, что хочет продать сеть барбершопов. Пока третий друг не подсказал, мы так и не уловили, что планы-то стыкуются. За две встречи ударили по рукам, теперь компания моя.

— Ты купил ее или вошел в состав учредителей?

— Де-юро — вошел в состав, так как у Марата осталась доля, де-факто управляю один. Марат строил бизнес по-своему, поэтому я решил взять свои крутые находки для эконом-сегмента «Чио-Чио», воспользоваться его фишками для дорогого Big Bro и объединить их в лоукост-сегменте под брендом «Площадка». Получится такой барбершоп для местных.

«Все мастера со временем увольняются. Мы решили: пусть они уходят от нас к нам»

— Дворовый?

— Не совсем, хотя дворовый стиль мы в него заложили, чтобы у мужчин оставалось ощущение: у нас все по-свойски, как во дворе. Средний чек — 550 рублей.

— Я пару раз слышал, как о Big Bro нелестно отзывался Локонцев: мол, вы не понимаете стиля, проборы делаете… (Алексей Локонцев — владелец сети барбершопов TopGun — прим. ред.).

— Он обо всех так отзывается. Ребята из Big Bro как-то скинули мне варианты роликов: в одном мы сносим вывеску TopGun и вешаем свою, например, и другие подобные сюжеты. Реально качественные панчи (лаконичный ответ оппоненту — прим. ред.), как хороший ответ TopGun за то, что он про нас наговорил. Но я не так строю бизнес. Давайте заниматься не драками, а спортом, меряться количеством точек и динамикой роста, а не крепким словцом. Я притормозил своих ребят, они эту ценность приняли и с ней живут. Если человек не отвечает на ваш укол, это не значит, что ему ответить нечем — он просто выбрал иную позицию.

— По-моему, Леша Локонцев — хороший парень, чистой воды серийный предприниматель. Он постоянно что-то придумывает, но остается воином по натуре, любит дуэли.

— Согласен. Я тоже сторонюсь негатива, который исходит от профессионального сообщества барбершопов к Локонцеву. Нравится это или нет, но его методы работают и TopGun на сегодня — №1 в мире. Вообще, все барбершопы похожи, на этом рынке нельзя  выделиться. Поэтому мы решили развивать Big Bro как прежде, а пивотом для управляющей компании станет дополнительный продукт в эконом-сегменте (pivot — смена курса для тестирования нового бизнес-направления — прим. ред.). Я верю, что «Площадка» выстрелит.

«Все мастера со временем увольняются. Мы решили: пусть они уходят от нас к нам»

«МЫ РЕШИЛИ: ПУСТЬ МАСТЕРА УХОДЯТ ОТ НАС К НАМ»

— Расскажи о проекте Indi. Что такое бьюти-коворкинг?

— У меня была проблема: жутко напрягал тот факт, что каждая парикмахерская стоит 1,2–1,5 миллиона, барбершоп — около двух. Чтобы вложить 10–20 миллионов, нужно открыть 10 точек. А это 10 локаций, 10 штатных расписаний… Геморрой, одним словом. Я завидовал предпринимателям вроде тебя, которые могут 2 миллиона долларов вложить в дилерский центр и на нем сфокусироваться. Ниша для крупных вложений была первым стимулом. Вторая боль — это мастера, которые со временем уходят. Мы задумались, как заработать на тренде профессиональных миграций, и решили: пусть они уходят от нас к нам. Человек обучается на парикмахера, приходит в «Чио-Чио» на начальный уровень. Стажируется, руку набивает и переходит в один из наших барбершопов, где требуется качество повыше. Надоело, захотелось работать на себя — идет в наш коворкинг. Подзаработал, устал от самозанятости, захотел стать предпринимателем — снова идет ко мне и покупает франшизу «Чио-Чио». Заработал на ней — купил франшизу «Площадки», потом — Indi. Такие факты уже есть. Около пяти наших партнеров прежде работали у нас мастерами.

— Какова экономика этого бизнеса?

— Как у офисного коворкинга — берем метр за рубль и ориентируемся выручить с него три. Большую долгосрочную площадь мы нарезаем на рабочие места и отдаем их в краткосрочную аренду мастерам салонного бизнеса — косметологам, визажистам, парикмахерам, массажистам… Оборудование мастер тоже арендует или выкупает у нас. Со всеми вопросами помогает администратор: он даже может, к примеру, встретить твоего клиента, предложить чай.

— Если эксперимент удастся, может быть, открою автоковоркинг. Некоторые автосервисы не могут  настроить менеджмент: бросают помещение, сдают оборудование сотрудникам и хотят на эту аренду жить, но это не бизнес.

— Ключевые слова — «не хотят заниматься менеджментом». Именно тогда они и уходят из сервисного бизнеса в арендный. Без иллюзий: наш бьюти-коворкинг — это арендный бизнес, поэтому и нужно помещение максимально дешевое и с правом пересдачи.

«Все мастера со временем увольняются. Мы решили: пусть они уходят от нас к нам»

— Сколько будет стоить аренда рабочего места?

— В среднем 200 рублей в час. Кабинеты могут стоить и 300–400 рублей в час. Когда мастера уходят работать на себя, у них маржинальность меняется, они чеки уже не уменьшают. Если, например, массажист проводит сеанс за 2 тысячи, ему комфортнее платить нам 300 рублей, чем отдавать 70 процентов, работая в салоне.

— Каково минимальное время аренды?

— Час! И есть история с долгосрочными контрактами. У нас уже подписано несколько контрактов на 11 месяцев.

— В идее коворкинга есть еще и элемент коллаборации, когда люди могут быть полезны друг другу. У вас эта концепция работает?

— Лучше, чем в офисе. Я был в коворкингах — никто там не общается. А мы, как управляющая компания, организуем всякие встречи, мастер-классы, девичники. У бьюти-коворкинга целевая аудитория — это девушки. Всегда за чайком, любят пообщаться.

— Сколько ты вложил в проект Indi и сколько из него забрал?

— Вложил около 5 миллионов рублей и пока продолжаю докладывать. Мы продали несколько франшиз, но чтобы зарабатывать, нужно продавать больше 5–6 в месяц.

— Каковы условия покупки?

— Паушальный взнос, в зависимости от города, от 300 тысяч до 700. В ремонт и оборудование надо вложить еще примерно от 2 миллионов, предела нет.

— Значит, ты теперь не только потенциальный бьюти-коворкинг №1 в России, но и враг №1 для всех владельцев салонов красоты, из которых к тебе убегают мастера.

— На самом деле я стал их врагом с открытием «Чио-Чио». У меня ведь эконом-формат, мы растем как грибы, демпингуем — нас многие ненавидят. Впрочем, обратная связь разная. Не все говорят, что мы портим рынок и ничего не понимаем.

— Сколько парикмахерских «Чио-Чио» ты уже открыл?

— 370 или больше, но заключенных контрактов еще больше, потому что много точек сейчас на этапе открытия. Прямо сегодня около 80 объектов заканчивают ремонт. Собственно, в Казань я прилетел, потому что сегодня здесь открывается один из партнеров — нужно посмотреть, познакомиться. У нас собственная точка в Москве, самая первая, на 230 квадратных метров, практически на второй месяц вышла в операционный плюс, но принципиально мой бизнес — это управляющая компания. Мы запускаем новые модели из бьюти-сферы для того, чтобы их впоследствии масштабировать. Наш казанский друг, к примеру, удачно снял площадь — 330 метров —  у бывшего медицинского центра, с хорошим ремонтом, под нормы СанПИНа. Но запуск — это все равно куча проблем, а управляющая компания для того и нужна, чтобы помогать их решить.

«Все мастера со временем увольняются. Мы решили: пусть они уходят от нас к нам»Канал Абдулнасырова на YouTube, серия про бизнес здесь 
«Все мастера со временем увольняются. Мы решили: пусть они уходят от нас к нам»
«Инстаграм» Абдулнасырова @ruslan_abdulnasyrov

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector