Главная » Политика » Хотят сохранить язык: как нацменьшинства живут в Китае

Хотят сохранить язык: как нацменьшинства живут в Китае

close


Уйгурская правозащитница Рабия Кадир перед началом акции протеста против китайского правительства во…

Уйгурская правозащитница Рабия Кадир перед началом акции протеста против китайского правительства во время саммита G20 в японской Осаке, 2019 год

Jae C. Hong/AP

Китай регулярно подвергается критике за политику в отношении национальных меньшинств. Наиболее известный район страны, население которого, как утверждают правозащитники, страдает от притеснения, — Синьцзян-Уйгурский автономный район. Такие проблемы проявляются и в других частях КНР, например во Внутренней Монголии, жители которой опасаются за сохранение своей национальной культуры и родного языка.

Мировое сообщество обращает внимание на непростую ситуацию с положением нацменьшинств в Китае. В начале месяца издание The Guardian писало об акциях протеста в населенных пунктах автономного района Внутренняя Монголия на севере КНР. Митингующие этнические монголы выступали против планов властей страны ввести обязательное обучение в школах только на китайском языке.

Поводом к протестам послужило появление информации, что в нескольких городах Внутренней Монголии учителей спешно созвали на «секретные собрания», где озвучили приказ Пекина о переводе преподавания на китайский язык.

Как сообщается, сначала на китайском будут вести несколько предметов, в частности историю и обществознание, а потом и все остальные. До этого в регионе школьники обучались на монгольском языке, а с восьми лет они начинали изучать китайский.

По мнению местных правозащитных организаций, такая мера — это «культурный геноцид» монгольского народа и попытка принудительной ассимиляции. Директор Южно-монгольского информационного центра по правам человека Энгебату Тогочог объяснил газете The Guardian, что больше всего монгольский народ обеспокоен будущим своего языка: люди опасаются, что образование на нем в регионе могут искоренить полностью. Энгебату Тогочог назвал монгольский язык последним символом Монголии, оставшимся после 70 лет «жесткой китайской политики».

Незадолго до этих протестов Китай заблокировал единственную в стране соцсеть на монгольском языке Bainu, но причины официально не указали. По информации правозащитников, именно там получил распространение документ о смене языка преподавания в школах.

С другой стороны, непростая ситуация с положением нацменьшинств складывается и в Тибете. Как указано в докладе Джеймстаунского фонда (Jamestown Foundation — американская неправительственная исследовательская организация), китайские власти направляют сотни тысяч жителей этого региона в военизированные учебные центры, которые, по словам экспертов, очень напоминают трудовые лагеря.

Но МИД КНР отвергает обвинения. Дипломаты утверждают, что сообщения о принудительном труде не соответствуют действительности.

Фонд подготовил этот доклад на основе сообщений в СМИ, политических документов и спутниковых снимков. Согласно ему, в Тибете создаются некие лагеря по перевоспитанию в соответствии с программой Пекина по переподготовке местных жителей для борьбы с бедностью. В ее рамках власти Китая стремятся перенаправить крестьянское население сельских районов с крайне низкими доходами на работу в промышленности.

При этом правозащитники утверждают, что в районах, подобных Тибету, где живут этнические меньшинства, обучение сопровождается идеологической обработкой. Отказаться от него нельзя.

Исходя из отчета, составленного под руководством независимого исследователя Тибета и Синцзяна Адриана Зенца, за первые семь месяцев текущего года переподготовку прошли около 500 тыс. земледельцев и скотоводов, что составляет примерно 15% населения региона.

В докладе обратили внимание, что ситуация схожа с происходящим в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР), где, согласно многочисленным сообщениям СМИ и правозащитных организаций, около миллиона мусульман-уйгуров удерживают в так называемых «лагерях перевоспитания»: там их, по сути, заставляют отказаться от своей религии.

При этом Китай отрицает нарушения прав человека в регионе и объясняет, что проводит там политику «реинтеграции криминальных элементов» и «борьбу с экстремизмом и терроризмом».

Об этом говорил и руководитель Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО РАН Александр Ломанов. Он объяснял «Газете.Ru», что речь в данном случае идет не о трудовых лагерях, а о центрах принудительной социализации. По его словам, люди, которые там находятся, каким-либо образом связаны с экстремистскими организациями, но не приговорены к тюремному наказанию по судебному приговору. Эксперт отметил, что эти люди не социализированы с точки зрения китайского социума, поэтому в Синьцзяне они осваивают трудовые специальности. За свою работу они получают зарплату, уточнил он.

Согласно опубликованной в текущем месяце пресс-канцелярией госсовета Китая Белой книге об охране прав на труд и занятость в СУАР, фундаментальный проект для обеспечения и улучшения благосостояния населения в районе — это содействие занятости.

В Пекине утверждают, что политика в области труда и занятости в Синьцзяне способствует улучшению материальной и культурной жизни населения всех национальностей.

Тем не менее, СМИ регулярно публикуют информацию о нарушении прав человека в Синьцзяне. В начала марта был обнародован доклад Австралийского института стратегической политики, в котором говорилось, что власти Китая используют принудительный труд десятков тысяч мусульман-уйгуров для работы на фабриках, которые выступают крупными поставщиками многих мировых брендов.

Эксперты института утверждали, что за период с 2017 по 2019 год более 80 тыс. уйгуров принудительно переместили за пределы Синьцзян-Уйгурского автономного района в различные регионы страны для работы на фабриках. В девяти китайских провинциях работают 27 фабрик, которые с 2017 года используют принудительный труд рабочих из СУАР. По данным исследователей, уйгуры работают на заводах, которые входят в цепочки поставок по меньшей мере 82 известных мировых брендов в технологическом, швейном и автомобильном секторах, включая Apple, BMW, Gap, Huawei, Nike, Samsung, Sony и Volkswagen. В отчете также отметили, что фабрики мало платят уйгурам.

Бренд Nike сообщил газете The Washington Post, что «они соблюдают международные трудовые стандарты и строго запретили компаниям-партнерам использовать разные тюремные методы, эксплуатацию и принудительный труд».

В компании Apple считают, что «любые партнерские компании должны уважать работников».

Согласно информации в WP, которую приводят в докладе, уйгурские рабочие на фабрике «Тхэкванг» почти не говорят на государственном китайском диалекте — путунхуа, поэтому они практически не общаются с местными. Люди из СУАР отделены от остальных: едят в отдельной столовой или мусульманском ресторане через дорогу от фабрики, а живут в зданиях рядом с фабрикой в кварталах, отделенных от ханьцев, утверждают в докладе.

При этом государственные СМИ Китая отмечают, что уйгуры поехали работать по собственной воле и им хорошо платят. В интервью официальным СМИ КНР чиновники отвергают информацию об использовании принудительного труда уйгуров.

На основании сообщений об ущемлении прав нацменьшинств в Синьцзяне в июле текущего года управление по контролю за иностранными активами США ввело санкции против управления общественной безопасности СУАР Китая.

Как следует из сообщения на сайте ведомства, санкции ввели в соответствии с американским законом «Глобальный Магнитский», который предполагает введение подобных ограничений за нарушения прав человека.

«Эта организация и должностные лица подпадают под санкции за их причастность к серьезным нарушениям прав этнических меньшинств в Синьцзяне, которые, как сообщается, включают массовые необоснованные задержания и жестокое физическое насилие, помимо других серьезных злоупотреблений, направленных против уйгуров — тюркского мусульманского населения, коренного в Синьцзяне, и других этнических меньшинств в регионе», — подчеркнули в сообщении американского ведомства.

Современная этническая политика Китая предполагает уменьшение национальных отличий и интеграцию всех 55 этносов в единое общественное поле, говорится в статье Российского совета по международным делам (РСМД).

Как отмечает автор, одним из этапов такого плана стал «бумажный геноцид» — официальное непризнание некоторых народов. Их представителей причисляли к более многочисленным народностям.

При председателе КНР Си Цзиньпине, согласно статье, нацменьшинства лишились прежних привилегий: монголов, тибетцев и уйгуров включили в законы о планировании семьи, у абитуриентов забрали дополнительные баллы при поступлении в вузы. Коммунистическая партия Китая (КПК), как пишет автор, стремится свести к минимуму культурные различия, поэтому население неханьских регионов лишается возможности изучать родные языки и поддерживать национальную культуру.

При этом отмечаются улучшения в сфере образования. Благодаря проводимым Китаем программам был повышен уровень дошкольного, среднего, высшего и технического образования.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector