Главная » Политика » Ядерный паритет: почему Россия не примет предложение США

Ядерный паритет: почему Россия не примет предложение США

close


Михаил Воскресенский/РИА «Новости»

Замглавы МИД РФ Сергей Рябков полагает, что у Москвы и Вашингтона остаются лишь минимальные шансы на продление СНВ-3. Ранее спецпредставитель президента США Маршалл Биллингсли заявил, что Белый дом готов пойти на заключение предварительного меморандума, после чего хотел бы заключить новый договор. Риторика США действительно смягчилась, однако фундаментальные противоречия по ряду вопросов никуда не делись.

Замглавы МИД России Сергей Рябков назвал предложения США по продлению Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (ДСНВ, неофициальное название — СНВ-3) ультиматумом. Шансы на продление договора, по мнению Рябкова, минимальны.

20 сентября издание «Коммерсант» опубликовало интервью со спецпосланником президента США Маршаллом Биллингсли, в котором он изложил позицию Вашингтона в переговорах с Москвой по продлению СНВ-3.

«Попытки Биллингсли надавить, указывая, что цена продления ДСНВ для России возрастет, как он это сформулировал: после истечения нынешнего срока договор не будет продлен и так далее — это все ультимативные приемы, которые только уменьшают шансы на какую бы то ни было договоренность. Мы не можем в таком жанре разговаривать», — цитирует слова Рябкова РИА «Новости».

Биллингсли действительно заявил, что в случае, если Россия не согласится на условия США до февраля, когда истекает срок действия СНВ-3, то соглашение не будет продлено. Более того, спецпосланник президента США заявил, что

«после того, как Трамп будет переизбран», Вашингтон выдвинет ряд новых условий.

При этом Белый готов «уже завтра» готов заключить соглашение, если Москва согласится на его предложения.

«Знаете, Россия сама должна решить, хочет ли она продлевать действие ДСНВ. Мы сделали ей хорошее предложение. Мы не думаем, что это предложение несправедливое, — сказал Маршалл Биллингсли. — Предполагаю, что если Россия его не примет, то после того, как Трамп будет переизбран, «плата за вход», как мы говорим в США, повысится. Думаю, что если к тому моменту мы не продвинемся вперед, то у нас возникнет ряд новых условий, на которых нам придется настаивать. Но пока предложение остается в силе в том виде, в котором мы его сделали».

СНВ-3 — одно из последних оставшихся соглашений, направленных на контроль крупнейших ядерных арсеналов в мире. Его действие истекает в феврале 2021 года.

Документ был подписан Россией и США в 2010 году. Он предполагает сокращение обеими сторонами своих стратегических наступательных вооружений в течение семи лет. Согласно условиям соглашения, Москва и Вашингтон должны сократить СНВ таким образом, чтобы их суммарные количества не превышали 700 единиц для развернутых межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и тяжелых бомбардировщиков (ТБ), 1 550 единиц для боезарядов на них, 800 единиц для развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР, БРПЛ и ТБ.

СНВ-3 заключался сроком на десять лет. Соглашение может быть продлено не более чем на пять лет. На данном этапе США предлагают ограничиться договором, заключенным между президентами двух стран и не требующим ратификации конгресса США и Федерального собрания РФ.

На базе этого договора Вашингтон предлагает в будущем разработать полноценное соглашение о ядерном вооружении, в котором примет участие и Китай. Однако США также считают, что заключать новый документ должен действовать более короткий период.

И, как отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» замдиректора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Дмитрий Суслов, в целом, позиция, которую сейчас заняли США, уже является прорывом.

«Нужно отметить, что американская позиция все-таки существенным образом смягчилась и изменилась по сравнению с тем, что американцы заявляли несколько месяцев назад.

Тогда речь шла о том, что США хотят уже сейчас подключить Китай к договору СНВ-3, придав ему трехсторонний характер, и распространить его положение на все ядерное оружие, включая тактическое. С нынешней позицией уже можно иметь дело, но и она, конечно же, для России неприемлема», — добавляет эксперт.

Белый дом давно настаивает на включении КНР в переговорный процесс по сокращению стратегических наступательных вооружений. Китай уже, впрочем, не раз достаточно четко давал понять, что не намерен связывать себя какими бы то ни было обязательствами, ссылаясь на тот факт, что арсеналы его ядерных запасов намного меньше, чем у России и США.

По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира, ядерным оружием владеют девять стран. Число ядерных боеголовок в мире составляет 13 865 единиц. Россия и США имеют примерно по 6000 боеголовок, за ними следуют Франция с 300, Китай — с 290, Великобритания — с 200. Индия и Пакистан имеют примерно по 100 боеголовок, Израиль — около 80, Северная Корея — 20-30.

Выходит, что вместе Вашингтон и Москва владеют около 90% от всего ядерного оружия, при этом Пекин не занимает даже третье место по размеру арсенала. США, однако, заявляют, что КНР активно движется к увеличению своих ядерных запасов. Россия уже не раз говорила, что не может выполнить условие Вашингтона по включению Китая в переговорный процесс. Вместе с тем Москва разделяет идею многостороннего соглашения, однако с участием не только Китая, но также Франции и Великобритании.

Впрочем, США достаточно равнодушно относятся к этой инициативе. Биллингсли утверждал, что ни Франция, ни Великобритания не наращивают арсеналы своих ядерных запасов. И в меморандуме между президентами США и России, который предлагает заключить Вашингтон, должен быть упомянут Китай как обязательный участник будущего соглашения.

«Думаю, что, когда мы обсуждаем будущий многосторонний договор, один вопрос у нас не вызывает разногласий: обе наши страны считают, что он должен включать Китай, — заявил спецпосланник президента США. — Мы считаем, что необходимо конкретно упомянуть Китай. Наша позиция состоит в том, что, говоря о будущем договоре, мы должны иметь в виду договор трехсторонний».

Настойчивое приглашение Китая к переговорам обусловлено не только опасениями США в связи с наращиванием ядерного арсенала КНР, указывает Дмитрий Суслов.

«Во-первых, их настаивание на этом пункте связано с их конфронтационными отношениями с Китаем. Они хотят наложить именно на Китай какие-либо ограничения, а не на Францию или Великобританию. Во-вторых, они хотят стравить Россию и Китай друг с другом путем включения только Китая в это соглашение. В-третьих, они хотят чтобы Франция и Великобритания, их военные союзники по НАТО, оставались такими лакунами, ничем не ограниченными и, тем самым, создавали преимущество США в общем ядерном балансе», — отмечает эксперт.

Помимо этого, Вашингтон настаивает на том, чтобы будущее соглашение учитывало все виды ядерного оружия. Биллингсли подчеркнул, что США при этом не намерены вывозить свое ядерное оружие из Европы, ссылаясь на наличие российского арсенала в Калининграде.

«Нет, этого мы делать не будем. Но мы готовы обсуждать все, о чем Россия хочет с нами говорить. Поэтому мы, безусловно, готовы говорить с Россией о НАТО и о наших гарантиях ядерного сдерживания, данных членам Североатлантического альянса. Но мы не будем вывозить ядерное оружие ни с одного из мест его складирования. И мы не требуем того же от Российской Федерации. Мы не требуем, чтобы российские власти вывели все свое ядерное оружие из Калининграда или сделали что-то подобное», — пояснил он.

Для США вывоз ядерного оружия из Европы представляется невозможным в условиях конфронтации с Россией.

«США хотят иметь контрбаланс в лице своего тактического ядерного оружия в Европе, поэтому они не хотят его вывозить. Они рассматривают вывоз своего тактического ядерного оружия как ослабление ядерного зонтика, как ослабление расширенного ядерного сдерживания, которое они осуществляют в отношении своих союзников, сдерживая Россию. Поэтому сегодня, когда российско-американские, российско-НАТОвские отношения конфронтационные, конечно же, не будет никакого вывода американского тактического ядерного оружия из Европы. Другое дело, что не будет и сокращения российского тактического ядерного оружия, которого бы хотели добиться американцы», — рассуждает Дмитрий Суслов.

Что касается предложения России ограничить потенциал в сфере противоракетной обороны (ПРО), то США заявляют о своей готовности обсуждать этот вопрос, однако никаких ограничений вносить не планируют. И, по мнению эксперта, Вашингтон, настаивая на том, чтобы соглашение учитывало все виды ядерного оружия, при этом не пойдет на рассмотрение вопросов противоракетной обороны.

«Американцы настаивают на том, чтобы устранить дисбаланс в тактическом ядерном оружии. Этот дисбаланс на сегодняшний день складывается в пользу России. В Европе у России в десять раз больше тактического ядерного арсенала, чем у американцев. В целом, у Москвы примерно в четыре раза больше арсенал тактического ядерного оружия, чем у Вашингтона. То есть Россия должна либо в десять раз сократить свой арсенал в одностороннем порядке, либо в четыре раза, — говорит Дмитрий Суслов. —

Но данный дисбаланс тактического ядерного оружия вызван тем, что есть чудовищный дисбаланс в пользу США во всем остальном. В неядерных вооружениях, в высокоточных вооружениях, в противоракетной обороне».

Также Биллингсли подчеркнул, что Вашингтон готов вести переговоры о конверсии своих стратегических систем, но после того, как стороны договорятся о продлении СНВ-3. В противном случае США проведут обратную конверсию вооружений сразу после окончания срока действия договора.

«С учетом всех недостатков ДСНВ мы считаем его невыгодным для США. Он накладывает такие ограничения на Соединенные Штаты, каких не накладывает на Россию. Мы не оспариваем законность того, что делает Россия. Россия — суверенное государство и сама принимает решения, но нас чрезвычайно беспокоит то, что она делает за рамками ДСНВ, в особенности наращивание систем ядерного оружия с малым радиусом действия. У нас возникает вопрос, зачем это нужно. Мы думаем, что со стороны России это пустая трата колоссальных денег в то время, когда у ее правительства есть много иных приоритетов, на которые стоило бы потратить деньги», — заявил Биллингсли.

В целом в вопросе судьбы СНВ-3 наметился прогресс. И это, к слову, может быть связано с приближающимися президентскими выборами в США. Договорившись о продлении договора, Трамп лишит демократов весомого козыря — критики за нежелание вести диалог о контроле над крупнейшими ядерными арсеналами в мире.

Вместе с тем обсуждение главных противоречий все еще впереди.

«По будущему соглашению позиции сторон очень сильно разнятся. Они сблизились по поводу того, что нынешнее соглашение нужно продлевать так, как оно есть, а по поводу будущего соглашения уже мы ведем предварительные консультации, и по поводу этого будущего соглашения разногласия остаются фундаментальными», — резюмирует Суслов.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector