Главная » Регионы » Казань » «У российских певцов более расслабленный подход к делу, не столь нервный»

«У российских певцов более расслабленный подход к делу, не столь нервный»

Руководитель молодежной программы главного оперного театра мира об уровне конкурса им. Глинки, Нетребко и Гарифуллиной, судьбе режоперы

«Певцы очень редко получают возможность высказать свое мнение», — сетует член жюри завершившегося на днях в Казани международного конкурса вокалистов им. Глинки Софи Джойс. В интервью «БИЗНЕС Online» руководитель молодежной программы нью-йоркской Метрополитен-опера рассказала, что думает о важности внешних данных для современных вокалистов и кто из нынешних молодых оперных певцов претендует на то, чтобы сделать головокружительную карьеру.

«У российских певцов более расслабленный подход к делу, не столь нервный»

«Я НЕ ОЖИДАЛА, ЧТО ПРОЦЕНТ ХОРОШИХ ВОКАЛИСТОВ НА КОНКУРСЕ ГЛИНКИ БУДЕТ ТАКИМ ВЫСОКИМ»

— Софи, расскажите о своих впечатлениях после конкурса вокалистов им. Глинки. Каков уровень молодых певцов сегодня?

— Я была очень впечатлена высоким уровнем исполнительского мастерства конкурсантов. Было много очень молодых певцов с высоким потенциалом и интересных голосов. Я видела много конкурсов и соревнований, поэтому говорю об этом с уверенностью. По дороге в Казань я, как и всегда, надеялась услышать интересные голоса, но не ожидала, что процент хороших вокалистов будет столь высоким — я думала, всего 3-4% конкурсантов смогут чем-то удивить, но эта цифра в целом оказалась гораздо выше.

— В связи с тем, что конкурс проходит в столице Татарстана, мы не можем не обозначить одну из проблем местных вокалистов — многим из выпускников Казанской консерватории приходится уезжать в другие города и даже страны, чтобы построить карьеру, потому что здесь они оказываются невостребованными.

— Это случается и во многих других странах. Часто вокалисту приходится делать карьеру где-то еще, а потом возвращаться на родину более опытным, состоявшимся певцом и петь на родине уже в качестве «взрослого» артиста. Но мне нравится тенденция, когда люди строят карьеру в мировых оперных театрах и привозят этот опыт обратно в родную страну.

Кроме того, карьера певца также зависит от того, к какому репертуару он в итоге приходит — например, останавливается на жанровых операх и так далее. Некоторые певцы следуют за определенными дирижерами или оперными театрами. Так что существует множество факторов того, где в итоге останется вокалист. Но я думаю, для того, чтобы построить успешную карьеру, певец должен готовиться к тому, что все время придется путешествовать.

«СОЧЕТАНИЕ СИЛЬНОГО ГОЛОСА И БОГАТОГО ТЕМБРА ДЕЛАЕТ ИЗ ВОКАЛИСТА ЗВЕЗДУ»

— Какие тенденции наблюдаются в современном оперном пении? Что более популярно у слушателей — сильный голос или приятный тембр?

— Это интересный вопрос. Лучше всего иметь оба эти качества одновременно и показывать широкий диапазон возможностей. Сильный, красивый голос — это всегда прекрасно, но умение владеть пиано, подчеркнуть тонкости тембра, продемонстрировать весь спектр эмоций — вот чего ждут больше всего. Комбинация силы и мягкости была бы идеальной. Но если ты можешь показать только богатство своего тембра, твой уровень будет ниже, чем у обладателя сильного голоса. А вот их сочетание и делает из вокалиста звезду.В условиях высокой конкуренции, все стараются превзойти себя и других. Поэтому все больше вокалистов сочетают хороший голос и мягкий тембр.

— А бывает ли так, что образ певца, его эффектная внешность затмевают реальные вокальные возможности?

— Внешность певца всегда принимают во внимание, особенно сегодня, в эпоху дисплеев с высоким разрешением и качественных видеозаписей. Конкуренция настолько высока, что если на роль пробуются 5 разных певцов, и один из них соответствует представлению кастинг-директора об этой роли, то он выберет его. Но все равно в современном мире остается место для таланта, даже несмотря на имидж — у великолепных певцов есть шанс обойти тех, кто обладает только эффектной внешностью.

— В Казани недавно был скандал как раз из-за внешности — тенора Хачатура Бадаляна сняли с выступлений на Шаляпинском фестивале, а его агенту дали понять, что дело в его низком росте. Может ли такая ситуация произойти в Штатах или Европе?

— По моему опыту кастинг-директора, когда певца принимают на какую-либо роль, его рост уже известен и не может стать сюрпризом. Поэтому мне трудно представить такую ситуацию. Но мы никогда не знаем, что произошло на самом деле. Когда ты занимаешься подбором актеров в опере, нужно учесть множество факторов. Принять решение помогает множество разных людей со своими мнениями и мыслями, которые кастинг-директор тоже учитывает. Так что очень сложно однозначно судить и сказать, что мы бы никогда не отказали человеку в роли из-за его роста. Есть много ситуаций, например, в комической опере, когда ты не хочешь приглашать кого-то слишком высокого или слишком низкого, чтобы не создавать комическую ситуацию там, где ее не должно быть. Так что иногда и этот параметр важен. Все зависит от того, приоритетно ли для тебя создать действительно высокое искусство, — я думаю, это самое главное.

«У российских певцов более расслабленный подход к делу, не столь нервный»

«ЕСЛИ ПУБЛИКА БУДЕТ УВЛЕЧЕНА ПРОИСХОДЯЩИМ, ТО ЗАБУДЕТ, КЛАССИЧЕСКАЯ ЭТО ПОСТАНОВКА ИЛИ СОВРЕМЕННАЯ»

— А как вообще воспринимают российских певцов на Западе? Правда ли, что артисты с постсоветского пространства, хоть и выступают по всему миру, зачастую довольно ленивы?

— Российских певцов, которых я знаю, точно не назовешь ленивыми. Они очень увлеченные певцы и высококлассные артисты, к тому же работают по всему миру. Я не могу представить, чтобы они были ленивыми. Возможно, у них есть более расслабленный подход к делу, не столь нервный. У меня в програме молодых артистов в Метрополитан-опере есть молодой российский тенор [судя по всему, Софи имеет в виду Арсения Яковлева из Москвы — прим. ред.]. И он много работает, с ним приятно сотрудничать. Он очень увлечен своим делом, у него отличный английский язык, он очень артистичен.

— Анну Нетребко часто называют главной оперной дивой мира. Вы согласны с этим?

— Да, она действительно одна из ведущих оперных звезд. В мире не так много суперзвезд — и Нетребко, и Йонас Кауфман в своем поколении единственные.

— Интересно, что недавно Нетребко в концерте «Верди-гала» в Берлинской опере заменила наша землячка Аида Гарифуллина. Как вы оцениваете ее талант?

— Я не очень хорошо знакома с пением Аиды. Я слышала ее в роли Церлины в Метрополитен-опере в этом сезоне, и ее исполнение было очень хорошим. Вряд ли она сможет потянуть репертуар Нетребко, но Аида гораздо моложе и ее репертуар пока не такой широкий, как у Нетребко. Возможно, в будущем она его расширит.


— Правда ли, что американская оперная публика столь же консервативна, как и российская? Как она воспринимает эксперименты и современные постановки?

— Это мой первый приезд в Россию, поэтому я не особо знакома с русской аудиторией. Вкус американцев, возможно, немного более консервативен, чем вкус европейцев. В Европе много режиссерских театров (англ. Regietheater — ред.), что порождает множество различных оперных стилей, деконструкцию и все остальное.

Действительно хорошая постановка, какой бы современной она не была, понравится аудитории. Но есть и классические старые спектакли, которые аудитория любит и готова пересматривать снова и снова. В Метрополитен-опера я видела старую постановку «Аиды», абсолютно классическую и абсолютно чудесную. Это поистине грандиозный и потрясающий спектакль.

Если публика будет увлечена происходящим, то забудет, классическая это постановка или современная. Ее просто захватит театральная составляющая, хорошее исполнение, музыка и соединение всего этого. С хорошими режиссерами может получиться хорошая постановка, и публика будет чувствовать эмоции персонажей, музыку и все остальное.

Думаю, когда режиссер, дирижер и исполнители в постановке хороши, и они работают в оперном театре, который управляется с умом, то каждый может привнести все самое лучшее, что он имеет, и создать потрясающее выступление. Нужна команда, которая сможет создать высококлассную постановку.


— Многие критики считают, что эпоха режиссерской оперы закончилась. Вы согласны с этим? Какая эпоха приходит ей на смену?

— Я пока не заметила этой тенденции. Думаю, пока до сих пор все внимание направлено на режиссеров, и не знаю, как долго это продлится и когда трансформируется во что-то иное. Я занимаю позицию человека, который больше фокусируется на певце, поэтому всегда хочу, чтобы вокалистам давали немного больше возможностей внести свой креативный вклад. Некоторые певцы рассказывали мне, что им приходится играть одну и ту же роль несколько раз в разных постановках, и у них очень редко появляется возможность высказать свое мнение или поговорить с режиссерами. Иногда это случается, но мне хотелось бы, чтобы это происходило чаще.

— В музыкальной среде вы известны как человек, открывающий уникальные таланты. Посоветуйте, за кем из молодых певцов стоит начать следить уже сейчас?

— В Метрополитен-опера я работаю с отличными молодыми вокалистами. Среди них есть певица, которая уже там дебютировала — меццо-сопрано из Канады Эмили Д’Анжело. Она действительно потрясающая, думаю, у нее будет фантастическая карьера. Еще у нас в программе есть молодое сопрано Габриэлла Рейс, она очень особенная артистка с приятным голосом, и я думаю, у нее тоже будет интересный путь. Она будет на «Опералии» этим летом, так что я буду следить за ее выступлением там. Но и на конкурсе Глинки было много интересных голосов — думаю, среди конкурсантов есть будущие суперзвезды.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector