Главная » Регионы » Казань » Забудьте «Ансат»: почему КВЗ не пишет на бортах татарский бренд?

Забудьте «Ансат»: почему КВЗ не пишет на бортах татарский бренд?

С главной гордостью завода происходит что-то странное — ключевой спец уволен, а сам вертолет теперь «в рекламе не нуждается»

Странную особенность заметили корреспонденты «БИЗНЕС Online», побывав на ряде выставок авиационной техники: созданный в Казани вертолет «Ансат» становится как бы безымянным — все реже на нем появляется это название, которое в переводе с татарского означает «легкий». Руководство «Ростеха» и КВЗ не видит проблемы — дескать, «Ансат» он и в Африке «Ансат». Но наши источники полагают, что за этим может быть тонкая и вполне сознательная политика.

Забудьте «Ансат»: почему КВЗ не пишет на бортах татарский бренд?

«Мы не заморачиваемся: «Ансат» он и в Африке «Ансат» 

Еще не истерлись в памяти попытки отбить у КВЗ программу вертолета «Ансат» в пользу подконтрольной гендиректору концерна «Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ) Николаю Колесову компании «Рычаг», как непонятные дела начали происходить с самим брендом «Ансат».

Начнем с авиасалона МАКС-2017. «Путину медицинский „Ансат“ тогда представили как продукт Ростеха — КВЗ даже не упоминался, название вертолета — тоже», — подчеркивает источник «БИЗНЕС Online» в авиастроительной отрасли. Неприятно, но объяснимо: это был «крэтовский» вертолет, на примере которого и намеревались обосновать затею с «Рычагом».

Дальше — интереснее: крупнейший вертолетостроитльный форум HeliRussia-2018 — на стоящей у самого входа в павильон машине нет обозначения. А вот еще круче: первый демонстрационный тур «Ансата» по странам Юго-Восточной Азии (и вообще первый большой заграничный выезд машины), которые с высокой степенью вероятности могут заинтересоваться этим вертолетом — и вновь голый борт. Между тем, на летавшем в паре с ним новейшем Ми-171А2 Улан-Удэнского авиазавода (УУАЗ) обозначение было на месте.

Забудьте «Ансат»: почему КВЗ не пишет на бортах татарский бренд?

И, наконец, недавняя передача Национальной службе санитарной авиации (НССА) первых четырех из 104 заказанных ею «Ансатов». Вновь несведущий в авиации человек не поймет, что на выручку прилетел не кто-нибудь, а «Ансат» — нет названия. А вот на передававшихся параллельно Ми-8АМТ от УУАЗа с брендом все было в порядке. Заметив это, корреспондент «БИЗНЕС Online» обратилась за разъяснениями непосредственно к генеральному директору Ростеха (владеет холдингом «Вертолеты России» — ВР, а значит, и КВЗ) Сергею Чемезову.

Забудьте «Ансат»: почему КВЗ не пишет на бортах татарский бренд?

— Почему нет надписи «Ансат»?

— В следующий раз напишем, — удивился вопросу высокопоставленный чиновник.

Не получилось прояснить ситуацию на том же мероприятии и у управляющего директора КВЗ Юрия Пустовгарова.

— Мы сделали так, как попросил заказчик (отметим, что НССА входит в КРЭТ — авт.), — сообщил он. — И вообще «Ансат» не нуждается в рекламе. «Ансат» он и есть «Ансат», всем понятный. У меня и мысли не возникало, что кто-то, глядя на машину НССА, скажет, что это «Еврокоптер» или «Белл». Мы не заморачиваемся: «Ансат» он и в Африке «Ансат» — вертолет, не нуждающийся, чтобы на нем писали имя. Не вижу проблемы, но вы меня чуть-чуть озадачили.

Забудьте «Ансат»: почему КВЗ не пишет на бортах татарский бренд?

ТАК КАК ЖЕ ПЕРЕВОДИТСЯ «АНСАТ»?

Странная позиция в отношении только начинающего выходить на рынок и, по сути, малознакомого россиянам, а за границей — тем более, вертолета.

«Не представляю, с чем это может быть связано, ведь выгодно рекламировать свой товар, — отметил в беседе с „БИЗНЕС Online“ генеральный директор АО „Казанское авиапредприятие“ (крупнейший в РТ эксплуатант вертолетов, авторизованный сервисный центр Robinson Helicopter Company и Bell Helicopter Textron) Магомед Закаржаев. — Может быть, эксплуатант решил, что люди могут принять название вертолета за название компании: все-таки не индекс типа Ми-8, а целое слово. С другой стороны, на выставке или в демотуре название обязательно должно быть, причем большими буквами. Помню презентацию Bell 429 в США: название было нанесено большими яркими буквами».

Схожее мнение высказал и эксперт-аналитик «Финам» Алексей Калачев: «Безусловно, продвижение новой марки важно для производителя. Логотип завода-изготовителя и наименование нового продукта закрепляют привязку потенциальных покупателей и формируют основы для последующей лояльности потребителей. Особенно важно для продвижения обозначать марку на презентационных мероприятиях. Поэтому трудно понять, зачем было выставлять новый вертолет без названия на борту». Эксперт предположил, что такое решение могло быть обусловлено закрытыми от посторонних лицензионными соглашениями или условиями, выдвинутыми ВР. Мы отправили в холдинг запрос, но ответа не получили.

Возможна версия, что название могло оказаться неблагозвучным на каком-то из языков. «В автомобилестроении подобные казусы происходили, например, с Mitsubishi Pajero, который в Испании продавался под именем Mitsubishi Montero, или Renault Kaptur в России — вместо европейского Renault Captur (злые языки подозревали, что замена произошла из-за возможных ассоциаций со словом „сортир“ — ред), — напомнил Калачев. — А, может быть, по мере роста интереса к новой модели создатели сочли, что „Ансат“ (что в переводе татарского означает „несложный“ или „простой“) — не самое лучшее название для продвижения технологической новинки, и в итоге новые модификации вертолета могут выйти под другими наименованиями».

К слову, человек, придумавший этот бренд, категорически отвергает такой перевод. «Поскольку я местный, хотелось дать вертолету татарское название, но такое чтобы оно не было сложным, многозначным или труднопроизносимым, — рассказал „БИЗНЕС Online“ идеолог создания „Ансата“, до 2007 года — замгендиректора КВЗ Валерий Карташев. — Купил четыре разные редакции татарско-русского словаря, выписал слов десять, но больше всего понравилось „ансат“ — „легкий“. Когда на самом старте проекта к нам приехал Шаймиев и ему сказали, как хотим назвать, он поначалу задумался (слов-то не особо общеупотребительное), а потом воскликнул: „Легкий!“ А откуда пошло „простой“ — не знаю».

«ПОКА В ХОЛДИНГЕ НЫНЕШНЕЕ РУКОВОДСТВО, НА ЗАВОД НЕ ВЕРНУСЬ»

Отметим, что в Татарстане уже была история с «исчезновением» названия широко популярной техники: на военных разработках КАМАЗа перестали писать его название, теперь вместо него просто «К». Автогигант сделал это, чтобы под угрозой санкций дистанцироваться от военки, которую передал своей бывшей «дочке», — «Ремдизелю». А Калачев, между тем, выдал и экзотическую версию исчезновения имени вертолета: «Нельзя исключить, что маркетологи предложили снять название, чтобы вызвать дополнительный интерес прессы. В этом случае ваш вопрос — подтверждение того, что ход удался».

Рискнем предположить, что все проще. То, что происходит в последнее время на КВЗ, дает тому основания. «Какие-то шевеления вокруг КВЗ и „Ансата“ идут, — отметил в беседе с „БИЗНЕС Online“ советник премьер-министра РТ Назир Киреев. — Ведь „Вертолеты России“ даже не захотели выставлять „Ансат“ на HeliRussia-2018 (как было сказано выше, машина там была без названия — авт.), и место для него предоставили „Русские вертолетные системы“. А вот когда он стал единственным гвоздем выставки, из Москвы же пошли указания немедленно довести машину до серийного выпуска. На это требовалось около года, а приказали сделать за несколько месяцев. Этого не произошло, последовали кадровые выводы».

Имеется в виду увольнение в минувшем июне первого замгендиректора КВЗ, опытнейшего и всеми уважаемого  Игоря Бугакова, который с конца 90-х курировал программу «Ансат», а также молодого главного конструктора казанского ОКБ Антона Бушуева. В вину им поставили именно невыполнение указаний ВР о скорейшей модернизации вертолета. Наши источники уверяют, что с Бугаковым все произошло на одном из совещаний, когда он возмутился в ответ на жестко высказанные гендиректором «Вертолетов России» Андреем Богинским обвинения.

«Теперь и вовсе некому выполнять указание о скорейшей модернизации „Ансатов“, ведь Бугаков был генератором идей и фактически главным конструктором, кто бы там ни числился на этой должности, — говорит источник „БИЗНЕС Online“. — Он 90% своего времени отдавал этой машине. Причем, руководство КВЗ, понимая масштаб потери, хотело оставить Бугакова хотя бы советником, но сам Игорь Сергеевич сказал: пока в холдинге нынешнее руководство, на завод не вернусь».

Бугаков занимался «Ансатом» в условиях дефицита средств и главное — людей, у которых есть навыки проектирования. «А тут еще и руководство требует за три месяца результат получить!» — возмущены наши источники. «Ансат», по их мнению, должен пройти тот же путь, что и в свое время легендарный Ми-8, в который на протяжении десятилетий чуть ли не каждый день вносились конструктивные изменения.

Забудьте «Ансат»: почему КВЗ не пишет на бортах татарский бренд?

«ВЕРТОЛЕТЫ РОССИИ» ЧУРАЮТСЯ «АНСАТА»?

Возможно, имя «затирают» и по решению самого КВЗ и, как ни странно, из маркетинговых соображений.

Представленный на HeliRussia-2018 без «опознавательных знаков» и на чужом стенде «Ансат» был макетом нового варианта вертолета. Изменились остекление, топливная система, носовая часть, стабилизатор, медицинский модуль, внешняя светотехника. Добавились лебедка, внешняя подвеска, тросорубы и стеклянная кабина. Пассажирский салон расширен для размещения 8 человек (ранее кабина рассчитывалась на семерых). Масса вертолета снизилась на 90 кг. Это прообраз машины, которую Пустовгаров в беседе с «БИЗНЕС Online» в западном духе назвал «Ансат» Next или «Ансат» New Generation.

Источники утверждают, что решение КВЗ выставить его на главном российском вертолетном форуме вызвало недовольство Богинского. Дескать, покажете улучшенный «Ансат», все его захотят, а старый потом куда девать? Тем не менее, боссов холдинга уломали выставить модернизированный вертолет, но не под названием «Ансат». Наши источники говорят, что вертолет сначала упоминался под индексом RH-3600 (RH — это, видимо, английская аббревиатура названия холдинга — Russian Helicopters, а 3600 — взлетный вес в килограммах), но этот бренд никого не устроил и после долгих боданий машину выставили без всякого названия.

Как утверждают источники нашего издания, возможную смену названия замотивировали таким образом: новый вертолет сильно отличается от стандартной конструкции, поэтому сертификацию изменений можно провести не в виде дополнений к сертификату типа на «Ансат», а как создание на базе «Ансата» совершенно нового вертолета. Однако, как указывают наши собеседники, мотивация слабовата: улучшения «Ансата» не носят принципиального характера и по сути лишь «бантики». Они считают, что КВЗ этот ход понадобился для того, чтобы избежать дальнейших атак Колесова и его «Рычага». Могущественному шефу КРЭТ как бы говорили: хочешь заниматься «Ансатом» — пожалуйста, а мы будем делать новый вертолет с другим названием.

Впрочем, коллизия с «Рычагом», скорее всего, — пройденный этап: как утверждают наши источники, «Ансат» останется на КВЗ и точка — вопрос со сборкой где-то еще снят с повестки дня.

Забудьте «Ансат»: почему КВЗ не пишет на бортах татарский бренд?

«РОСТЕХ УПОРНО ХОЧЕТ ОТОЙТИ ОТ СОЗДАТЕЛЕЙ «АНСАТА»

А может, быть все дело в том, кому достанутся лавры за разработку и запуск в массовую серию «Ансата»? Ведь это единственный реально новый продукт, появившийся у холдинга «Вертолеты России» за 12 лет его существования (а если взять предшественника ВР — «Оборонпром», то и за 17 лет), все остальное — использование советских заделов и разного рода «прорывные» проекты без осязаемого результата.

К тому же в дело вступают корпоративные интересы — надо выполнять указания президента Владимира Путина о наращивании выпуска новой гражданской продукции на предприятиях ОПК. Между тем, многие еще помнят, что «Ансат» это как бы вовсе не Ростех, а плод вертолетного «суверенитета». «Что такое проект „Ансат“? — рассуждает один из наших источников. — Это Лаврентьев (Александр Лаврентьев — генеральный директор КВЗ в 1984–2007 годах — авт.), Карташев, Казань, еще самостоятельный КВЗ. Какое вообще отношение к нему имеет любой из руководителей „Вертолетов России“?»

«Ростех упорно хочет подальше отойти от создателей «Ансата», — отметил в беседе с «БИЗНЕС Online» Карташев. Он обратил внимание на то, что в публичных выступлениях руководство ВР говорит только о конструкторских бюро Миля и Камова, а вот о том, что есть ОКБ Казанского вертолетного завода (13 апреля отметит свое 26-летие), которое тоже имеет сертификат разработчика и сделало этот самый «Ансат» — ни слова.

Источник

Прокрутить до верха
Adblock detector